Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ » ЗИНАИДА ФОСДИК – ВОСПОМИНАНИЯ О РЕРИХАХ

1 529 просмотров

2727-12

В мемуарах ученицы Рерихов Зинаиды Фосдик раскрываются интереснейшие подробности самых таинственных моментов биографии Елены и Николая Рерих. Тайны их необычных духовных способностей, их общения с Учителями Шамбалы, их миссии в мире – все эти неизвестные широкой публике подробности являются ценнейшими фактами духовной биографии Рерихов.

Содержание:
  • Вступительное слов  (о1)
  • “Страж верный” – (памяти З.Г. Фосдик)  (4)
  • Музей имени Н.К. Рериха в Нью-Йорке  (10)
  • Воспоминания о Рерихах – (дневниковые записи 1922–1934 годов)  (13)
  • Из переписки З.Г. Фосдик с Е.И. и Н.К. Рерихами – Составитель В.Н. Бендюрин  (120)
  • Приложение  (134)
  • Послесловие  (136)
  • Словарь  (138)
  • Иллюстрации к книге  (140)
  • Примечания  (141)

Зинаида Фосдик
Воспоминания о Рерихах

Редакция “Эксмо” выражает искреннюю благодарность руководителю и сотрудникам Музея имени Н. Рериха (Нью-Йорк), принявшим активное участие в подготовке данного сборника: Даниилу Энтину (директору музея), Аиде Тульской, Гвидо Трепша.
27262726-1

***   ***   ***

Послесловие

Читая эти материалы, невозможно не чувствовать себя в какой-то степени если не участником, то, во всяком случае, свидетелем уникального явления: зарождения и развития рериховского движения в США.

Нам, друзьям и сотрудникам нью-йоркского Музея, повезло – мы имели возможность слышать живые воспоминания первых учеников Рерихов: Зинаиды Григорьевны Лихтман-Фосдик, Катрин Кемпбелл-Стиббе, Гизелы Ингеборг Фричи, Франсис Грант. Таким образом, целый век – от детства и юности самих Рерихов до ухода из жизни их первых сподвижников – прошел как бы перед нашими глазами.

Из записей Елены Ивановны и ее рассказов своим ученикам мы знаем о самых первых ее контактах с Учителями. Сейчас, почти сто лет спустя, мы видим всю историю рериховского движения и развития философии Агни-Йоги. Для нас это живая история не только Учения, но и людей, стоявших у его истоков.

Наверное, по прочтении настоящего издания читателям интересно узнать о дальнейшей судьбе сподвижников Рерихов и о том, как работает нынешний Музей. Попробуем хотя бы вкратце осветить эти вопросы.

Луис и Нетти Хорши, хотя и продолжали вести материально благополучную жизнь, не избежали личной трагедии. Их сын Флавий, как говорится, “пошел по плохой дороге”, а в начале 70-х годов был убит в подвале здания первого Музея, к тому времени принадлежавшего Хоршам.

И. Фричи и К. Кемпбелл рассказывали, что Елена Ивановна очень любила Нетти Хорш, но знала, что материальное

благополучие было слишком важно для нее и Луиса. По воспоминаниям И. Фричи, Мастер через Елену Ивановну предупреждал, что если у Хоршей будут дети, то стремление к богатству станет для них главной целью жизни и отвратит от Учения. Так и произошло…

Большая часть захваченных Хоршами картин Н.К. Рериха была распродана частным коллекционерам. Около ста работ были переданы Хоршами Университету Брандайс, под Бостоном.

Ориола Хорш стала художницей. Луис Хорш умер в конце 70-х годов. Его жена, Нетти, провела последние годы своей долгой жизни во Флориде в состоянии полного слабоумия и умерла в 1991 году.

Морис Лихтман очень тяжело пережил трагедию первого Музея. Надо сказать, что Рерихи любили и высоко ценили Мориса. Например, его знание каббалы было настолько глубоким, что они обращались к нему за консультациями. Морис был мягким, добрым и в высшей степени порядочным человеком, и предательство его сестры Эстер, “Иентусь”, явилось для него такой травмой, от которой он так и не смог полностью оправиться. Но, с другой стороны, будучи всецело на стороне Рерихов, он не смог, подобно своей несгибаемой жене, вступить в “схватку” с бывшими друзьями и соратниками, ставшими теперь открытыми противниками. А это, в свою очередь, привело к тому, что они с Зинаидой Григорьевной решили расстаться.

После развода Морис переехал в Санта-Фе (штат Нью-Мексико), где вместе с двумя компаньонками – Клайд Гартнер и Дорис Кербер – открыл художественную галерею “Арсуна”. Для продажи в этой галерее Елена Ивановна даже отдала Морису свою коллекцию картин Н.К. Рериха. Однако по натуре Морис не был бизнесменом, и дело не пошло. Он женился, пытался заработать на жизнь преподаванием музыки и концертированием, но все это давалось ему с большим трудом. В последние годы он почти прекратил контакты с остальными членами “первой группы”.

Об Эстер Лихтман известно очень немного. Мы знаем, что до приезда в Соединенные Штаты она жила в Швейцарии со статусом беженца, и в начале 20-х годов Луис Хорш помог ей перебраться в Америку, где она сразу же стала активным членом первой рериховской группы в Нью-Йорке. Известно также, что она сыграла ключевую роль в роковой истории предательства

Рерихов Хоршами и затем лжесвидетельствовала против Рерихов на суде. С какой-то неизвестной нам целью она ездила с Л. Хоршем в Германию в самом конце 30-х годов. Последние годы Эстер жила в штате Коннектикут; после того как на нее упал книжный шкаф, она превратилась в полного инвалида и умерла в доме престарелых в начале 80-х.

Франсис Грант внешне отошла от рериховского движения как такового и занималась почти исключительно делами стран Латинской Америки, помогая развитию демократических государств в этом регионе. То есть, по сути, она продолжала деятельность, порученную ей Мастером.

В 1928 году, когда Франсис гостила у Рерихов в Дарджилинге, Учитель через Рерихов дал ей поручение. Одна, без помощников (что в то время для женщины было делом неслыханным) она должна была объехать все страны Южной Америки, чтобы подготовить проведение выставок картин Н.К. Рериха и проложить дорогу Пакту Рериха. Одной из главных целей этой миссии было поднять политическое положение стран этого региона, которые в то время играли весьма подчиненную по отношению к США роль. Также она должна была помочь усилению культурных связей США со странами южного континента и содействовать расширению прав женщин в них. И все это Франсис выполнила – в одиночку, как ей и было поручено.

Это было просто удивительно – перед ней открывались двери всех нужных ей организаций, включая посольства и министерства; ее принимали главы государств… В результате Пакт Рериха был подписан в 1935 году США и всеми странами Латинской Америки. В Нью-Йорке Франсис основала Лигу за права женщин. Продолжая работать со странами Латинской Америки, она часто устанавливала дружбу с лидерами демократических государств в этом регионе. В случаях свержения этих правительств она, как могла, помогала бывшим лидерам, их семьям и другим беженцам.

Надо сказать, что в миссии, порученной Франсис Грант, была еще одна сторона, о которой даже ей не было прямо сказано. О глубинном аспекте этой миссии пишет Елена Ивановна в письмах президенту Ф. Рузвельту – это инициированная Мастером попытка объединения стран Северной и Южной Америки в один союз.

Хотя после распада первого Музея Франсис Грант уже не поддерживала близких отношений с З.Г. Фосдик, К. Кемпбелл и И. Фричи, тем не менее стоило в печати появиться каким-либо нападкам на Н.К. Рериха, “леди” собирались вместе и дружно давали отпор клевете – писали опровержения и разъяснения, отстаивая чистоту имен своих Наставников. Франсис продолжала дружбу с С.Н. Рерихом, не раз навещала его в Индии. Время от времени она встречалась с К. Кемпбелл и И. Фричи и даже ездила к ним в Швейцарию. Она прожила очень долгую жизнь и ушла из жизни, когда ей было уже далеко за девяносто. В последние годы она почти потеряла память, но о Рерихах, Агни-Йоге и Мастере неизменно говорила с огнем в глазах…

Зинаида Григорьевна и ее второй муж Дадли Фосдик после падения первого Музея и связанных с ним учреждений создали несколько других рериховских организаций.

Мечтой Зинаиды Григорьевны, Дадли, Софьи Михайловны Шафран, Катрин Кемпбелл и Ингеборг Фричи было возрождение Музея Рериха в Нью-Йорке.

После войны такая возможность представилась, и они начали искать подходящее здание. Нашлось оно только в 1949 году по предсказанию и рекомендациям Е.И. Рерих, которая писала им о том, где именно будет найден дом, и что владелицей его будет одинокая старая женщина, которая сначала и слышать не захочет о продаже, но потом Дадли подружится с ней и сможет переубедить ее.

Именно так все и произошло. Сначала здание купил Б. Боллинг, и Музей Рериха начал свою вторую жизнь. Затем Боллинг уступил дом Катрин Кемпбелл, которая передала его в полную собственность самого Музея. Так, с 1949 года в Нью-Йорке по адресу 319 West 107 Street живут и работают, как дух и тело, две организации: Общество Агни-Йоги и Музей Рериха. Члены обеих – люди из самых разных стран и самых разных слоев общества.

Общество Агни-Йоги, которому Е.И. Рерих передала в 1948 году все авторские права по книгам Живой Этики, занимается всеми вопросами публикации и распространения этих книг на английском языке, а также руководит переводом и изданиями Учения на других языках.

Музей Рериха принимает посетителей, издает и распространяет книги Николая Константиновича и о нем, открытки и репродукции картин, видеофильм о жизни и творчестве художника. В Музее регулярно проходят концерты, главным образом молодых музыкантов и певцов. Несколько лет назад Музей начал проводить поэтические вечера и организовал ежегодный конкурс, победитель которого получает премию имени Н. Рериха. Новая общественная организация – Ассоциация по сохранению русского культурного наследия среди американских детей и юношества – проводит часть своих собраний в Музее. Ее участники – семьи русских эмигрантов и смешанные русско-американские семьи. Проводятся двуязычные вечера классической русской поэзии (параллельно в оригинале и в переводе на английский язык). По традиции, вход в Музей, на выставки, концерты и вечера бесплатный.

1991–1992 год был объявлен Далай-ламой годом Тибета. В качестве символа Его Святейшество выбрал рериховское Знамя Мира. В течение всего этого года Музей проводил разнообразные лекции и выставки, связанные с историей, культурой и религией Страны Снегов.

В Музей часто приходят школьники и студенты колледжей; многие из них выбирают рериховские темы для сочинений и курсовых работ.

Удивительно, но факт: даже самые маленькие дети ведут себя в Музее на редкость тихо и спокойно, и все посетители отмечают особую атмосферу этого места – атмосферу тишины и покоя. “Здесь чувствуешь себя, словно в горах”, – говорят многие из наших посетителей.

После возрождения Музея Рериха в новом здании главной задачей было собрать достаточное количество картин Николая Константиновича. Некоторые приобрела для Музея Зинаида Григорьевна, многие работы были пожертвованы владельцами частных коллекций – старыми поклонниками идей и творчества художника, покупавшими его картины у Хорша. Основная же часть сегодняшней коллекции была подарена Музею Катрин Кемпбелл, которая отдала остаток своей коллекции Музею искусства народов Востока в Москве. Сейчас в нью-йоркском Музее находится около 250 картин Н.К. Рериха и 60 картин С.Н. Рериха.

Катрин Кемпбелл подошла к Учению Агни-Йоги через Святослава Рериха, с которым познакомилась в 1924 году. За ней к Рерихам пришла и ее компаньонка Ингеборг Фричи. Всю жизнь Катрин любила Святослава, поддерживала его и его творчество, помогала ему материально.

Как и Зинаида Григорьевна, Катрин и Инге остались верны своим Учителям. Они не только дали Музею дом, но и постоянно материально поддерживали его. В начале 50-х годов по их инициативе Музей начал выпускать открытки и репродукции работ Н.К. Рериха. Начало этого проекта было профинансировано Катрин Кемпбелл. Она же оплачивала издание первых переводов книг Агни-Йоги на английский язык.

В 60-70-е годы Катрин и Инге, которые значительную часть своей жизни проводили в Европе, помогли организации Рериховского общества в Германии – построили для негодом, оплатили переводы и публикации книг Агни-Йоги, а также издание журнала “Рериховский Форум”.

Вторым их европейским детищем стала женевская рериховская организация “Корона Мунди”, занимающаяся координацией издания рериховской литературы и художественной продукции в Европе, и вот уже более двадцати лет ежегодно в мае в Женеве встречаются переводчики и издатели книг Н.К. Рериха, открыток и репродукций его картин, книг Агни-Йоги из разных стран.

Весной 1996 года Гизела Ингеборг Фричи умерла в возрасте 97 лет. Из первых учеников Е.И. и Н.К. Рерихов с нами еще оставалась одна Катрин Кемпбелл. В свои 98 лет она по-прежнему принимала самое активное участие в рериховском движении, входила в состав Совета директоров Музея Николая Рериха и Общества Агни-Йоги, продолжала материально помогать Музею. Но судьба распорядилась так, что будучи абсолютно неразлучными в земной жизни, эти женщины и теперь не смогли расстаться надолго. В августе Катрин Кемпбелл покинула нас, подведя черту под всей эпопеей первого этапа нашего движения, осененного непосредственным руководством Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов.

Одним из уроков истории первого Музея Рериха стал печальный опыт передачи всей исполнительно-распорядительной и финансовой власти одному члену Совета директоров, что и погубило великое и благородное дело. Л. Хорш располагал генеральной доверенностью на ведение всех дел первого Музея, включая личные дела Рерихов, и никому не отчитывался.

Устав нового Музея исключает опасность повторения истории с Хоршем, поскольку каждому члену Совета директоров принадлежит только один голос, все голоса равны, и все серьезные вопросы решаются общим голосованием. С самого начала нынешний Музей осуществляет свою деятельность с минимальными материальными затратами и на чистом энтузиазме, так как все его сотрудники работают на общественных началах.

Все герои драмы, прошедшей перед нами в записях дневника З.Г. Фосдик и в письмах Е.И. Рерих ее американским ученикам, были реальными, живыми людьми с очень разными характерами. И хотя они дружно работали как единый коллектив, не редки были и конфликты, которые часто были очень громкими – в буквальном смысле.

Например, когда Франсис Грант с З.Г. Фосдик, а позже Зинаида Григорьевна с Илайной Юсуповой работали над переводами книг Агни-Йоги на английский язык, они могли целыми днями яростно спорить из-за одного слова, фразы или параграфа, когда каждая громогласно настаивала на своем варианте перевода. Такие же споры случались и по другим поводам: о цвете обложек книг, качестве открыток, самым разнообразным вопросам ведения дел… Даже Николай Константинович, будучи в Нью-Йорке в 1929 и 1934 годах, не выдерживал этих “боев” и скрывался в кабинете Катрин и Инге в поисках тишины и покоя.

Но самое важное – это то, что все сотрудники, вставшие на сторону Рерихов в конфликте с Хоршами, остались на этом пути до конца и благодаря единству своих духовных целей и ценностей могли работать вместе, несмотря ни на какую разницу характеров.

Основное финансирование Музея, как уже говорилось, с самого его возобновления и до сегодняшнего дня, обеспечивалось Катрин Кемпбелл-Стиббе, а Зинаида Григорьевна Фосдик была его бессменным директором с 1949 года до самой своей смерти в 1983 году.

В Музее она жила и работала, принимая посетителей, отвечая на их вопросы и письма, – короче, была служителем и стражем. Именно эту роль поручил ей через Рерихов сам Мастер. Все ежедневные решения и ответственность за них ложились на плечи этого самого первого из рериховских учеников. Она была человеком невероятно сильного характера – настолько, что за абсолютную несгибаемость при маленьком росте русская эмиграция в Нью-Йорке прозвала ее “Гвоздиком”.

Кроме того, Зинаида Григорьевна обладала неординарными способностями. Несмотря на то что она никогда не демонстрировала их, они не раз проявлялись в тех или иных жизненных ситуациях. Так, например, однажды поздно вечером, когда Зинаида Григорьевна осталась одна, произошел редчайший случай: в Музей проник вор. Однако ему так и не удалось ничего украсть, а покидая Музей, он прошел мимо Зинаиды Григорьевны, сидевшей у входа, чуть не задев, но при этом даже не заметив ее. В другой раз, когда один из ее ближайших помощников, Даниил Энтин, уходил из Музея, Зинаида Григорьевна вышла на крыльцо проводить его. На улице у входа они увидели раненого голубя. Даниил попытался взять его на руки, чтобы отнести в Музей, но птица в испуге отбивалась и пыталась уйти. Тогда Зинаида Григорьевна молча отстранила Даниила. Один ее взгляд – и птица утихла и спокойно пошла к ней на руки.

Многие из тех, кто близко знал ее, были свидетелями подобных случаев.

В последние годы жизни, когда Зинаиде Григорьевне было уже за 90, она плохо слышала, у нее очень болели ноги, ослабело сердце, но тем не менее она продолжала работать, ежедневно многократно преодолевая крутые лестницы Музея. Она не сдавалась до самого конца, поставившего красивую и многозначительную точку в ее жизни.

За три дня до смерти, во сне, к ней пришли Н.К. и Е.И. Рерихи и сказали, что все в порядке и она может идти с ними, не беспокоясь о судьбе Музея. На следующий день после этого явления Зинаида Григорьевна спросила Даниила Энтина, сможет ли он оставить свою работу и посвятить себя только Музею, если с ней что-то случится. Даниил ответил утвердительно, не подозревая, что выполнять обещание придется почти немедленно. Спустя два дня, 16 июля 1983 года, Зинаида Григорьевна умерла – ее сердце тихо остановилось во сне. С тех пор, так же бессменно, как и она, в Музее живет и работает его новый директор.

Так же, как это делала З.Г. Фосдик, Д. Энтин ежедневно беседует с посетителями. Одни приходят с вопросами по книгам Агни-Йоги, другим нужен материал для исследования жизни и творчества Н.К. Рериха или информация для их книг, статей, документальных фильмов, так или иначе связанных с семьей Рерихов, а третьим нужен личный совет, участие. Даниила отличают невероятное терпение, объективное и доброжелательное отношение ко всем без исключения, стремление и умение понять каждого.

Кроме бесед с посетителями, он ведет ежедневную административную работу Музея и Общества Агни-Йоги, отвечает на письма, поддерживает связи через компьютерную сеть Интернет (у Музея есть свой адрес: www.roerich.org), находит время на продолжение работы по переводу, изданию и переизданию книг Агни-Йоги на английском языке.

Даниил прошел многолетний путь сотрудничества с Зинаидой Григорьевной до того, как сам стал директором Музея. Эта школа подготовила его к той нагрузке, которая теперь стала во многом обширнее и разнообразнее, чем прежде была у Зинаиды Григорьевны.

Может быть, это объясняется развитием движения Нью Эйдж и ростом интереса к духовной философии и эзотерическим учениям в наше время – в отличие от весьма материалистических 50-70-х годов. Может быть, этому способствовал информационный взрыв и глобальная компьютеризация. В любом случае, за последние десять-пятнадцать лет заметен большой рост интереса к Агни-Йоге и рериховским идеям. Иногда люди узнают о Музее самыми неожиданными путями: через поездку в Индию или в Россию, через “путешествия” по сети Интернет.

Большую часть своего времени Д. Энтин уделяет России – это было персональной просьбой и поручением З.Г. Фосдик. В связи с этим надо сказать, что с самого своего основания в 1949 году Музей Рериха в Нью-Йорке выполняет еще одну миссию, завещанную Рерихами Зинаиде Григорьевне Фосдик и переданную ею своему преемнику. Это поддержание пламени рериховских идей в России и связь со сторонниками рериховского движения в бывшем СССР в те времена, когда имя Н.К. Рериха там еще даже не произносилось публично, а позже о нем можно было говорить только как о художнике, а Учения Живой Этики как бы и вовсе не существовало. В эти “темные” времена нью-йоркский Музей поддерживал переписку – иногда тайную – с последователями Рерихов в СССР и помогал им как мог не чувствовать себя в изоляции, а сознавать себя частью рериховского движения всего мира. Когда контакты между СССР и западными странами облегчились, эти связи стали личными. В Россию приезжали З.Г. Фосдик и К. Кемпбелл, а позже стал ежегодно ездить Д. Энтин. Во многом благодаря тому, что нью-йоркский Музей Рериха за все годы коммунистического режима в СССР не только поддерживал пламя рериховских идей на Западе, но и доносил их свет до России, – в ней и в других бывших советских республиках стал возможным столь бурный подъем рериховского движения, какой мы видим в последние годы.

Музей следует еще одному принципу, завещанному нам Рерихами, – не навязывать, не пропагандировать Учение Живой Этики. Правилом Елены Ивановны было: издать книгу и “положить ее на перепутье” – уйти и никогда не говорить об Агни-Йоге, пока не задан вопрос.

Псевдоучителей и лжепророков всегда и везде было, есть и будет немало. Они появляются как калиф на час, иногда собирают толпы слушателей и последователей – и исчезают как дым. Проверку временем выдерживают только настоящие, серьезные учения, несущие поистине вечные истины и данные через чистые источники – людей, ищущих Учение в себе, а не Себя в учении. Таким чистым источником были Е.И. и Н.К. Рерихи, через которых было дано Учение Агни-Йоги.

Для духовного развития людям прежде всего необходима духовная свобода – свобода находить свои пути, изучать, анализировать, объединять и комбинировать различные учения и философские системы, практиковать любые формы медитации или упражнений по развитию ясновидения, яснослышания, чувствознания – это право их свободной воли, но это и их ответственность. В любом случае людям, изучающим духовно-философские системы, необходим доступ к этим Учениям в их чистом, оригинальном виде.

Общество Агни-Йоги и Музей Рериха в Нью-Йорке видят свою основную миссию и ответственность в том, чтобы сохранить порученный им источник Учения Живой Этики и рериховские идеи духовно-культурного строительства в том чистом, первоначальном виде, в котором они пришли в мир через Е.И. и Н.К. Рерихов.

Аида Тульская

Музей Николая Рериха

Нью-Йорк

Евгения Михайловна Мухина-Величко

 

Источник:  http://profilib.com/chtenie/72547/zinaida-fosdik-vospominaniya-o-rerikhakh.php

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий