Главная » медицина и здоровье » О СКРЫТОМ СМЫСЛЕ ЖИЗНИ (о болезнях). Писарева Е.Ф.

783 просмотров

2655-93

Часть XVII. Болезни

На земле зарождаются причины всего совершающегося, в астральном мире созревают
последствия этих причин… Последствия эти не исчерпываются теми явлениями, которые
мы можем наблюдать повсеместно вокруг себя; кроме этих видимых последствий,
созревают и другие, невидимые для нас, но тем не менее реальные и полные огромного
значения для ближайшего будущего народов. Они создаются теми бесчисленными
вибрациями ненависти, зависти, страха и отчаяния, которые несутся от смятенного
человечества в астральный мир и порождают там условия, при которых возникают
прототипы всевозможных заразных бацилл. Возникая от столкновения потрясающих
вибраций человеческих злых страстей, этот невидимый посев ожидает только
благоприятных условий, чтобы наброситься на землю и воплотиться в виде чумных,
тифозных, холерных и других бацилл.

Таков истинный круговорот жизни: мирная культурная работа вызывает гармоничные
условия в астральном мире, которые, со своей стороны, отзываются благими
последствиями на земном существовании человека. И наоборот: насилие и злоба
производят страшные пертурбации в астральном мире, а эти последние, в свою очередь,
вызывают всевозможные бедствия на земле.

Приведенный отрывок из “Письма к читателям”, написанный летом 1909 года,
исполняется в наступившем 1911 году с потрясающим реализмом. События на Дальнем
Востоке — как бы страшная иллюстрация к учению теософии.

Пять лет назад поля Маньчжурии были ареной человеческой деятельности, которая по
жестокости и по количеству жертв не имеет себе равной в человеческой истории.
С полями Маньчжурии связаны наши самые страшные воспоминания. У кого из нас не
было друзей, братьев, сыновей или знакомых, оставшихся на этих полях навсегда и
погибавших там при условиях до того жутких по своим страшным подробностям, что они в
свое время терзали нас, как мучительный бред. У кого из нас в те дни не возникало хотя
бы мимолетного сознания того, что зверство уже не под силу современному
человечеству, что утончившиеся человеческие свойства сами восстают против кровавых
боен, вызывая у участников войны потрясение нервной системы до того сильное, что оно
доводит их до потери всякого самообладания, до припадков безумия, до
преждевременного раскрытия перед глубоко потрясенной душою явлений
сверхфизического мира…

Представлял ли себе когда-либо читатель эти поля при ярком солнце, когда оно с
беспощадной отчетливостью освещало бесчисленные трупы с застывшим выражением
ужаса в мертвых глазах и рядом — мучительные подробности предсмертной агонии
умирающих?

Воображал ли он их ночью, при слабом освещении, когда все грубые земные звуки
прекращались и невидимый мир сплетался своими незримыми призраками с
отделившимися душами убитых, придвигался так ощутительно и так жутко к затихшим
полям, что умиравшие должны были приобщиться к его неведомой жизни, еще не
переступив грани, за которой раскрываются потусторонние миры?

Поля эти дымились не от одной пролитой человеческой крови; от них отделялись
невидимые тучи, заряженные страшной силы токами, уносившими в неведомые
пространства вихри злобы, отчаяния и безнадежного ужаса всех этих замученных жертв
человеческого безумия.

Куда же девались эти заряженные тучи? Кто задавал себе этот неизбежный вопрос? Урок
на полях Маньчжурии казался таким огромным и незабвенным, что он должен бы
оставить глубокий след в сознании и совести людей. Где же этот след? Изменилась ли
наша жизнь, повернула ли она на новые пути? Перестал ли над нами витать призрак
войны и обнажилась ли перед сознанием вся беззаконность национального и классового
эгоизма?

События отвечают на это отрицательно. Жизнь продолжает идти по тем же путям, и
последствия пережитого изгладились из сердца и памяти людей; но не изгладились они
из великой памяти природы; в ее незримой лаборатории ничего не пропадает даром, и
то, что представители восточного и западного полушарий засевали пять лет назад на
полях Маньчжурии, всходит страшной жатвой на наших глазах.

Возьмите любой отчет о чуме в Маньчжурии. В “Русских Ведомостях” от 21 января в
письме из Харбина описывается такая картина:

“Вместе с русскими и английскими коллегами посетил Фудзядян, представляющий
царство мертвых. Умирает ежедневно свыше 200 человек. Трупы везде — в фанзах, на
улицах; тут же собаки; пожива принадлежит им. Возле больницы — двор, отгороженный
изгородью в сажень вышиной, доверху набитый трупами… Скорченные трупы
вколачивают в гробы… Целыми часами тянутся вереницы арб с покойниками.

Впечатление, что здесь не хоронят людей, а перевозят туши мороженого мяса. Власти…
начали сжигать: в разведенные костры бросают сотни трупов. В воздухе запах жженого
мяса”.

А вот от 7 февраля: “В Фудзядяне от 40-тысячного населения осталось, благодаря чуме,
тысяч 15… Оживленный китайский городок затих. По улицам бродят одинокие фигуры…
Кое-где валяются еще неубранные трупы. То и дело встречаются двухколесные китайские
арбы с наваленными на них гробами… Гробы эти отвозят за город и оставляют на
открытом месте в поле. Пространство, занятое гробами, тянется по берегу Сунгари и в
сторону от нее версты на четыре”… и так далее, и так далее, все в этом же роде.
Какие же выводы делаются из всех этих вестей с полей Маньчжурии? Мне не попадалось
ничего иного, кроме рассуждений о санитарных мероприятиях, о мерах против
тарбаганов, сведений о черных крысах, о блохах с латинскими названиями каждой
породы, и — ни единого звука об истинной причине страшного бедствия.

Ни слова о том, что мир пожинает результат греховной жестокости людей, последствия
попранных законов, которые не могут быть нарушены безнаказанно, ни слова о том, что
зло должно родить зло и что нельзя, сея ужас и страдание, собирать благоденствие и
радости жизни.

Но, спросят читатели, если чума — последствие человеческих грехов, почему же эти
последствия падают на невинных? Такой вопрос возможен до тех пор, пока мы еще не
сознаем, что человечество едино, пока не знаем, что одна и та же жизнь циркулирует во
всем человечестве, и чем более отравы вливается в его организм, тем более в нем
заболевающих и зараженных частей.

Но отчего заболевают именно эти, а не виновные? Иногда оттого, что они наиболее
невежественны и пассивны, а иногда потому, что их укоренившиеся свойства нуждаются
более всего в потрясениях, в ударах грома. Если мы не признаем случайностей, если
видим не бессмыслицу и хаос в жизни мира, мы должны допустить, что в местах великих
стихийных бедствий воплощаются не совершенные праведники с высоко развитой душой,
а души, нуждающиеся в особенно сильных воздействиях и толчках.

Разбуженное этими толчками сознание пострадавших не умрет, как мы знаем, а будет
снова жить в новом воплощении, но уже не по-прежнему, а умудренное пережитым
опытом.

И в то же время мы можем быть спокойны, что закон кармы безошибочно совершает свое
правосудие и что от него не укроются те, которые были истинными виновниками чумы, те,
кто вызвал эти тучи злобы и страдания, зарядившие астральный мир страшным посевом.
Зараза, вызванная дурными страстями людей, проявляется различными способами: ее
физические последствия падают на самых отставших в смысле внешней культуры; где
царят бедность и теснота, грязь и невежество, там появляются наиболее благоприятные
условия для воплощения заразных разрушителей физического здоровья.

Относительно этих последствий внешняя культура и хорошие гигиенические условия —
самое действенное средство: общее благосостояние и опрятность ограждают людей от
физических последствий человеческих грехов. И можно быть уверенным, что, когда все
люди будут иметь просторные жилища, здоровую пищу и ежедневные ванны, заразные
болезни прекратятся совсем и перейдут в такую же область преданий, как пиры
людоедов.

Но если санитарные меры коснутся только внешней стороны человеческой жизни, а
внутренние свойства человека не изменятся, то зараза будет по-прежнему действовать,
но вызывать она уже будет не физические бедствия, а болезни нравственные.
Разве все учащающиеся самоубийства молодежи, внутренняя неустойчивость,
расшатанность нервной системы и все формы душевных заболеваний не говорят
настойчиво и ярко о том, что зараза разносится не только на почве физической грязи, но и
в невидимой области души, на почве внутренней нечистоты, порождаемой эгоизмом?
В области видимой зараза проявляется повальными болезнями, в невидимой —
нервными расстройствами, тоской, сумасшествием, отвращением к жизни и так далее.
Это — та же чума, но против нее не помогут никакие санитарные меры.

Что же может помочь? Прежде всего широко распространенное сознание единства всех
людей, а затем — ясное понимание того, что взаимодействие между видимой физической
средой и невидимой психической жизнью человечества происходит постоянно и
неуклонно как незыблемый закон природы.

Так же, как один человек не может отгородиться от своего народа и процветать в то
время, как все остальные болеют и страдают, точно так же невозможно установить грани
между физическими и нравственными причинами человеческих страданий. Самые
идеальные санитарные меры не будут действенными, пока каждый будет думать только о
себе и пока право сильного будет в руках эгоистов.

И пищи, и чистого воздуха, и чистой воды, и работоспособности, создающей богатства,
достало бы на всех, если бы не было злоупотреблений, поддерживаемых человеческими
законами.

Чтобы выйти из этого заколдованного круга, нужно признать, что духовная культура так
же не обходима, как и культура материальная. Последняя должна быть делом всего
общества и государства, тогда как нравственная культура — задача индивидуальная.
“Каждый человек поистине сам для себя и путь, и истина, и жизнь” (“Свет на Пути”), и,
прибавлю я, творец своего собственного внутреннего мира.

С внутреннего мира и нужно начинать перестройку и в нем водворять ту правду, без
которой не прекратятся всевозможные бедствия на земле. И не нужно бояться
одиночества, не нужно думать, что усилия единиц ничего не значат в сравнении с жизнью
всех. Закон духовного мира говорит, что бесконечно важнее, чем физические проявления
человека, та внутренняя работа, которая при этом совершается в глубине его души.
Сами действия могут быть незаметны и ничтожны с точки зрения видимости, но та
духовная сила, которую человек развивает, когда остается собранным и строгим к себе
среди общей распущенности, когда сохраняет себя чистым среди нечистоты,
целомудренным среди безнравственности, справедливым среди всеобщего нарушения
правды, бескорыстным среди повальной подкупности, — такая сила превращается в
огромную энергию в тех невидимых мирах, где отражаются последствия всей
человеческой деятельности.

Она очищает и оздоравливает астральный мир. Сила эта, порождаемая любовью к Богу
или Идеалу — что, с высшей точки зрения, одно и то же — или к страдающему миру,
принадлежит уже к очень высокой области духа, а мы знаем, что, чем выше область, тем
могущественнее проявление ее силы.

Происходит это оттого, что духовные силы человека скованы на земле страстями и грубо
материальной средой, которая мешает их свободному проявлению. Но по существу
своему они настолько могущественны, что стоит человеку вступить в серьезную борьбу со
своей низшей природой и заставить замолкнуть резкие и яркие вибрации своих земных
страстей, как он немедленно почувствует всю силу скрытых в нем духовных
возможностей. В действительности силы эти безграничны, и они могут “горы
передвигать”, если поверить в них до конца.

Когда человек вызывает к жизни свои духовные силы любви, проводит их через
сознательную культуру и вносит в свою земную жизнь, он работает не для себя одного, а
для всего мира. Он создает очаг силы, действие которого нельзя измерить видимыми
последствиями. Последствия эти незримы, но они служат для поднятия всего
человечества, они влияют на погашение дурной кармы всего мира.

Чем больше загорится таких очагов духовной силы на земле, тем скорее совершится
переход человечества из мрака к свету. В этом тайна святости и ее могучего влияния на
наш земной мир.

1911 г.

5822038

СОДЕРЖАНИЕ:

От редакции
Введение
Часть І. Мировоззрение Востока и Запада
Часть II. Материализм и идеализм
Часть III. Единство человечества
Часть IV. Идеалы Востока и Запада
Часть V. Путь Выступления и Путь Возврата
Часть VI. Необходимость внутренней культуры
Часть VII. Психология русской души
Часть VIII. Страдание
Часть IX. Вибрации мысли
Часть X. Значение земной жизни для эволюции человека
Часть XI. Влияние космических вибраций
Часть XII. Круговорот жизни
Часть XIII. Эволюция человека
Часть XIV. Совершенствуется ли нравственность?
Часть XV. Внутренний смысл разделения людей на сословия
Часть XVI. Отношение к животным
Часть XVII. Болезни
Часть XVIII. Аскетизм
Часть XIX. Аскетизм монаха и аскетизм оккультиста
Часть XX. Аскетизм йога
Часть XXI. Радость
Часть XXII. Красота
Часть XXIII. Труд
Часть XXIV. Характер труда в будущем
Часть XXV. Самоубийство
Часть XXVI. Любовь между мужчиной и женщиной
Часть XXVII. Человек — малая Вселенная
Часть XXVIII. Исторический процесс
Часть XXIX. Новый Завет: ответственность за наши мысли и чувства
Часть XXX. “Вихрь Бытия”
Часть XXXI. Русская революция
Часть XXXII. Мировая катастрофа
Послесловие

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий