Главная » БЫТЬ ПОЛЕЗНЫМ ЛЮДЯМ, Живую Этику - в жизнь » Цикл коротких рассказов. Из жизни участников рериховского движения (1). Вл.Чернявский

48 просмотров

Когда сочувственно на наше слово
Одна душа отозвалась –
Не нужно нам возмездия иного,
Довольно с нас, довольно с нас…

Ф. Тютчев

Однажды великолепный Аркадий, руководитель нашего кружка любителей поэзии, задал общий для всех членов кружка вопрос о самом любимом поэте. Я очень обеспокоено и напряженно задумался, стараясь честно и квалифицированно ответить, пока очередь по цепочке двигалась ко мне. Увы! Очередь подошла, а скорее подбежала раньше созревания этого самого ответа и я уже не столь честно, но мужественно «намямлил» нечто нескладно-заурядное. Дескать, очень люблю многих, а кого больше всех — !? В дальнейшем, конечно, на свежую и уравновешенную голову и совершенно честно я определился на нем, на вошедшем в сердце Федоре Тютчеве. Это я оповещаю для того, чтобы возможный читатель вместе со мною понял, какая скромная задача стоит перед нами, перед нашей компанией из двух жаждущих духовной пищи. Да действительно это так и есть: именно отзвука на последующие реально происходившие фрагменты жизни, которые в различной степени повлияли на наш духовный путь, нам и требуется. Не имея никакого представления о технологии и средствах отображения явлений и событий в современной прозе, я все-таки беру на себя ответственность выступить в этой роли, так как оглашаемая информация не должна бездарно исчезнуть в бурном потоке событий нашей невиданной Эпохи. Почему? А потому, что эта информация есть горький, но ценнейший, реальный опыт деятельности Рериховских организаций, на которых лежит ответственность по реализации процесса смещения пятой расы на шестую. Это смещение будет произведено усилиями человечества пятой Расы, и потому, что если мы и есть то человечество, которое будет трудиться в этой «лаборатории», то весьма целесообразно знать своих единомышленников и сотрудников «в лицо» особенно в части неожиданных сюрпризов. Да и простая бдительность никогда не бывает лишней. И тот опыт, который приобретается всеми ныне воплощенными обитателями планеты (они же – пятая раса в своем большинстве), дает возможность выполнить свое космическое задание. Для этого Великие Учителя вооружили нас соответствующим требованию момента Учением по имени Живая Этика, назначили конкретных исполнителей получения и распространения Учения в лице членов великой семьи Рерихов. Они (четыре Архангела) свое задание выполнили, и вот передо мною на простой книжной полке стоят, как простые книжки, эти драгоценные тома. Это и есть счастье.

Сначала немного о себе. Тоже кратко и предельно честно, потому что надо иметь право на суждение, но и дать такое же равное право читателю для оценки и выбора. И если это чудо ( …Одна душа отозвалась) произойдет, мы оба станем немножко счастливее.

Как же нелегка учеба в проявленном Мире, как малы уловы «Жемчуга исканий», как много раз надо нырять и возвращаться с пустыми руками. Но как радостно делиться весомой добычей с единомышленниками, соратниками, друзьями! Вот этот скромный улов, вот этот жемчуг, а вот и я – нескромный и даже не до конца уверенный в ценности и действенности предлагаемого опыта жизни, добытого в период вмещения Живой Этики с 55-ти до 80 лет.

Я нисколько не сомневаюсь в большой личной пользе от этой работы, во-первых потому, что наравне с возможным читателем повторяю этот полезнейший опыт; во-вторых, потому, что все Великие Мудрецы в разных по форме, но одинаковых по содержанию выражениях советовали своим ученикам не пропускать ни одного жизненного события, которое происходит в нашем присутствии, но извлекать из него полновесный опыт с целью самосовершенствования. Например, совет Конфуция: «Заметив недостойное поведение, немедленно обрати внимание на свои аналогичные поступки». Ценность такой работы огромна, ибо это и есть цель нашего воплощения – примерная учеба на своих поступках, наблюдения за поступками окружающих, сбор драгоценного опыта и его применение или отвержение и, как итог – самоизменение.

Так вот, сначала о себе и о жизненном своем тернистом и изобилующем ошибками пути, на котором мне повезло с обретением доброго, знающего, великодушного Ангела – хранителя. Не знаю, почему он не сказал мне свое «прости и прощай» в самом начале нашего знакомства, а продолжает терпеть боль и оскорбления мои, но во мне растет постоянно чувство благодарности под влиянием его терпения, всепрощения, доброты. Благодаря этим его качествам, мне и удается совершать все хорошее и делать правильный выбор в большинстве жизненных ситуаций, но это, конечно, сейчас. Не знаю я и того, сколько получил от него указаний, наказаний, тихих советов, подзатыльников; не знаю и величины послушания своего, позволившего мне по сумме принимаемых решений идти все-таки вперед, невзирая на шарахания и отступления. Все доброе, что мною совершено в этой жизни, удалось только с его помощью, с контролем и незримыми, неслышимыми советами.

Но самое главное мое неведение (я со страхом думаю о нем), состоит на данном участке жизни в личном крошечном сомнении – учуял ли я свое учебное задание на данное воплощение – урок и услышал ли его в подсказках своего покровителя. Пока же мы приближаемся к чувству радости и самоуважения в каждом дне и можно лишь предположить, что этот признак указывает на то, что я сумел хотя бы часть указанного задания предугадать. Честь и хвала моему Покровителю. Когда я оглядываюсь назад с целью понять успешность пройденного, я сравниваю себя сегодняшнего с собою тридцатилетним и вижу, конечно, определенные положительные сдвиги в сознании и поступках, но удовлетворения полного нет. И при этом я уже ощущаю не холодным рассудком, а на уровне своей невеликой мудрости истинность выражения: «Если хочешь изменить Вселенную, измени себя!»

По жизни с 1990-го года мы идем в трудном духовном союзе с женой Ларисой, основанном на обретенном нами путеводном Учении – на Живой Этике. Думаю, что Ангел мой часто действует с ее помощью, или точнее – через нее. Отдельное явление; отдельное счастье при совпадении восприятия Учения супружеской пары и отдельная проблема и несчастье при несовпадении.

Далее кратко расскажу, как мы пришли к Учению, что Оно нам дало, и о судьбах соратников наших; друзей и подруг, попутчиков дорогих.

Начнем с двух необыкновенно красочных семейных историй. Сразу должен предупредить, что подавляющее большинство этих историй произошло именно не с отдельными людьми, а с парами, семейными или свободными, но связанными взаимными сильными чувствами. Думаю, что эти жизненные истории являются типичными в рериховских организациях и могут служить достаточно полезными рекомендациями и для следования по таким же путям, и для ухода с них. Т.е. в них есть классика: «Что такое хорошо и что такое плохо».

****

История двух семейных пар

Первые, до сих пор не имеющие завершения истории произошли в одном небольшом древнем городке на юге России, на моей родине, откуда в далеком 1956-м году после окончания средней школы «ридна мати моя» проводила меня на военно–морскую службу на долгие 35 лет, и куда я вернулся под чутким руководством вышеуказанного Ангела, еще не зная о его роли в моей жизни. В этом месте произошла первая наша встреча с Учением, безоговорочное узнавание и признание его в качестве руководства на дальнейшее движение в Беспредельность. Произошло это молниеносно.

Нашей семейной паре пришлось заново обустраиваться на новом месте с нуля. Никогда нам не было так трудно; думаю, что мы были на пределе своих сил довольно длительное время. Но преодолели и после обустройства с жильем, работой, поправки потерянного здоровья, с надеждой на то, что хотя бы несколько человек найдется для совместной духовной работы, дали объявление о создании городского рериховского клуба.

И когда в назначенный для сбора день эти «несколько человек» стали ломиться в открытую дверь предоставленного для нас помещения в городском доме культуры, то их оказалось более 30-ти. Для типичного провинциального, с возрождающимся казачьим укладом, с христианскими крутыми традициями городка, это был просто рекорд!

Мы уже умели молиться и благодарить, мы вместили понимание своего пути, как пути Общего Блага, и мы верили в него, как в правильный, необходимый и единственно возможный. Нужно сказать, что в эти годы наряду с разгулом бандитизма, полного бесправия, беззащитности дали ростки, а потом и начали буйно расти духовные движения: классические, устоявшиеся, а также и новенькие, свеженькие, «сляпанные» кое-как, наглые и напористые.

И все-таки нашлись в этом омуте и люди с уровнем сознания, позволившем создать наш родной клуб.

Так в эти дни сразу и начались, зародились наши истории.

В клуб приходили люди с разными целями, но в основном за ответами на возникшие жизненные проблемы. Время было непривычно, необычайно тяжелое; время неотвратимо требовало оперативных, кардинальных изменений в личной жизни; возникали ситуации, которые невозможно было предположить в самом фантастическом воображении. Но самым оглушительным явлением было разрушение скудного, но гарантированного и стабильного материального обеспечения жизни нашим социалистическим государством. Разрушение всех этих материальных основ жизни произошло быстрее и масштабнее, чем было необходимо, построение же никак не было осмыслено, прежде всего в головах разрушителей. Строили не из нового материала, а из старых развалин.

Сознание не успевало за событиями! Но особенно тяжким в этот период, получившим наименование «лихие девяностые», стал процесс разгула безработицы. Я испытал это на себе в полной мере: не растерянность, не бессмыленность происходившего, а простое, обнаженное отчаяние от неспособности повлиять и изменить что-либо.

Мужчины теряли лицо перед своими семьями, женами, детьми, стариками. При этом рушилось не только это обеспечение, рушились семьи, родственные и дружеские связи; будучи совсем неготовыми к таким решительным изменениям, люди совершали необъяснимые для них самих поступки. Безработица именно в эти времена начала свою безжалостную массовую работу по разрушению психики мужчин. О масштабах бандитизма умолчим! Клуб был создан в необходимое время, коллектив клуба помог многим и во многом.

Большую часть членов клуба составили женщины; возраст средний, но уже отошедшие от официальной трудовой деятельности. Вот именно им удавалось активно искать и находить выход в Учении, именно они начали неслышно, собранно, начиная с самых низших позиций и социального дна возрождать свое право на духовное водительство и равноправие.

Был среди пришедших и один из наших героев. Звали его (условно, по инициалам) ВВ , было ему около пятидесяти. Высокопорядочный человек, трудяга, содержавший своим трудом семью (жена и два сына – десяти и двадцати лет). Он относился к черно-белой части человечества, т.е. людей с характерами и мировоззрением всех цветов спектра он не признавал и не воспринимал. Или – или… И если такой человек ставит себе цель стать святым в данном воплощении, то он не останавливается ни перед какими препятствиями: какие либо обязанности перед близкими, общественная мораль, противодействие близких и прочие «мелочи». Была у него ярко выраженная, основательно укорененная черта характера – любил он возлагаться на авторитеты, так как часто не был уверен в своей правоте в ситуациях, требовавших принятия ответственных решений. Возлагался он не то чтобы уж совсем капитально, были и просветы в виде личных ответственных решений, но все-таки возлагался, что и приводило его к парализующим сомнениям и последующим ошибкам. Сначала была бредовая идея об отшельничестве — глубокой осенью, в холодном октябре он поселился в степи, в цокольном этаже недостроенного дома, дабы разрубить создавшийся любовный узел.

Затем, он обзавелся земным учителем, членом нашего же клуба! Этот учитель нисколько не сомневался в своей готовности и своем учительском предназначении. Он создал отдельную группу из последователей, членов нашего же клуба, которые основой своего совершенствования сделали воздержание от пищи, вегетарианство, закаливание. Было там и положение об отшельничестве – в общем, было очень много составляющих из других источников, добротный, но не съедобный винегрет, что и выявили дальнейшие дела.

«Учитель» — трудовой наставник в городском техникуме, сыграл в этой истории серьезную и курьезную роль. Без него эта великолепная история не состоялась бы никогда. Будучи действительно принявшим Учение человеком, но одновременно и имеющим неизвестно откуда появившиеся у него очень большие амбиции на право вольного преподавания Учения, он имел достаточно сильное влияние на лекторий, особенно на только – только подошедших. Но, увы, в реальности он отнюдь не был учителем, об этом говорили его дела. Так, когда он проповедовал ограниченность в питании, он съедал мед вместо сахара и при этом не менее большого молочного бидона в год. Да и в области морали и нравственности, даже чисто земной, он был далек от положительной оценки. С него-то все и началось.

У ВВ была жена, у учителя тоже была жена, и при сложившемся тесном общении они не могли не встречаться даже по самым простым житейским делам. Жены были самыми обычными, т.е. по уровню сознания по оценке мужей находились в значительном отставании на лестнице Иерархии. При этом Л, жена ВВ, посещала клуб и старалась собственными усилиями сократить дистанцию отставания; а вот жена учителя даже не задумывалась о таких действиях и посещала лекторий лишь для «присмотра» за своим не в меру ретивым и стремительным мужем. Но ни той, ни другой к сожалению их благие замыслы не удались.

Появляются другие действующие лица, и направляют события по совершенно другому пути.

Однажды, в теплый летний вечер я решил воспользоваться редкой возможностью для отдыха, но раздался звонок, и на входе возник ВВ вдвоем с худенькой, очаровательной, молодой женщиной. Наш семейный дом всегда был, и навсегда останется наполненным людьми самыми разнообразными, и всем пришедшим находилось место и внимание. Оказалось, что мы находились в самом начале драматической судьбы нескольких семей, которая , начавшись в описываемое время (около 1993 года), продолжается до сих пор. Ах, как они были романтичны! Как они были влюблены! Как они были оторваны от грубой действительности… И как же они хотели реализовать по-земному свои любовные желания и при этом остаться верными приверженцами Учения?!

Они, эти двое пришли якобы познакомить меня с поэтическим творчеством Е, но на самом деле хотели совета. У нее – две красавицы дочери (10 и 12 лет); у него два сына: один уже женат, другой – школьник (18 и 12 лет). Не знаю, почему у них возникло желание советоваться со мной, мой горчайший опыт в этой области как раз родился из большого количества ошибок и не мог служить основанием даже для самых скромных советов, но нужно было просто помогать. Я взял паузу на два дня для «рецензии» стихов, честно все прочел, определился с оценкой и мы снова встретились. Стихи были о любви, о романтической любви, и поскольку она была все же земной, а мы в клубе обсуждали любовь Божественную, то я и дал «компетентное заключение», в котором согласился с приличной формой стихов, но не согласился с еще недостаточно зрелым содержанием.

Нужно учесть, что Е с ее мужем Д составляли весьма гармоничную пару, всерьез занимались авторской песней, выступали. При хороших мелодичных голосах владели гитарой; слушать их было удовольствием. Вся семья была музыкальной, играли на нескольких инструментах. Чем ВВ сумел очаровать нашу поэтессу, для меня до сих пор загадка. Д был внешне почти идеальным мужчиной, а если прибавить к этому доброту, уравновешенность, преданность семье!? Правда, он не принял Учение, точнее, не ознакомился с ним; на данном этапе жизни ему, вероятно, было достаточно предыдущих накоплений, да и жизнь его была отдана семье и ближним.

Бурные события начались, все происходило стремительно и непредсказуемо. Как оказалось, никакие силы и никакое нравственное давление уже не могли остановить «ретивых» участников.

Учитель, как убедительно характеризует современный меткий язык, быстро «свалил» от своей жены и стал жить-поживать с Л, Женой ВВ. Но поскольку обстановка была весьма напряжена, то для разрядки эта пара участников еще раз «свалила», но теперь уже подальше – на Алтай, святой и благословенный, где потребность в таких почитателях Учения просто неописуема и где учитель занялся учительством. Дальнейшая их судьба мне неизвестна. Ходили обоснованные слухи, что она (Л) приезжала в Азов с попыткой воссоединения с ВВ и возвращения в семью. Примирения и воссоединения не произошло.

Но убытие их в благословенный край произошла уже после того, как Е со всей семьей перешла на жительство в дом ВВ. Это решающее событие совпало с другим, явившемся первопричиной: родители Е передали квартиру, в которой они проживали, во владение бедствующему сыну и семья Е и Д фактически оказалась на улице. Решение было предопределено; все, кроме Д, поселились в доме ВВ, Д начал строить дом для пока еще своей семьи.

Времена были жутчайшие, мы не жили, но выживали; и все описываемые здесь несколько странные семейные коллективы выживали за счет доходов с маленького ларька, принадлежавшего Д, и товар для которого добывал опять же самоотверженный папа Д.

Впечатление в клубе, организации все же духовной, и обязанной по предназначению быть примером в системе общественной морали, было оглушительным. Т.е. сначала, как сели, так и сидели весьма долго в ожидании дальнейшего. Мы с Ларисой тоже впали в туманную растерянность: с одной стороны перед всем составом духовного коллектива происходит классический развал двух семей , с другой – это глубоко личное дело и никакое вмешательство недопустимо. Мы поступили мудро – мнение свое на личном, дружеском уровне высказали и решили, что «война план покажет». Не осмелюсь с полной убежденностью утверждать типичность или обязательность одного явления. Как только человек с сильным характером и духовным потенциалом достигал на избранном пути каких-либо положительных результатов, у него появлялось своеобразное отношение ко многим нравственным ценностям – он как бы давал себе послабление в своих негативных привычках, считая себя имеющим на это некое право. Это особенно четко проявлялось в отношениях между полами.

И вот началось. Было принято в тайном совещании взрослых участников этих безобразий, без посвящения и присутствия посторонних, решение о придании случившейся любви статуса платонической. Е и ВВ объявили об этом нашей маленькой клубной общественности (активу), и потекла рутинная жизнь. Мы знаем много примеров в истории человечества, когда яркая могучая, страстная любовь без морального права на полноценную реализацию в открытой, совместной жизни приводила к варианту платоническому и победе над страстной любовью, но такие победители были в меньшинстве; чаще имело место разочарование и поражение: семьи разрушались, новые союзы, рождавшиеся на развалинах, долгожительством не отличались.

Это и произошло. Закончить придется грустно: Е родила мальчика Вову, умного, обаятельного, чувствительного, даже утонченного, от Д. Но потом еще одного, которого уже невозможно было отличить от ВВ; как говорится – «комментарии излишни». Назвали этого мальчика Сашей. Маленький, эмоциональный, хорошо воспитанный, деликатный Вова открыто ненавидел Сашу и с этим пока никто не смог справиться. Сыновья ВВ уехали в Москву для строительных работ в МЦР.

С девчатами хуже. Во всяком случае они еще четыре года назад были никак не устроены, не пристроены. Надежды на всегдашнюю помощь доброго папы Д погасли: одно время он капитально запил, но большой дом все-таки почти построил. А с Е он развелся и принял в этот дом новую хозяйку, пока без оформления брака. Все дети, за исключением Сашеньки, сохранили крепкие связи с папой Д и его подружкой, и она сумела ответить им добрым участием в их трудностях на начавшемся взрослом жизненном пути.

Если узнаю что-либо новое, прикреплю к следующему «произведению».

***

В случае интереса к теме я продолжу эти скромные рассказы, ибо много историй и жутких и хороших произошло в этом типичном для того времени коллективе. Очевидно, это были крепко просмоленные кармические узлы, которые стремительно искупались нашими героями и героинями. А может быть и нет. Может быть, это было зарождение Кармы созидающейся. Во всяком случае я не обладаю на уровне своего сознания дать уверенное и реальное заключение даже для самого себя.

Эта история, конец которой еще очень далек от окончания, на настоящий момент выглядит так: ВВ и Е проживают по-прежнему в доме ВВ с подрастающими Сашей и Вовой, о девочках знаю очень мало, но кое что все же знаю. Старшая работала в ресторане классической официанткой, пережила трудную любовь и уехала в СПб искать свою судьбу. Младшая проявила высокие способности в скрипке, и сейчас работает преподавателем в этой области.

О добром папе Д знаю только то, что он «завязал» с помощью доброй же подруги, и живет с ней и сопровождает преданного ему Вову по жизни.

Учитель с Л на Алтае. Надо думать, что для Алтая это бесценное приобретение. Клуб на бумаге продолжает существовать в составе четырех человек, а было не менее тридцати, разошлись добрые люди, подошедшие и созревающие только потому, что эти четверо посетили Москву и МЦР и потребовали от всех членов безоговорочного участия в схватке за сохранение наследия, о которой они не имели представления. Просто вызывали каждого человека, считавшего себя членом клуба и предъявляли ему требование: или расписывайся в поддержку МЦР и плати такую–то сумму взносов или исключаешься из клуба. Поскольку поддержка МЦР была делом крайне расплывчатым и наш высококлассный в области надувательства народ-знаток чуял так называемое «ля-ля» на большой дистанции, а в семьях каждая копейка была на счету, то народ просто ушел. Мы, конечно, надеемся на возвращение всех, а еще более на прозрение «активистов», тем более, что в городском доме культуры на наше помещение никто не покушался. Это тоже маленькое чудо.

Но, удивительное дело – оказалось, что за время работы клуба мы посеяли отличные, отборные зерна духовности, и они дали прекрасные всходы: в городе образовалось несколько неформальных групп на духовной основе, клуб любителей поэзии, лекторий при городской библиотеке, так что процесс идет.

По этой печальной истории во мне родился некий «комплекс вины», и не дает мне покоя. Нет во мне уверенности в том, что мы действовали правильно, не вмешиваясь по–совковому, грубо, «сапогами в душу» в жизнь этих героев. А ответ нужен…

Мне кажется, что помимо стремительных кармических расчетов, неотвратимо соединяющих людей в таком духовном коллективе, в каждом таком «должнике» пробуждались из глубин памяти некие чувства, под неотвратимым влиянием которых наши герои совершали уже сформированные ими же поступки, делали окончательный кармический выбор в отношениях, уходящих в далекое прошлое, т.е. вершили то, что мы называем «Страшным судом». Я ничего не утверждаю, потому что твердой уверенности в объяснении этих конкретных судеб у меня нет. Но предположения есть: я думаю, что это одна из составляющих зрелой кармы и последний шанс в разрешении ее. Нам говорят Владыки Кармы: «Не ошибись!»

 перейти к  СОДЕРЖАНИЮ

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий