Главная » смена Рас » О СКРЫТОМ СМЫСЛЕ ЖИЗНИ (Мировая катастрофа). Писарева Е.Ф.

813 просмотров

Часть XXXII. Мировая катастрофа

Жизнь есть корень смерти.
Смерть есть корень жизни.
“Зерцало Чистоты”

Когда умирает цветок, человек, эпоха, мировая система, смерть несет в себе всегда семя
новой жизни. Когда умирает старый год, является потребность подвести итоги истекшему,
несущему в себе невидимые очертания будущего. Из подведенных итогов складывается
наш земной опыт, они представляют собой наглядные уроки жизни. Но тот переход от
умирающего прошлого к зарождающемуся будущему, который переживаем мы, до того
выходит из всех обычных норм, в нем все приобретает такие грандиозные размеры, что и
подведение итогов должно захватывать не исторические мгновения, а целые эпохи.
Единственное уподобление, которое мне кажется приложимым к мировой катастрофе,
свершающейся на наших глазах, — это сравнение с пралайей, отделяющей одну
манвантару от другой.

Когда, согласно оккультным учениям, одно воплощение нашей планеты заканчивает свои
задачи, когда все брошенные в нее семена созреют и дадут плоды, тогда наступает
переходный период: все формы разрушаются, возникает кажущийся хаос, плоды
прошедшего и семена будущего смешиваются как бы в огромном мировом котле, и в
этом космическом растворе начинают выкристаллизовываться линии нового творчества.
Это и есть пралайя — переход с одной ступени мировой эволюции на следующую;
умирающая планета, или, вернее, ее временное воплощение переходит в состояние
затемнения, внимание Логоса отвращается от нее. Свет Его разума устремляется на ее
новое воплощение, куда переходят семена всех жизнеспособных плодов прошлого, и под
воздействием этого света она начинает быстро расцветать могучей жизнью. Возникает
новая манвантара.

Такая же пралайя отделяет одну от другой и различные ступени сознания на нашей земле.
Есть в оккультных учениях указание на то, что сознание третьей человеческой расы,
лемурийской, отличалось от сознания атлантов, и его переход на следующую
космическую ступень был отмечен мировой катастрофой вулканического характера.
Переход от сознания атлантов к сознанию ариев проявился великим “потопом” — вся
Атлантида со всею ее пышной, но уже совершившей свою задачу и потому уже ненужной
цивилизацией, погрузилась на дно океана; отобранная группа”людей была переведена на
другой материк (теперешняя Азия), и здесь возникли зачатки нового сознания и новой
культуры, которая на наших глазах дошла до своего апогея и как выполнившая свои
задачи должна быть заменена новым аспектом сознания и новой культурой.

Катастрофа, облегчающая и ускоряющая этот переход, выразилась не вулканическим
извержением и не потопом, а мировой войной, истребляющей мужское население
Европы и разрушающей на наших глазах плоды ее перезрелой и отживающей
цивилизации1. Кто из нас в юности не сожалел о том, что мы живем в такую плоскую
буржуазную эпоху, лишенную высоких подъемов и жутких опасностей, кто не мечтал о
героических временах, когда боги сходили на землю, принося с собой молниеносные
просветы в Вечное? И вот это безопасное, приспособленное к общему эгоизму и, казалось
бы, на долгие времена налаженное наше житие, по велению великой неведомой Воли,
вдруг обрывается, и мы оказываемся лицом к лицу с величайшей героической эпопеей, в
которой все грандиозно, все жутко и сказочно, все говорит одновременно и о смерти и о
возрождении. Кто хотя бы смутно сознает великий смысл переживаемого вселенского
страдания, тот знает, что за темной ночью наступит торжествующий день.

Задача нашей умирающей манвантары состояла в развитии манаса, конкретного разума и
личного начала. Одно и другое находятся в тесной связи: конкретный манас вращается в
области конечного и временного, он служит интересам преходящих форм, и ему нет дела
до вечных ценностей. На отживающей ступени сознания манас, не руководимый
духовным началом, был очень страшным и очень сильным слугой низшей природы
человека, потому что он безмерно усиливал ее значение, он направлял свое тонко
отточенное орудие логики на то, чтобы оправдать все, что приятно для нее, все, что
служит интересам обособленной личности, на то, чтобы обосновать кажущейся правотою
ее эгоизм. Состоя на службе у низшей природы человека, манас ввел и узаконил такой
строй, при котором стало невыносимо жить, который стал гнетом для большинства
людей.

Сам по себе манас — великолепное орудие, и в план эволюции входило его развитие до
совершенства; но это только орудие, и весь вопрос в том, кто и с какой целью пользуется
им.

На отживающей ступени сознания оно было устремлено исключительно на внешние
формы; вся европейская наука могла ответить только на вопрос о том, как совершается
процесс мировой эволюции, но она не могла ответить на вопрос: почему мы живем и
зачем эта жизнь? Ответ на эти вопросы может дать только внутренний человек, то его
сознание, которое имеет дело не с внешними формами, а с заключенной в них жизнью,
не с преходящими и изменчивыми явлениями, а с абсолютными и вечными.

Страшные уроки, которые даются нам мировой катастрофой, выдвигают на первый план
антропологические проблемы самого человека, его внутренний мир, они требуют
преображения обессиленной, полной внутренних противоречий, бьющейся в темноте
человеческой психики; человек только интеллектуальный, без духовных стремлений и без
сознания своей божественности, стоит перед нами, обнаженный от всех прикрас, и не
только человеческая совесть, но и сама текущая действительность произнесла над ним
смертный приговор. Он должен умереть, чтобы из огня очистительного страдания
воскреснуть с новым расширенным и просветленным сознанием. Точно так же должна
умереть и наша односторонняя эгоистическая культура, чтобы дать место новой, более
человечной культуре. И это совершается на наших глазах.

Отличительный признак умирающей европейской общественности — ее “моральность, ее
безнравственность. И это было неизбежно: критерии наших понятий создавались
позитивной наукой, которая наблюдала над внешними явлениями, над эволюцией форм,
а сам человек, его душа, его внутренний мир оставались в темноте, заброшенные и
неведомые. Не зная корней и не улавливая целей жизни, позитивная наука наблюдала
над изменчивостью и неустойчивостью нравственных понятий в процессе их эволюции, и
из этого возникал неизбежный вывод, будто абсолютной истины и абсолютной
нравственности нет, а если нет, то “все позволено”. Религия не приходила на помощь,
потому что ее догматы, необоснованные разумом, требовали слепой веры, а люди уже
выросли из детского возраста. Им говорили о мудрости Творца, о милосердии Бога, а
разум их видел жестокую борьбу за существование во всех царствах природы, и это
явление не было соединено для них никакой приемлемой связью с понятием о
Божественной любви. Зачем смерть? Зачем страдание? Если представить себе Бога на
неизмеримой высоте, а страдающий мир — сиротливо покинутым на проявленном плане
Его же мироздания, то неизбежно возникнет сомнение, а затем и угасание религиозного
чувства. Аморальное сознание распространилось на всю Вселенную. Нет любви —
следовательно, нет и Бога, нет и смысла существования.

Из бездуховной и безлюбовной психики возникла “мораль силы”, которая и завершила
отживающую ступень сознания. Завершившая свою задачу манвантара переходит в
период затемнения. Возникает новая манвантара.

Существует много признаков того, что эта новая ступень будет отмечена религиозным
сознанием, для которого жизнь без Бога и без любви невозможна. Человек, осознавший
Бога в себе, почувствует Его и во всем мироздании; а чувство имманентности Бога, Его
распятие на кресте материи, Его присутствие в страдании каждого живого существа
меняет всю психику человека. Центр внимания переносится с видимостей на самую суть
жизни, которая, несмотря на всех хищников, побеждающих в борьбе за существование, не
может погибнуть никогда.

Осознавая Бога во всем мироздании, мы уже не можем смотреть на мир как на
беспощадную бойню, мы начинаем видеть в нем нечто совсем иное — скорее
“жертвенный алтарь”, на котором преходящие формы возлагаются для того, чтобы все
полнее, все совершеннее и все свободнее могла проявиться торжествующая бессмертная
Жизнь.

В области человеческой нравственности религиозное сознание найдет незыблемую почву
в трех основных положениях теософского гнозиса: в единстве человечества, в
божественности человеческой души и в космическом плане эволюции.

Человечество — единый организм. Отдельные личности — его клетки, и группы этих
клеток — расы, национальности, племена и классы — работают, в сущности, для одной
общей цели, для всестороннего развития всего человеческого организма. Эгоизм, все
равно, будет ли он личный, партийный, национальный или религиозный, который имеет в
виду только себя, который ищет удовлетворения за чужой счет, есть результат неведения
основного единства жизни; и как всякому неведению, и ему настанет конец, и тогда
эгоизм перейдет в высшую форму энергии, которая будет служить не частицам, а целому.
Из глубинного осознанного единства жизни вытекает как неизбежное последствие
моральное сознание ответственности каждого за всех и всех за каждого, необходимость
сотрудничества, взаимопомощи и согласования своих отдельных интересов с интересами
остальных людей.

Уверенность в божественности человеческой души является вторым условием
человеческой нравственности. Без этой уверенности не может быть любви к человеку.
Человек в процессе своей эволюции полон неведения и всевозможных несовершенств;
пока он развивает свои многообразные способности путем опыта, борьбы и страдания, он
бывает очень непривлекателен, он отталкивает от себя своими недостатками и своей
временной уродливостью. За что же любить его?

И мы не любим его, пока оцениваем его только по видимым проявлениям. Любовь
возникает лишь у того, кто в глубине своей собственной души почувствовал Бога; такой
человек не только верит, но и знает, что грех, смерть и страдание касаются только его
низшей, преходящей природы, а не его божественной сути, которая бессмертна,
безгрешна и полна радости.

Узнав эту истину в себе, человек переносит ту же уверенность и на остальных людей и,
несмотря на всю их видимую непривлекательность, начинает любить их за ту
драгоценность, которая невидимо живет в каждом из них.

Наряду с единством жизни и божественностью человеческой души, теософия дает и еще
один ключ к обоснованию нравственности. Она раскрывает космический план эволюции,
она утверждает, что миры возникают и уничтожаются не механически, под импульсом
слепой тяги к проявлению, бесцельно созидаясь и так же бессмысленно разрушаясь; она
утверждает, что существует стройный план эволюции, начертанный Божественным
Разумом, соединяющим все миры беспредельного космоса в одно великое целое, в
котором все мы — стихийно или добровольно — принимаем участие, все мы являемся
сотрудниками Логоса. Такое представление убивает унизительный страх перед
неведомым, оно делает человека участником вселенской жизни и свободным творцом
будущего.

Хотелось бы закончить свою новогоднюю беседу горячим пожеланием того, чтобы мир
перешел как можно скорее из темной пралайи в светлую манвантару и чтобы из хаоса
создающегося выделилась идея братства как тот основной кристалл, по линиям которого
начнут строиться новые формы жизни.

1917 г.

5822038

СОДЕРЖАНИЕ:

От редакции
Введение
Часть І. Мировоззрение Востока и Запада
Часть II. Материализм и идеализм
Часть III. Единство человечества
Часть IV. Идеалы Востока и Запада
Часть V. Путь Выступления и Путь Возврата
Часть VI. Необходимость внутренней культуры
Часть VII. Психология русской души
Часть VIII. Страдание
Часть IX. Вибрации мысли
Часть X. Значение земной жизни для эволюции человека
Часть XI. Влияние космических вибраций
Часть XII. Круговорот жизни
Часть XIII. Эволюция человека
Часть XIV. Совершенствуется ли нравственность?
Часть XV. Внутренний смысл разделения людей на сословия
Часть XVI. Отношение к животным
Часть XVII. Болезни
Часть XVIII. Аскетизм
Часть XIX. Аскетизм монаха и аскетизм оккультиста
Часть XX. Аскетизм йога
Часть XXI. Радость
Часть XXII. Красота
Часть XXIII. Труд
Часть XXIV. Характер труда в будущем
Часть XXV. Самоубийство
Часть XXVI. Любовь между мужчиной и женщиной
Часть XXVII. Человек — малая Вселенная
Часть XXVIII. Исторический процесс
Часть XXIX. Новый Завет: ответственность за наши мысли и чувства
Часть XXX. “Вихрь Бытия”
Часть XXXI. Русская революция
Часть XXXII. Мировая катастрофа
Послесловие

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий