Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ » ЖИЗНЬ Ю.Н. РЕРИХА – ПУТЬ ТРУДА НА ОБЩЕЕ БЛАГО. Илзе Рудзите

591 просмотров
Н.К. Рерих. Звезда Героя. 1936. Музей Николая Рериха, США. Нью-Йорк

Н.К. Рерих. Звезда Героя. 1936. Музей Николая Рериха, США. Нью-Йорк

Огонь, не управляемый с неба и земли, соединился, как удар молнии. Предохраняющий пояс был пресечен мыслями злобными, жестокими… 21 мая 1960 года в Чили сильное землетрясение. А Россию потрясает открывшаяся правда о потоке кровавых жертв тоталитаризма.

Одно большое сердце снова приняло чашу яда эгоизма человеческого. В этот день ушел из жизни Юрий Николаевич Рерих. А 22 мая эта скорбная весть дошла до нас.

Поставила играть арию прощания небесного Бога Вотана со своей дочерью. Одетая в воинские доспехи, она проходит мистерию-заклинание огнем и нисходит с небес в долину к людям.

“Когда появится Новая Звезда, тогда время ехать”, — сказала перед своим уходом Юрию Николаевичу Елена Ивановна Рерих.

Картина Николая Константиновича “Звезда Героя” посвящена Юрию Николаевичу, человеку, готовому выйти на очередной подвиг. И появление кометы было ему знаком того, что наступил срок для нового подвига. Тогда, в1957 году, перед приездом Юрия Николаевича на Родину, в Индии видели Новую Звезду. Об этом, в частности, в то время читал в латвийской газете “Циня” мой отец. По словам Богдановых, Еленой Ивановной было сказано, что Юрий Николаевич едет в Россию на три года. Очевидно, он знал срок своего ухода.

Незабываемой осталась самая первая встреча с Юрием Николаевичем 23 сентября 1957 года. Приведу небольшие фрагменты из записанных мною тогда впечатлений: “В дверях появляется среднего роста крепко сложенный человек. Светлое с выступающими скулами овальное лицо, коротко стриженная седеющая бородка. Взлет черных крылатых бровей, несколько секунд как бы пронизывающий меня насквозь проницательный взгляд. А уже через полминуты большие миндалевидные карие, глаза озаряются обаятельной улыбкой, и на щеках появляются выразительные ямочки”. В другой раз запечатлелось несколько иное: “Юрий Николаевич сидел в своем кресле у письменного стола, спокойно положив руки на подлокотники, временами скрещивая пальцы, и только по постоянно меняющемуся выражению его лица, по тому, как временами то высоко взлетали, то спокойно опускались его густые дугообразные брови, как в больших карих глазах временами то играло лукавое веселье, то появлялась затаенная грусть, то вспыхивало неожиданное сияние, я понимала, какое богатство души скрыто в этом, казалось бы, внешне таком скромном человеке”. “…Когда заговорили о самом сокровенном, самом близком, его глаза стали какими-то бездонными, уходящими в беспредельность, напоминающими таинственные огромные черные зрачки статуй египетских саркофагов”.

Вернувшись на Родину, Юрий Николаевич включился в работу с большим напряжением. В течение трех лет, пока он жил в России, он сделал невероятно много для пробуждения подлинной духовной культуры. Надо сказать, что это были трудные годы, вся деятельность великого ученого проходила под неусыпным надзором КГБ.

Трудно теперь представить, какие невероятные преграды пришлось ему преодолеть, прежде чем через семь с лишним месяцев после его возвращения открылась первая выставка картин Николая Константиновича Рериха в Москве. За ней последовали выставки в Ленинграде, Риге, Киеве, Тбилиси и других городах, а в 1960 году — экспозиция брата, Святослава Николаевича. Сам он прочел большое количество лекций об отце, о его живописи, литературных трудах, миро-воззрении, экспедициях, а также по вопросам восточной литературы, философии и религии в Московском и Ленинградском университетах, в Доме ученых и во многих других аудиториях, сочетая это с научно-преподавательской работой в Институте Востоковедения и участием в международных съездах востоковедов.

Он побеждал препятствие за препятствием, созидая по мере сил и возможностей. “Около Агни Йога всегда найдете построения. Самая трудность созидания будет ступенью одоления несовершенства” (Агни Йога, § 403).

Ученый работал напряженно, но без суеты, гармонично, бережно используя свое и чужое время. Ему была очень непонятна большая трата времени на частые бессмысленные собрания в душных и накуренных помещениях, на что он в последнее время сетовал.

В одну из встреч он сказал отцу: “Все так трудно, но не в государственном строе причина, а в беспорядке жизни. Нет устроения. Все люди не устроены, нет дисциплины. Масса времени уходит, потому что нет организованности”.

Людей он оценивал по внутреннему огню, который просто называл энтузиазмом. Другими словами, по способности бескорыстно отдавать себя работе на Общее Благо. Когда многие обращались к нему с вопросом “что делать?”, он отвечал просто: “Надо путем науки, искусства, морали воздействовать на окружающее, поднимать энтузиазм и героизм. Надо во всем поддерживать энтузиазм, если он направлен на Общее Благо”. Поражали в нем энциклопедичность знаний, многосторонность взглядов, интерес ко всему.

У всех, кто с ним общался, в том числе и у меня, в его присутствии исчезали всяческие волнения, напряженность, застенчивость. Человек начинал чувствовать себя особенно хорошо, как бы наравне с ним. Это поистине признак великого человека, вмещающего всех людей, независимо от их возраста, образования, уровня культуры, национальности и т.д.

Он видел значительную разницу между молодежью Запада и России. Ученый оценивал страны и людей, живущих в них, не по экономическому благополучию, не по проявлениям внешней цивилизации, а по признакам духовной культуры. Он с досадой говорил, что в Англии молодежь не хочет учиться (“зачем учиться, когда две атомные бомбы могут потопить Британские острова”). Также говорил о стремлении большинства молодежи Америки к легкой жизни, наслаждениям, об отсутствии духовных интересов. Молодежь Индии, отмечал он, пережевывает старое, без устремления к новому, Живую Этику не принимает, ссылаясь на достаточность своих учений. У русской молодежи широкий круг интересов, чувствуется стремление к подвигу. Она думает самостоятельно.

“Укрепляйтесь, накопите опыт и все придет, — говорил он. — Хотелось бы именно молодых пробудить, среди них имеются люди прозревшие. Молодежь восприимчива. Искусство Николая Константиновича воспринимается особенно молодежью”. И еще: “Надо забыть все прошлое, не надо думать о причиненных тебе обидах. Лишь бы можно было сотрудничать. Также народ должен забыть о своих прошлых обидах. Будущее светло, надо все ему принести”.

Буквально в каждой встрече, в каждой беседе Юрий Николаевич касался Алтая. Семья Рерихов после возвращения на Родину хотела поселиться именно в Горном Алтае. В одной из первых бесед Юрий Николаевич говорил: “В России многое происходит по Плану. Сбываются предсказания, хотя и не совсем так, как предусматривалось. Сейчас много говорят об Алтае, Сибири. Новые люди на новом месте. Будущий Центр на Алтае. Все, кто имеет возможность, пусть едут на Алтай. Про Алтай — это Решено”. В другой раз ученый сказал: “Музей будет здесь и на Алтае. Город будущего и Музей надо строить на чистой земле — на Алтае. Там будущий Центр. Надо смотреть на Восток, а не на Запад”.

Несколько мыслей Юрия Николаевича, которые показались мне актуальными:

«Многие мечтают о свободе. Внутренний человек всегда свободен. Главное — внутренний человек.»

«У меня тайн нет. Я ничего не скрываю. Самое лучшее — действовать совершенно открыто.»

«Не печальтесь о работе, ее для всех будет достаточно. Новые люди появятся, когда будут соответствующие обстоятельства.»

«Будут большие сдвиги… большие энергии спускаются на землю.»

«Восток говорит о рождении Новой Эры, которая, может быть, начнется катаклизмами, а сектанты говорят о конце мира”.»

И действительно, Юрий Николаевич вернулся на Родину с миссией открыть России врата будущего, врата в Новую Эру.

13.05.2012

взято: ЗВЕЗДА ГЕРОЯ. – Львов, 1998.- Составители: Оргкомитет конференции

Источник:  Культурно-просветительный портал “Адамант”

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий