Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ » МОИ УЧИТЕЛЯ. Людмила Андросова (часть 2)

993 просмотров

2733-22

МОИ УЧИТЕЛЯ. Людмила Андросова (часть 1)

В марте 1979 г. в ответ на мое письмо Зинаида Григорьевна пишет: “…С радостью вспоминаем Ваше посещение нашего музея – так отрадно было узнать о Вашей культурной деятельности… Относительно Вашей просьбы получить Знамя Мира доложу на Совете Директоров и сообщу Вам их решение. Также прошу сообщить мне – или это Знамя нужно для Новосибирской галереи или для музея, который строится на Верхнем Уймоне?” и снова мечта посетить Россию: “Очень хотелось бы снова побывать на родине и встретиться с Вами. Пока же шлю всем привет от сердца”.

А 1 мая 1979г Зинаида Григорьевна пишет:

“Получила и с большим интересом прочла Ваше славное письмо от 10 апреля. Познакомилась, благодаря ему, с фактами доныне незнакомыми мне. Очень радует узнать, что у вас при Доме Ученых имеется картинная галерея и в ней находится картина Н.К. “Победа”… Я согласна с Вами, что именно Ваши талантливые ученые должны работать в атмосфере искусства Николая Константиновича. Он всегда писал и говорил о необходимости разрешения многих мировых проблем именно через науку. Также очень прошу сообщить, где именно находится Алтайский музей, в Новосибирске или он будет в Верхнем Уймоне? Очень желательно уточнить эти подробности для нашего Совета Директоров. Вопрос о посылке двух Знамен Мира будет тогда нами решен… То, что Вы пишите о Знамени Мира, очень близко моему сердцу… Не забуду Вашего посещения нашего Музея – хотя оно и было кратким, но дало возможность почувствовать горение к Родине. Обмен между нашими странами есть и будет на почве искусства и красоты”.

А всего лишь через две недели 15 мая 1979 г. Зинаида Григорьевна сообщает:

“Дорогая Людмила Александровна! Пишу кратко. Я передала два флага ЗНАМЕНИ МИРА РЕРИХА нашей председательнице г-же К. Кэмпбел Стиббе. В случае, если она прибудет в Советский Союз, она Вам их перешлет. Если же она посетит Новосибирск, она лично с Вами познакомится и передаст их Вам. Я уверена, что Ваша встреча с нею будет во всех отношениях приятной и укрепит нашу связь с просветительной работой ваших ученых в Академии Наук в Новосибирске. Шлю привет от сердца. Ваша З.Г. Фосдик”.

2733-18

Эту записку в июле 1979 г. передала мне г-жа К. Кэмпбел Стиббе, которая вместе со своим неразлучным другом и соратником Гизелой Ингеборг Фритчи, будучи приглашенными в нашу страну министром Культуры, специально прибыли в Новосибирский Академгородок для передачи Знамен Мира. Достойно глубокого восхищения то, что эти замечательные женщины поразительной духовной и физической красоты, несмотря на уже почтенный возраст с самоотверженностью, достойной лучших традиций семьи Н.К. Рериха, всего на один день прибыли в Академгородок, чтобы осуществить высокую миссию передачи Знамен. Президиумом Сибирского Отделения Академии Наук мне было поручено встретить почетных гостей и провести их прием.

Поскольку Музей Рериха на Алтае только-только начинал строиться и не имел еще официального статуса, я пригласила к нам в Академгородок представителя центрального совета Общества охраны памятников и культурных ценностей Рениту Андреевну Григорьеву. Торжественная передача Знамени Мира проходила в Доме Ученых Академгородка 23 июля 1979 г. Сохранилась стенограмма этого замечательного события. В своем приветственном слове, представив почетных гостей, я отметила особое значение для нас этого визита и закончила его такими словами:

“Дорогие госпожа Кэтрин Кэмпбел и госпожа Гизела Фритчи! Мы восхищены вашей энергией, достойной жизнеутверждающей силы идей Н.К. Рериха, которая проявляется во всей Вашей благородной деятельности и даже в том, что в столь ограниченном по времени визите в нашу страну вы нашли возможность преодолеть три тысячи километров, чтобы подарить один день нам”.

В своем ответном слове госпожа К. Кэмпбел сказала: “Правление музея Рериха в Нью-Йорке просили нас посредством госпожи Зины Фосдик передать это ЗНАМЯ МИРА, исполненное по рисунку Николая Константиновича Рериха. Это Знамя прошу передать Центральному совету охраны памятников специально для Алтайского музея Рериха, который должен быть открыт…

Огромное спасибо вам от всего нашего сердца за ваше тепло, за ваши большие чувства дружбы. Спасибо. И спасибо за то, что такие храбрые люди существуют в Академии, которые восходят и на вершины. И я думаю, что Людмила представляет как раз плеяду храбрых героинь. Спасибо”.

2733-19

К. Кэмпбел Стиббе и Людмила Андросова

Принимая Знамя Мира, Р.А. Григорьева сказала:

“Мне труднее всего, потому что, безусловно, все сейчас очень взволнованы и лучшим выражением наших чувств было бы глубокое молчание. Этот дар, который Вы сейчас сделали, имеет огромное для нас и для очень многих людей значение и исполнено великого смысла…

 2733-20

К. Кэмпбел Стиббе, Р.А. Григорьева и Гизела Ингеборг Фритчи

Я думаю, что это очень знаменательно, что мы собрались сейчас в такой очень небольшой аудитории, но неизвестно, может быть, великие какие-нибудь свершения так вот и происходят, потому что это есть начало какого-то этапа очень большого и самого важного для нас дела, очень важного.

В следующем году мы будем отмечать 600-летие Куликовской битвы, Сейчас уже реставрирован храм Сергия Радонежского на Куликовом поле. Эти дорогие для нас имена переплетаются, завещая нам очень многое и устремляя нас в будущее. Когда мы будем открывать Музей Рериха на Алтае, то это Знамя, уже насыщенное всеми мыслями и устремлениями нашей Родины – Пскова, Новгорода, всех мест, которые так любил Николай Константинович, мы торжественно передадим Музею, и будем очень стараться быть достойными этого Знамени Культуры и Света…”

Случилось так, что ни одна из ведущих организаций Сибирского Отделения Академии Наук не нашла возможным в тот момент принять Знамя Мира. И в этот же день госпожа Кэмпбел вручила Знамя Мира восходителям на вершину Урусвати. От имени восходителей я приняла это Знамя для последующей передачи его сибирским ученым (В настоящее время это Знамя Мира находится в Музее Рериха в Новосибирске. – Л.А.)

2738-11

Людмила Андросова , июль 1979 г.

26 июля 1979 г. госпожа Кэмпбел, сразу по возвращению в Москву, пишет мне замечательное письмо, выражая свое искреннее восхищение, связанное с пребыванием в Сибири:

Другиня милая Людмила,

всего лишь несколько строк, чтобы поблагодарить Вас за ту прекрасную встречу, что Вы организовали для нас – за встречу с многочисленными друзьями Рериха и больше всего – за встречу с Вами.

 

Слова бессильны выразить все то, что означает для нас встреча с Вами и нашими дорогими друзьями. Мы возвращаемся домой с сердцами, наполненными радостью, зная, что есть молодые сотрудники, которые так прекрасно продолжают дело Елены и Николая Рерихов. Мы можем больше не беспокоиться о будущем, ибо оно в руках замечательных молодых сотрудников.

 

Пожалуйста, передайте от нас привет тем, кого мы за неимением времени не смогли отблагодарить за их доброту и подарки, особенно Валентине Новожиловой за прекрасный камень с гравировкой Знамени Мира на нем и альбом фотографий всего того, что сделала группа. Если возможно, вышлите нам, пожалуйста, ее адрес.

 

Знайте, мы возвращаемся с надеждой и радостью в наших сердцах за продолжение работы Рерихов, которую они несли в мир, чтобы помочь человечеству.

Благодарю Вас.

С глубокой признательностью и любовью за все, что Вы сделали. С любовью

Кэтрин Кэмпбелл»

Письмо Кэтрин Кэмпбелл Стиббе 26 июля 1979г

Письмо Кэтрин Кэмпбелл Стиббе 26 июля 1979 г.

А вскоре 5 сентября 1979 г. Зинаида Григорьевна откликается из Америки:

“Мила и я были крайне рады пребыванию наших двух сотрудниц у вас – все это так нужно для продолжения нашей духовной и культурной связи! За последний месяц у нас побывали исключительно советские посетители. По их просьбам мы открывали музей, хотя он закрыт в июле и в августе. Особенно интересным было последнее посещение группы, в которой были В. Севастьянов, известный космонавт, и А. Карпов, чемпион мира, шахматист. Я поразилась их тонкому подходу к искусству и мысли Николая Константиновича. Они долго пробыли в музее, изучая каждую картину… Обнимаю Вас и шлю привет от сердца, к которому присоединяется Мила. Ваша З.Г. Фосдик”.

А 22 октября Зинаида Григорьевна пишет:

“Только недавно повидалась с госпожой К. Стиббе и Гизелой Фритчи. Они нам рассказали о встрече с Вами в Новосибирске и о радости познакомиться с Вами и узнать о многом, касающемся Алтайского музея Н.К. Рериха. Я и Мила были счастливы узнать о Вашей встрече с ними – так укрепляются нити нашей совместной культурной деятельности. Жаль, что они смогли побывать лишь один день в Новосибирске. Примите мою глубокую благодарность за посланную мне Бхагавадгиту – очень ценю этот подарок. Доныне мне не приходилось читать ее в русском переводе, который превосходен. Мила же шлет вам свою искреннюю благодарность за прелестную коробочку художественной работы. Надеемся, что в недалеком будущем вновь встретимся с Вами… Шлю Вам наилучшие пожелания, обнимаю и целую Вас З.Г. Фосдик”.

Тем временем на полном ходу идет подготовка к проведению вторых Рериховских Чтений, посвященных 50-летию института Урусвати. Добились включения конференции в план всесоюзных и утверждения ее Московской Академией Наук, определены темы, определены докладчики. И вдруг гром среди ясного неба – группа А. Н. Дмитриева обратилась в Новосибирский областной Комитет партии с Меморандумом “О проблеме создания культурно-научного центра в рамках идей Н.К. и Е.И. Рерихов (1979 год)”. Документ поступил с грифом “секретно”. Я была ознакомлена с его содержанием через первый отдел. В этом Меморандуме, основываясь на идеях Живой Этики и работе проводимой в Сибирском Отделении Академии Наук, предлагались пути использования наследия семьи Рерихов. В частности речь шла о восстановлении деятельности института Урусвати на Алтае.

В Президиум Сибирского отделения из ЦК прибыла специальная комиссия по расследованию случившегося. Председателем Комиссии был сотрудник ЦК А.К. Романов, – тот самый Арнольд Константинович Романов, что пригласил меня работать в аппарат Президиума много лет назад. В институтах, где работали члены группы Дмитриева, подписавшие Мемораунд, проходили закрытые партийные собрания. Однако подготавливаемая нами конференция Рериховские Чтения не оказалось под угрозой.

Мы продолжали работу по подготовке конференции. И делали то, что могли. Павел Федорович прислал Жене Маточкину по его просьбе три сборника Гималайского научно-исследовательского института Урусвати под редакцией Юрия Николаевича Рериха. И одной из наших задач было ознакомить сотрудников Сибирского отделения с работами института Урусвати. В то время всякое копирование находилось под строжайшим контролем первого отдела, но разрешение удалось получить. Удалось также сделать специальный заказ и получить книги Н.К. Рериха, только что вышедшие тогда из печати – “Письмена”, “Зажигайте Сердца”, “Н.К. Рерих”, а также книгу Бхавад Гита в переводе академика Б. Смирнова. Все эти книги поступили в институты и филиалы Сибирского отделения, а также всем тем, кто был причастен к изучению творческого наследия Рерихов как в нашей стране, так и за рубежом.

Конференция состоялась в октябре 1979 года. Обстановка была очень напряженной. Бесценна была помощь Павла Федоровича Беликова, прилетевшего на конференцию с докладом и пытавшегося разрядить обстановку, созданную Меморандумом.

Зинаида Григорьевна присылает мне свой доклад, посвященный Елене Ивановне Рерих. После редактирования я отправляю его ей и вскоре получаю телеграмму, в которой только одно слово: “acceptable” (приемлемый), таким он и вошел в сборник, вышедший в 1980 г.

17-ого февраля 1981 г. Зинаида Григорьевна сообщает:

“Недавно пришел сборник “Рериховские Чтения”, присланный мне Вами. Я Вам очень благодарна за него и тронута Вашими мыслями обо мне. Сборник крайне интересен по содержанию и участникам его. С удовольствием знакомлюсь со многими статьями в нем, выражающими широко и всесторонне творчество Николая Константиновича и Елены Ивановны. Очень мне понравилась ваша статья, Маточкина и Спириной. Удивилась, увидав и мою статью – не думала, что она будет помещена. Полагаю, что кое-что Вы в ней исправили, за что благодарна Вам. Ведь эти Чтения были посвящены главным образом возникновению Института Урусвати.

В настоящее время я привожу в порядок обширные материалы, имеющиеся у меня об Елене Ивановне за время ее сотрудничества с нами. Оно продолжалось не только в Америке, но и в позднейшие годы, после смерти Николая Константиновича. Думаю написать следующую статью, отмечая ее всеобъемлющие знания и замечательные указания на будущее. Все это может обогатить серьезно устремленную молодежь.

Зная, как Вы заняты, если сможете, напишите мне – восходили ли вы с Вашими сотрудниками на Белуху полюбоваться двумя вершинами – Пик Рериха и Урусвати – дорогими нам всем здесь. Фотографии их в нашем музее вызывают всегда большой интерес… Шлю Вам сердечный привет и пожелания больших достижений в Вашей прекрасной работе. В духе с Вами. З.Г. Фосдик. Передайте мой привет Вашим сотрудникам”.

В одном из своих писем к Зинаиде Григорьевне я прошу ее дать информацию о присланных нам полотнищах Знамени Мира и задаю ей вопрос – были ли присланные нам Знамена в экспедициях Рерихов (или хотя бы одно из них)? И вот на этот конкретный вопрос она отвечает мне 20-ого мая 1980 г.:

“…Теперь относительно создания Пакта и Знамени Мира – идея эта зародилась у Николая Константиновича еще в начале 1900-ых годов. Он тогда путешествовал по многим старинным русским городам, зарисовывал памятники старины, соборы, церкви, городские стены, старинные здания и т.д. Он поднял вопрос об охране этих памятников русской культуры в археологическом обществе, будучи деятельным членом его. Идея встретила полное сочувствие, но не была активно проведена.

По прибытии Николая Константиновича в Америку в 1920-ом году мы под его Руководством начали проводить эту идею широко в печати. Она была встречена с полным сочувствием – около 90 комитетов по Пакту и Знамени Мира начали действовать во многих странах. Сама эмблема Знамени Мира – три сферы в круге (настоящее, прошедшее и будущее в круге Вечности) является старинным знаком, взятым Н.К. для этой цели. Первое Знамя было сшито нашей тогдашней сотрудницей Элен Зайделъ и висит у нас в рамке на стене при входе – посетители часто запрашивают о нем. Последующие Знамена были сделаны на шелку – у вас теперь имеются два из них, привезенные К. Стиббе.

Шлю мысли от сердца от меня и Милы, целую Вас З.Г. Фосдик”.

Это означало, что ни одно из присланных Зинаидой Григорьевной знамен не было в экспедициях Рерихов.

В январе 1981 года Зинаида Григорьевна сообщает об уходе ее любимой сотрудницы Милы:

“Радостно и грустно было мне получить Вашу сердечную весточку и привет к Новому Году. Вспомнилось, когда Вы у нас были пару лет тому назад – Милочка и я радовались вам, приехавшей из любимой Сибири. А теперь ее уже больше нет в наших трудах. Но должна сказать, что она очень страдала и несмотря на все старания, не могла выжить. Не легко мне без любимой сотрудницы и верного друга – мы с ней прожили вместе 41 год. Труд – великий утешитель, работаю больше обыкновенного и благодарю каждый день за все посылаемое мне. Много прекрасного передали мне о Вас Катрин и Инге – буду очень ждать ваш сборник “Рериховские Чтения”. Эти Чтения нас всех связывают вместе и так растет семя дружбы и работы для будущего.

Мечтаю еще когда-нибудь быть у вас – очень надеюсь на эту возможность, когда откроется мемориальный музей имени Николая Константиновича в Верхнем Уймоне… Шлю Вам мысли и пожелания бодрости и здоровья в 1981-ом году. Ваша работа прекрасна и очень ценна. Обнимаю и целую Вас, сердцем с Вами. Зина Фосдик.”

А 17 марта 1981 г. Зинаида Григорьевна вновь вспоминает о нашей встрече и рассказывает о своей работе в Музее:

“Ваше письмо от 24-ого февраля пришло и очень тронуло меня – спасибо за Ваши мысли, слова от сердца. Когда приходит нежданное горе, друзья приносят не только утешение, но и укрепление на будущее. И я вспоминаю Ваше посещение нашего Музея и нашу радость в беседе с Вами. Вести о Родине, о глубоком почитании у Вас искусства и культуры были очень нам дороги. Не хотелось вас отпускать, но все больше и больше знать о чудесном Алтае, о незабываемой Белухе и о вашей работе в Академии Наук, которая широко известна.

Я давно уже мечтала с Милочкой вновь посетить ваш замечательный край. Теперь многое изменилось, и мне придется когда-то приехать самой … Очень дорог мне Алтай и воспоминания, связанные с ним, с моим участием в Рериховской Средне-Азиатской экспедиции в то время.

Сборник “Рериховские Чтения” я получила и очень вам благодарна за него. С удовольствием читала Вашу статью – она превосходна во всех отношениях. Вы цитируете многие слова и мысли Николая Константиновича, дорогие нам всем здесь и знаменательно кончаете “о возможности беспредельного познавания и духовного восхождения и совершенствования в трудах каждого дня…”. В Ваших словах чувствуется полностью дух Николая Константиновича. Многие другие статьи также дают прекрасный подход к изучению творчества и философии Николая Константиновича. Все это очень дорого и близко нам и нашим сотрудникам. Этот Сборник показывается мною всем нашим русским посетителям.

Удивительно строится дружба! Только русские понимают значение истинной дружбы – я пришла к этому убеждению после многих лет пребывания здесь…

Работа наша очень усилилась – Рерих, его искусство и философия проникают в культурные слои общества. Учащаяся молодежь всех возрастов, художники, ученые – наши постоянные посетители. Как этого желали Николай Константинович и Елена Ивановна, русская культура вливается в культуру Америки. Поэтому радостно сеять “разумное, доброе, вечное”… Наш Музей идет по пути, указанному нам нашими любимыми Учителями. Будущее всего мира зиждется на охране Культуры и мира. Обнимаю и целую вас. З.Г. Фосдик”.

В письме от 8 мая 1981 г. Зинаида Григорьевна подчеркивает важность международного сотрудничества и взаимного уважения:

“Очень была тронута Вашим сердечным письмом от 17-ого апреля и в особенности Вашими словами о помощи в совместном труде. И это может оказаться возможным в будущем! Я твердо верю в него, работаю и прилагаю усилия для такого осуществления. Что может быть важнее охраны мировой культуры! Ведь нужно уважать талант и особые качества каждого народа. Человечество должно постоянно стремиться к этому. Идя к этому сознательно, мы можем устранить многие проблемы нашего времени.

Как Николай Константинович направлял свой огромный опыт к этому заданию, так и мы следуем его заветам. Горячо любя нашу родину, мы уважаем особенности других народностей. Наш Музей очень служит этому. Привлекая посетителей из многих стран, наши контакты ширятся, и мы находим общий язык. Главным стимулом является красота – великое искусство Николая Константиновича. К красоте, как мы знаем, ведет действие, и третьим звеном является любовь. Конечно, не мыслимо приобщить человеческое сознание сразу к этой троице, можно лишь бросить зерна на благую почву. Так мы и действуем.

Подходят молодые, новые, выказывая проблески нового мышления… Очень хочется быть в 82-ом году на рериховских чтениях у вас, повидаться с Вами и подышать воздухом любимого Новосибирска. Буду цементировать пространство!

Обнимаю Вас и крепко целую. Идите, как всегда, по пути Света. Любящая вас З.Г. Фосдик.”

А узнав об ожидаемом рождении ребенка, она пишет мне летом 1981 г. слова, полные заботой и внимания:

“Мне написала одна из наших общих корреспонденток о том, что Вы ожидаете “нового” члена семьи. Если это так, шлю Вам мысли радости. Берегите себя и не взбирайтесь временно на Белуху… Знаю, что Вы полны бодрости и энергии, но беречься надо.

Очень бы хотелось вновь увидеться с Вами и поговорить о светлом будущем – оно указано. У нас все хорошо, работа идет, все время увеличиваясь, чему мы очень радуемся. Творчество Николая Константиновича притягивает новые сердца и его мысли насыщают многих. Если смогу, – приеду на будущие Рериховские Чтения.

Обнимаю и целую Вас. В духе с Вами. З.Г. Фосдик.”

И чуть позднее: “Поздравляю вас с рождением дочери – Василисы Прекрасной – уверена, что она такой и будет… Шлю Вам мысли от сердца, обнимаю вас и Ваших девочек – и большую, и маленькую…”

А в это время мы начинаем организационную работу по подготовке третьих Рериховских Чтений, которые планируем провести в Бурятии и посвятить 80-летию со дня рождения Юрия Рериха. И опять, казалось бы неожиданная случайность, – именно в этот момент мне в аппарате Президиума поручают вести работу по планированию и организации конференций всего нашего Отделения. Оказалось, что к этому времени проведение нашей конференции запланировано нашими московскими коллегами на региональном уровне, т.е. на уровне местного значения. Вмешиваюсь, разъясняю, доказываю, убеждаю и, в конце концов, удается утвердить третьи Рериховские Чтения как всесоюзные, а значит, можно будет издать сборник трудов конференции.

18 августа 1981 г. в честь наступающего юбилея Юрия Рериха тройка восходителей из Новосибирского Академгородка под руководством Жени Маточкина взошли на безымянную вершину между пиками Урусвати и пиком Рериха и назвали ее “Пиком Юрия Рериха”. Путь восхождения начинался со стороны Кучерлинского озера от памятного знака Знамени Мира, нарисованного мною на скале. Далее через перевал и вершину Урусвати по острому волнообразному гребню с узкой снежной тропой, обрывающейся в обе стороны крутыми сбросами. Вершинный взлет пика Юрия Рериха скальный. На вершине была оставлена фотография Ю.Н. Рериха.

2733-23

Вид на вершины семьи Рерихов с Ак-Кнмского ледника.

Пик Юрия Рериха между вершиной Урусвати (с нее спускается ледник) и пиком Рериха.

Следом за пиком Рериха пик Святослава Рериха. Фото В.Волкова.

В письме от 19 мая 1982 г. Зинаида Григорьевна в ответ на сообщение о намечаемой к проведению в Улан-Уде конференции и восхождении на пик Юрия Рериха вновь говорит о своей мечте приехать на Алтай:

“Очень обрадовалась вашему письму от 28-ого апреля и оценила Ваши мысли о всех тружениках, работающих для общего блага нашей Земли. Делюсь с Вами также и мыслями о других планетах и их жителях, которые, безусловно, должны там существовать. Не может же быть во всем Космосе лишь одна наша Земля! Уже поступают время от времени сведения о других планетах и их обитаемости – пошлем и мы им привет…

Посещаемость нашего Музея почитателями искусства Рериха необычайно выросла – мы начинаем удивляться этому явлению. Посетители прибывают с разных стран Европы и Азии… Благодарю за сообщение о конференции, которая состоится в сентябре 1982-ого года. Вероятно, она также будет посвящена памяти Юрия Николаевича Рериха. У меня сохранились самые светлые воспоминания о нем – выдающемся ученом и прекрасном человеке. Все еще мечтаю о возможности приезда на Алтай, когда там откроется Музей имени Н.К. Рериха. Шлю Вам радость духа и лучшие мысли в Вашей плодотворной работе, а также бодрости и здоровья Вам и сотрудникам Вашим. Обнимаю и целую Вас.

З.Г. Фосдик”.

Получив мое письмо с поздравлением с женским днем 8-ого марта и с сообщением о Рериховских Чтениях в Улан-Уде, посвященных памяти Юрия Николаевича Рериха, Зинаида Григорьевна пишет 22 марта1983 г.:

“День 8-ого Марта мне очень близок - он подчеркивает эпоху женщины, о которой много знают на Востоке. Женщины занимают ответственные должности во многих странах! Не могу понять, почему этот день не празднуется здесь! Все же должна сказать, что культурными учреждениями здесь ведают в большинстве женщины.

Пришлите Вашу карточку с Василисой - Вас я помню, Вашу устремленность и прекрасное лицо! Побывали ли вы этим летом на Белухе? Благодарю Вас за присланную газетную заметку о Рериховских Чтениях в Бурятии – хороший, ясный доклад. Имеются ли у вас легенды о Беловодье?

Обнимаю и целую Вас и Ваших детей. В духе с Вами. З.Г. Фосдик”

В апреле 1983 г. я пишу Зинаиде Григорьевне о планах нового восхождения на Алтае – на новый безымянный пик, который стоит в одном горном массиве у северной стены Белухи, завершая комплекс вершин, посвященных Елене Ивановне, Николаю Константиновичу и Юрию Николаевичу Рерихам. Этот безымянный пик по предложению Евгения Маточкина будет называться пиком Святослава Рериха, это самый северный из пиков семьи Рерихов.

Мы готовим это восхождение вместе с Женей Маточкиным. Восхождение планируется международной группой молодых ученых из Чехословакии и Института гидродинамики Сибирского отделения Академии Наук. Научное сотрудничество и совместное восхождение сибирских и чешских ученых – достойный пример единения наших народов на основе международного языка Знания и Красоты, о котором мечтал и к воплощению которого призывал Николай Константинович Рерих.

Перед самым восхождением мы побывали в Новосибирской картинной галерее, где наши гости из Чехословакии воочию увидели картины Рерихов – Николая и Святослава, взглянули их глазами на красоту и величие гор, прикоснулись к их внутреннему духовному миру.

Мы вручаем восходителям записку-посвящение и репродукцию картины Святослава Рериха “Ты не должен видеть этого пламени”, чтобы оставить их на новой вершине. Обо всем этом я рассказываю в письмах Зинаиде Григорьевне, делюсь с нею радостью предстоящего восхождения, а также радостью встреч со Святославом Рерихом и перепиской с ним.

2733-24

“Ты не должен видеть этого пламени” 1968 г.

Незадолго перед самым восхождением на пик Святослава Рериха в апреле 1983 г. Я получила от Святослава Николаевича сразу два письма. Я прочла их ребятам. Слова Святослава Рериха обращены ко всем нам. Они о самом главном в жизни.

“Дорогая Людмила Александровна,

Ваше письмо меня очень обрадовало, как всегда бывает, когда приходит весть от близкого человека. Спасибо вам за все добрые мысли и вырезку “Рериховских Чтений”.

Пусть все растет и ширится значение Николая Константиновича, Елены Ивановны и Юрия Николаевича. Пусть все так обильно посеянное семя всходит, где только возможно. Будем строить Жизнь Новыми путями, помня всегда, что мысли наши творят чудеса, что это мощная энергия, которая может все изменить и направить нас по новым руслам. Каждые семь лет все клетки нашего тела меняются. Пять лет нужно на развитие новых нервных путей-центров.

Препятствия в жизни – это необходимые условия для нашего роста. Есть статья Николая Константиновича “Благословенны препятствия” и действительно это так! Поэтому будем стремиться к Прекрасному во всех своих проявлениях, будем искать новые подходы и решения, и жизнь сама нам поможет и подскажет правильные Пути. Будем всегда помнить, что мы не одни, что много невидимых нитей связывают нас с Высшим Миром. Так будем же стремиться и мы подымемся над всеми препятствиями окрепшими с новыми крыльями духовных решений!

Всего Вам светлого. Обнимаю.

Ваш Святослав Рерих”.

И второе письмо:

“Дорогая Людмила Александровна,

я был рад увидеть Ваше письмо на английском языке, поскольку мои секретари не знают русского и я вынужден диктовать им по-английски, но я надеюсь, что Вы сможете прочитать его. Я уже написал Вам немного по-русски о том, что мне известно как путь по направлению к прогрессу. Нелегко изменить себя, свою систему взглядов, но это возможно, и это – самый практический путь построения нашей жизни.

Каждое восхождение всегда трудно, но в то же самое время оно и наиболее воздающее. Всегда помните, что наша жизнь должна быть постоянным устремлением к тому, что над нами, к тому, что сияет нам из глубин бесконечности. Как Вы хорошо знаете, жизнь полна проблем, полна трудностей, которые существуют для того, чтобы мы их преодолевали, и в процессе этого преодоления мы становимся сильнее, мы строим наш характер и мы подготавливаем себя к великому будущему.

Это трудно – пытаться сочетать два устремления, одно – к величайшим духовным контактам, а другое – построить лучшую жизнь на этой земле. Оба эти устремления необходимы и оба могут быть воплощены в жизнь, если в сердце своем мы несем твердое убеждение в том, что цель нашей жизни – саморазвитие, самоулучшение, самосовершенствование, и, с другой стороны, стараться создать самые лучшие обстоятельства, которые окружают нас, для того чтобы обеспечить лучшее будущее для наших детей и более легкую жизнь для нас самих. Я знаю, я убежден, что Вы сможете сочетать эти два направления нашей жизни и Вы сможете преуспеть в построении замечательного нового царства для себя и тех, кого Вы любите.

Чувствуйте счастье, что Вам дана великая возможность следовать по пути, который ведет к Завершению. Мы надеемся приехать снова где-то осенью и мы также надеемся иметь радость увидеться с Вами. Для меня это великая радость видеть Вас, говорить с Вами и укреплять узы нашей дружбы.

Всего Вам светлого и радостного. Я буду всегда счастлив иметь Ваши Весточки.

Святослав Рерих”

С той поры прошло уже много лет, но я до сих пор не знаю, удалось ли мне сочетать эти два устремления. Святослав Рерих помог мне понять что толь одна любовь всесильна, и что помочь я могу только тем кого люблю. Его вера в меня, в мои силы, его убежденность в том, что я смогу это сделать, помогала мне на всех путях моей жизни и капля за каплей наполняла мое сердце любовью к людям.

Восхождение совершилось в июне 1983 года международной группой под руководством Иржи Пржидалы (Чехия) и Владимира Юдина. На вершине Святослава Рериха хранятся репродукция с его картины “Ты не должен видеть этого пламени” и записка – посвящение:

“Мы, восходители советско-чехословацкой группы молодых ученых, называем эту вершину пиком Святослава Рериха в честь его наступающего 80-летия. Этот пик завершает массив вершин, посвященный членам широко известной во всем мире семьи Рерихов – Елене Ивановне, Николаю Константиновичу и Юрию Рерихам.

Как в жизни шли они рядом, устремленные к новым высотам духовного совершенствования, поддерживая, направляя и дополняя друг друга, внося достойный вклад в мировую сокровищницу каждый в своей индивидуальной области Науки, Культуры и Искусства, олицетворяя их синтез, – так и эти четыре рядом расположенные вершины гармонично сливаются в единый ансамбль, ведущий к сверкающим высотам легендарной Белухи.

Святослав Рерих – выдающийся художник современности, гуманист и общественный деятель, патриот индийско-советской дружбы, активно борющийся своим искусством за утверждение гуманизма, красоты и мира. Мы оставляем здесь репродукцию с его картины “Ты не должен видеть этого пламени” как призыв к объединению людей планеты против угрозы разрушительной войны”.

По возвращению на родину в Чехию Иржи Пржидалы писал мне:

“Книгу, которую ты дала нам о Рерихе, я прочитал. Мы много о ней говорили. В нашей научной библиотеке в Градце Кралове я получил еще другую интересную книгу “Зажигайте сердца”, которая содержит много мыслей Н.К. Рериха. Теперь я узнал, какой великой личностью был Н.К. Рерих… Мы счастливы и гордимся тем, что нам выпала высокая честь завершить историю пиков, связанную с великими именами Рерихов на Алтае. Мы счастливы также, что могли по мере сил способствовать претворению в жизнь заветов Рериха о возвышении культуры духа, служении свету. Мы гордимся тем, что вложили свою крупицу в общее дело единения двух братских народов вокруг Знамени мира, поднятого Николаем Константиновичем”.

Написанная мною в соавторстве с Иржи статья “Знамя Мира над Алтаем” была опубликована в сборнике Рериховские Чтения 1983 г. У себя в Чехии Иржи переводит статью на родной язык, дополняет ее прекрасными фотографиями и публикует статью в местной прессе. Вместе с этой статьей он высылает мне (в счет гонорара, как он написал) прекрасной работы вазу из чешского цветного стекла в виде полураскрывшегося тюльпана – я храню ее до сих пор.

Через два месяца после этого восхождения 14 августа 1983 года в канун дня независимости Индии мы поднялись на пик Святослава Рериха. Нас было трое: Женя Маточкин (руководитель), Людмила Андросова и Валерий Тельнов. Этим восхождением был полностью разведан и окончательно завершен путь к вершинам семьи Рерихов на Алтае. Как в жизни шли они рядом, так и эти 4 рядом расположенные вершины гармонично сливаются в единый ансамбль, ведущий к сверкающим высотам легендарной Белухи.

Путь на вершину Святослава Рериха проходил сначала через ступени ледника Западный, а затем по снежно-ледовому плато у подножия пиков Святослава и Николая Рерихов к предвершинному взлету – скалам из “живых камней”, вплавленных в ледяную броню. Слева – несколько сот метров вертикальной скалы, справа – крутой склон ледника.

2738-12

На вершине Святослава Рериха, Фото В. Тельнова

Людмила Андросова и Евгений Маточкин (в руке записка-посвящение)

И вот передо мной последнее письмо Зинаиды Григорьевны, написанное ею 30-ого июня 1983 года за две недели до ухода из жизни. В нем она пишет:

“…Когда будете на Белухе, поклонитесь ей от меня! Вспоминаю с радостью время, проведенное вблизи этой чудесной горы с Е.И. и Н.К. Рерихами. Обнимаю и целую Вас, сердцем с Вами. З.Г. Фосдик”.

Это письмо я получила за несколько дней до нашего восхождения на Алтае. Мы уже знали об ее уходе. И тогда я сказала себе: “Я обещаю, я клянусь. Я выполню Вашу просьбу, Зинаида Григорьевна”. И я выполнила свое обещание. Мы не только поклонились от ее имени Белухе, но и посвятили памяти Зинаиды Григорьевны одну из вершин Алтая у самой Белухи, так ею любимой.

17 августа 1983 г. в непосредственной близости от Белухи было одновременно совершено два первовосхождения – на вершину Сердце, посвященную З.Г. Фосдик и на пик Беликова. На вершину Сердце поднялись В. Якубовский (руководитель), Людмила Андросова и Наталья Саватеева. На пик Беликова поднялись Андрей Морозов (руководитель) и Евгений Маточкин. Через три дня 21 августа было совершено еще одно первовосхождение на вершину Учитель: А. Морозов (руководитель) и Е. Маточкин. Выбор вершин и предложение назвать их именами Сердце, Беликова и Учитель принадлежит Евгению Маточкину.

2733-25

Слева направо: Андрей Морозов, Евгений Маточкин, Людмила Андросова и Валерий Тельнов, 1983 год.

 

Валерий Тельнов, Людмила Андросова и Евгений Маточкин , август 1983г.

Валерий Тельнов, Людмила Андросова и
Евгений Маточкин , август 1983г.

Вершина Зинаиды Григорьевны Фосдик находится у северной стены Белухи у самой вершины Урусвати. По форме она очень напоминает сердце. Мы так и назвали ее – “Сердце”. В записке – посвящении, оставленной на вершине, говорится:

“Мы, группа восходителей, называем эту вершину “Сердце”. По форме напоминая сердце, она находится в сердце Алтая под покровом его легендарной Белухи вблизи массива пиков семьи Рерихов.

Сердце – основа духовности и духовной культуры, и именно его значение подчеркивали Рерихи в своих трудах. Одно из произведений Елены Ивановны, раскрывающее путь Света, путь Познания, путь Красоты, так и называется “Сердце”.

Мы посвящаем эту вершину памяти Зинаиды Григорьевны Фосдик, бывшей вице-президентом Музея Рериха в Нью-Йорке, верной соратнице Рерихов. З.Г. Фосдик была вместе с Рерихами на Алтае в 1926 году.

Мы посвящаем эту вершину также людям, несущим свет в своем сердце – людям, посвятившим и посвящающим свою жизнь служению Свету, Красоте и Истине.

“Зорко одно лишь сердце, – самого главного глазами не увидишь”, – сказал Антуан де Сент Экзюпери. И как символ горящего сердца Данко, эта вершина будет напоминать людям о стремлении к Свободе, к Свету.”

Так была отмечена память выдающейся женщины нашего времени, верного соратника и друга семьи Рерихов, их верного и надежного стража – Зинаиды Григорьевны Фосдик.

2733-26

Вершина Сердце.

О ком я думала, когда писала строки посвящения вершины также людям, несущим свет в своем сердце? Прежде всего, я думала о своей матери Анастасии Ильиничны Феофановой, любовь которой охраняла и оберегала меня на всех путях моих восхождений, о ее пламенном сердце. Передо мной вставал также образ двух удивительных женщин, соратниках семьи Рерихов – Кэтрин Кэмпбел и Гизелы Фритчи, которые подарили мне свою любовь; образ Рениты Андреевны Григорьевой, передававшей мне сокровенные знания.

Во время подъема на вершину Беликова было видно, как наша группа поднимается по скально-ледовому взлету на вершину Сердце. На вершине Беликова была оставлена фотография Павла Федоровича и записка с посвящением:

“Мы, восходители, посвящаем эту вершину Павлу Федоровичу Беликову – большому другу Сибири, человеку пламенного сердца. Его самоотверженная работа по изучению и пропаганде наследия семьи Рерихов стала проводником по пути служения Свету. Его вершина как маяк стоит перед массивом пиков семьи Рерихов”.

В заключение моей статьи мне хочется привести письмо – обращение Святослава Рериха ко всем восходителям на вершины Рерихов (декабрь 1983):

“Дорогой Друг – Людмила Александровна!

Спасибо Вам большое за Ваши письма и весточки. Ваши письма всегда очень радуют, и я всегда надеюсь на скорую встречу. Я думаю, что она состоится в марте месяце, когда мы собираемся посетить Союз.

Очень прошу Вас передать всем участникам экспедиции на вершины Алтая мою глубокую благодарность. Скажите им всем, что меня глубоко тронула их мысль назвать эти вершины Алтая именами нашей семьи. Лучшего памятника не может быть. И я приношу мою сердечную благодарность всем участникам восхождения на эти прекрасные вершины и буду надеяться на возможную встречу с ними в будущем.

Хотя я Вам и не писал многие месяцы, но постоянно думал о Вас и о Вашем прекрасном отношении к нашей семье.

Напишите мне о Ваших планах, будем надеяться в марте месяце мы встретимся в Москве.

Крепко Вас обнимаю и шлю Вам мои самые лучшие мысли и пожелания к праздникам и новому году.

Всего Вам светлого. Берегите себя. Сердечный привет всем друзьям.

Всегда Ваш Святослав Рерих“.

* * *

И если судьба определила мне быть сейчас в Канаде, я спрашиваю себя – зачем?

И ищу ответ – и в рокоте океанского прибоя, и в криках чаек и альбатросов, и в шелесте листьев на ветру… Cоленые брызги падают мне на лицо… Жгучие капли … Что это? Глотаю… Ветер ласкает пряди волос… Зинаида Григорьевна писала « … Только русские понимают значение истинной дружбы – я пришла к этому убеждению после многих лет пребывания здесь…» О, как понимаю я это сейчас! и как не хватает мне здесь простого человеческого общения, общения с вами, дорогие друзья…

2732-4

Людмила Андросова. Канада. 2016 год

 

*Дневниковые записи, оригиналы писем Святослава Рериха, Зинаиды Григорьевны Фосдик, Павла Федоровича Беликова, Кэтрин Кэмпбел Стиббе, Иржи Пржидалы хранятся в Музее-Институте семьи Рерихов в Санкт-Петербурге

 

Людмила Александровна Андросова

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий