Главная » труд » О СКРЫТОМ СМЫСЛЕ ЖИЗНИ (труд в будущем). Писарева Е.Ф.

814 просмотров

Часть XXIV. Характер труда в будущем

Создание самого малочисленного трудового союза будет иметь для историка культуры
большую ценность, чем битва при Садовой.
Иоганн Якоби

Доклад госпожи Погосской, изложенный вкратце в предыдущем письме, доступен далеко
не для всех. Большинство, признающее современное положение вещей роковой
неизбежностью всякого человеческого общежития, а людской эгоизм — неизменной
основой человеческой природы, отнесется к мыслям госпожи Погосской как к
бесплодному идеализму.

Но не все думают так. Есть люди — и их будет становиться все больше и больше, —
начинающие выходить из-под гипноза, который возвел слабые стороны развивающегося
человека в неизменный закон его природы, а несовершенство его учреждений — в
“железный закон необходимости”.

Точно так же начинает вызывать сомнение и другое, не менее распространенное общее
мнение, которое утверждает, что характер человека строится не им самим, а
окружающими условиями.

Первый предрассудок служит поддержанию недостойной человека “борьбы за
существование”, а второй загнал нашу мысль в такой безвыходный круг, из которого она
не в состоянии выбраться и до сих пор.

А между тем это вовсе не неизбежный порядок вещей: его поддерживает временное
несовершенство человека и его эгоизм, с которым уже вступило в борьбу его высшее
сознание; точно так же и бессилие человека перед обстоятельствами заменяется каждый
раз активной силой, когда он не хочет более подчиняться им. Мы постоянно видим, как
человек, знающий, что ему нужно, побеждает обстоятельства и приспосабливает их к
своему желанию.

Все, разделяющие вредный предрассудок относительно бессилия людей перед
окружающими условиями, забывают о том, что условия, в которых живут современные
люди, созданы такими же людьми, как и они, только жившими ранее их. А раз они
построены людьми, то люди же и изменят их, как только появится желание создать новые
условия. Весь вопрос лишь в том: когда появится это желание? Большим тормозом для
его появления служит неясность нашего сознания, вечное вращение мысли на
поверхности вещей, непривычка углубляться в источники переживаемых явлений.

В действительности человеческий труд проходил через такие же эволюционные ступени,
как и все в мире. Вначале труд служил для удовлетворения личных потребностей
человека и его семьи. Когда же начались распри и войны, дань побежденного в пользу
победителя создала труд раба, и это положение вещей длилось до тех пор, пока сами
люди не положили ему конец как несправедливости, которую они переросли.
Затем возник продажный труд со всеми признаками обращающегося на рынке товара, и
эту форму труда создали сами люди.

Естественное течение жизни приведет к тому, что и ему будет положен конец как
несправедливости, которую люди перерастут так же, как они переросли рабский труд.
Развитие сознания идет всегда впереди жизненной практики, и уже по тому
направлению, которое принимает мысль лучших людей нашего времени, можно
предвидеть, что грядущая форма человеческого труда будет основана на внутренней
свободе человека и на признании великого культурного значения бескорыстной
взаимопомощи во всех отделах общественной жизни.

Наши мысли в области труда чрезвычайно спутаны вследствие того, что мы возводим
временные явления в закон и судим обо всем по внешним признакам вещей, а не по
истинной их сути. Возьмем пример. Мы постоянно смешиваем богатство с эксплуатацией
и считаем эксплуатацию неизбежной спутницей богатства. Из этого строится неверный
вывод, что стоит лишь упразднить богатых фабрикантов и сделать рабочих хозяевами
фабрики, как зло немедленно устранится. Так думает большинство.

А между тем это — чистейшая иллюзия. Будет ли человек фабрикантом или рабочим,
богатым или бедным, он делается эксплуататором каждый раз, когда стремится заплатить
как можно дешевле за продукты чужого труда. А к этому при современном порядке
вещей стремятся решительно все. Как богач, носящий дорогую одежду, так и бедняк,
принужденный довольствоваться дешевой, — оба становятся в положение
эксплуататоров, когда стремятся заплатить как можно меньше за приготовленную для них
одежду. Ни тот ни другой совсем не желают страдания для портных, но оба одинаково
стремятся удержать для себя как можно больше и отдать им как можно меньше.
Богатство и бедность — признак второстепенный и переходный: сегодняшний богач
может завтра стать бедняком, бедняк может сделаться миллионером: дело не в этом, а в
том неизменном признаке, который лежит в основе всего современного общественного
строя.

Признак этот — личная корысть, которая служит скрытой пружиной для деятельности как
фабрикантов, так и рабочих, как богачей, так и бедняков.

Огромное большинство современных людей работает ради корысти, чтобы приобрести
лично для себя как можно больше предметов, а как эти предметы изготовляются, до этого
ему дела нет. Отсюда — отсутствие любви к своему собственному труду и бездушное
отношение к чужому.

А между тем нелюбимый труд влечет за собой не только падение творчества и оскудение
талантов, но он придает тяжелый характер всей жизни человека. Из нелюбви к тому
труду, который делается человеком, вытекает нелюбовь к самой жизни.

Как для здоровья тела необходим правильный обмен веществ, так и для здоровья
внутреннего человека необходим правильный обмен его душевных сил, свободное
проявление его дарований и способностей. От этого зависит все настроение человека.
Это — азбучная истина, первые слоги в алфавите жизни, а между тем с ними никто не
считается, и результатом является нездоровое настроение, пессимизм, тоска, отсутствие
человеческого достоинства и жизнерадостности, а затем и понижение интереса к самой
жизни.

В такой же степени подрывает саму основу здоровой общественной этики и бездушное
отношение к чужому труду. Отсутствие интереса к счастью ближнего, легкомысленное
равнодушие к благосостоянию тех, которые трудятся над изготовлением предметов,
необходимых для поддержания нашего существования, и есть то зло, которое создало
такие уродливые явления, как “беспощадная борьба за существование” и эксплуатация
одних людей другими.

Рабский труд мы пережили. На смену ему появился капиталистический строй. Но и его мы
уже начинаем перерастать. Лучшие люди вынесли ему смертный приговор как
несправедливому, а современные экономисты стремятся выработать такие
экономические условия, при которых рабочие получали бы для себя самих всю прибыль
от своего труда, то есть работали бы исключительно для себя.

Дальше этого идеала их мечты не идут. А между тем осуществление этой мечты не
устранит корня зла; он будет по-прежнему жить и пускать новые побеги.

Корень — в эгоизме людей, в их корысти, и все, что построено на этом фундаменте, — все
равно, проявляется ли эгоизм единичным человеком или целым классом и даже целым
народом, должно неизбежно вести к несправедливости, а следовательно, и к бедствиям.
И пока мы будем бороться с этим корнем всех человеческих страданий наружными
мерами, меняя формы и учреждения и не изменяя самого человека, до тех пор мы
никакого серьезного изменения в общем благополучии не дождемся.

Измениться должен сам человек, и на это изменение его внутренних свойств, дающих
директивы его поведению, и должно быть обращено внимание всех, кто желает влиять на
строительство жизни.

Д-р Штайнер освещает внутренний закон человеческого труда с точки зрения оккультиста
в таких выражениях: “Благо общества, состоящего из совместно работающих людей, тем
больше, чем меньше каждый работающий претендует на результаты своих собственных
трудов; результаты эти должны отдаваться другим, а потребности самого работающего
удовлетворятся не собственными усилиями, а усилиями других”.

“Этот главный закон действует с такой же математической необходимостью, как любой
естественный закон природы, — говорит д-р Штайнер далее. — В общественной жизни
закон этот должен проявиться в том, чтобы людям удалось создать такие учреждения,
при наличии которых никто не будет претендовать на плоды своей собственной работы;
плоды эти будут идти, по возможности, целиком на пользу всей общины. Сам же
работающий должен поддерживаться работой своих ближних”.

Этим будет положен конец вредной зависимости труда от тех средств, которые
обеспечивают личное благосостояние трудящихся; иными словами, освобожденный труд
приобретет характер бескорыстия, и только благодаря этому изменению мотива
человеческого труда могут коренным образом измениться и все отношения между
людьми.

В сущности, все мы существуем и должны существовать за счет труда своих ближних. Все,
что мы едим, во что одеваемся, дома, в которых живем, и так далее, — все это сделано
трудами других; это вполне естественно и было бы хорошо, если бы только человеческий
эгоизм не внес в общественный труд дурное стремление получить как можно больше для
себя и свалить как можно больше на чужие плечи. Вот это дурное стремление и принесло
бедствия и страдания в человеческое общество.

Всевозможные преобразования и самые искренние усилия реформаторов, как бы они ни
были благородны, останутся тщетными, пока люди не убедятся, что борьба должна быть
направлена не на учреждения, а на человеческий эгоизм.

Нужно воспитать сознание людей так, чтобы изменились самые мотивы человеческой
деятельности. Мотивом должно быть благо всех, а не отдельное благо личности.
Едва ли кто-нибудь станет спорить, что человек есть результат своего сознания; все равно,
будет ли оно выработано самим человеком или привито ему извне, все его проявления
исходят из того, как он смотрит на мир божий. Стоит поставить рядом двух
представителей противоположных общественных взглядов, чтобы убедиться, какую
различную породу людей создает то или другое миросозерцание: в буквальном смысле
все, что достойно и желательно для одного, то недопустимо и ненавистно для другого.
Человек, по существу, не может любить грех. В большинстве случаев он поступает дурно
по неведению; грех начинается только тогда, когда неведение кончается, когда человек
узнал, что можно поступать лучше. На этом основана великая ответственность
интеллигенции; она прежде других осознает, что “можно поступать лучше”, и потому
первая должна отказаться от тех отживающих форм, которые в свое время были уместны,
а теперь становятся грехом, потому что задерживают здоровое развитие жизни.
Ничто не подрывает в такой степени человеческий эгоизм, как сознание единства.
Развивайте в себе и в других это сознание, и оно неизбежно изменит самое настроение
людей; силы и способности начнут развиваться совершенно по другому направлению,
которое естественным образом поведет и к изменению всех общественных учреждений;
последние перестанут быть выразителями корысти и сделаются проводниками
дружественной взаимопомощи и бескорыстного служения.

Что это не утопия, а грядущая действительность, за это говорят начинающие возникать
новейшие формы кооперации.

Потребительские товарищества, разделяющие дивиденды между своими членами по
размеру паев или закупаемого товара, служат той же корысти; но дальнейшее развитие
кооперативных товариществ делает заметный шаг навстречу общественному характеру
труда. Как пример можно привести гамбургское товарищество “Продукцион”, основанное
в 1898 году сознательной группой рабочих. Вначале членов союза было 800, с оборотным
капиталом в 80 000 рублей, а через 10 лет число их возросло до 35 тысяч, с оборотом в 4
миллиона рублей. Союз этот, называющийся “потребительским, строительным и
сберегательным”, поставил своей целью с самого начала не только совместную закупку
предметов потребления, но и их производство и обработку. Отличительная черта этого
кооператива заключается в том, что рабочие не берут себе дивиденда, который
получается с кооперативных имуществ. Дивиденд этот идет на постройку удобных жилищ
и на улучшение всех сторон общественной жизни членов союза1. Они продолжают
получать плату за труд, но все доходы с кооперативного капитала идут на общее
благосостояние: это уже победа над личной корыстью. А так как в результате получилось
возрастание общего довольства, то ничего нет утопичного в надежде, что будет сделан и
второй решительный шаг в пользу освобождения труда от личной корысти.
Шаг этот будет сделан тогда, когда вся плата за труд будет поступать в общую кассу и
затрачиваться на общие нужды членов союза. Выгода такой взаимопомощи до того
очевидна, что, казалось бы, все дело в недомыслии: достаточно глупый эгоизм
превратить в умный и убедить человека в той очевидной истине, что ему самому будет
гораздо лучше, если всем будет хорошо.

Но дело не так просто, как кажется. Человек — существо очень сложное: ум может
подсказывать одно решение, а страсти и желания могут потянуть в другую сторону.
Сознание может стоять за единение, а личный мотив деятельности поведет роковым
образом к разъединению.

Вся история человеческого общежития доказывает, что мало понимать пользу добра,
нужно еще захотеть его.

Мир может двигаться вперед, только когда люди захотят того. А для того чтобы они
захотели, нужен не только умственный рост, который уничтожает недомыслие,
необходима и внутренняя работа, которая меняет мотивы деятельности.

Мотивы деятельности должны перейти из личных в сверхличные: опыт всего
человечества доказал, что только “сверхличное” имеет силу вдохновлять людей, только
сверхличное способно побеждать эгоизм и сплачивать людей не случайной, а прочной
связью, только сверхличное в силах преображать людей в высший тип.

Эта внутренняя работа души, ведущая мысль, чувство и волю к внутреннему единству,
будет завоевывать людей одного за другим; и по мере того как начнут возникать группы
людей, завершивших это внутреннее преображение в себе, начнет осуществляться и
практическая работа преображения всех областей человеческой жизни.

5822038

СОДЕРЖАНИЕ:

От редакции
Введение
Часть І. Мировоззрение Востока и Запада
Часть II. Материализм и идеализм
Часть III. Единство человечества
Часть IV. Идеалы Востока и Запада
Часть V. Путь Выступления и Путь Возврата
Часть VI. Необходимость внутренней культуры
Часть VII. Психология русской души
Часть VIII. Страдание
Часть IX. Вибрации мысли
Часть X. Значение земной жизни для эволюции человека
Часть XI. Влияние космических вибраций
Часть XII. Круговорот жизни
Часть XIII. Эволюция человека
Часть XIV. Совершенствуется ли нравственность?
Часть XV. Внутренний смысл разделения людей на сословия
Часть XVI. Отношение к животным
Часть XVII. Болезни
Часть XVIII. Аскетизм
Часть XIX. Аскетизм монаха и аскетизм оккультиста
Часть XX. Аскетизм йога
Часть XXI. Радость
Часть XXII. Красота
Часть XXIII. Труд
Часть XXIV. Характер труда в будущем
Часть XXV. Самоубийство
Часть XXVI. Любовь между мужчиной и женщиной
Часть XXVII. Человек — малая Вселенная
Часть XXVIII. Исторический процесс
Часть XXIX. Новый Завет: ответственность за наши мысли и чувства
Часть XXX. “Вихрь Бытия”
Часть XXXI. Русская революция
Часть XXXII. Мировая катастрофа
Послесловие

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий