Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ » Рерих и Алтай. Цесюлевич Р.Л.

867 просмотров

К 90-летию пребывания Центральноазиатской экспедиции Н.К.Рериха в Сибири и на Алтае предлагаем вашему вниманию статью Леопольда Романовича Цесюлевича, художника, публициста, рериховеда, педагога, общественного деятеля, члена Союза художников СССР (1967), заслуженного художника России (2006). Л.Р.Цесюлевич провёл большую работу в исследовании алтайского этапа экспедиции Н.К.Рериха. Стоял у истоков создания Государственного музея истории литературы, искусства и культуры Алтая, явился инициатором создания картинной галереи в Алтайском государственном университете. Картины художника находятся в музейных и частных коллекциях России и зарубежья.

Л.Р.Цесюлевич

Л.Р.Цесюлевич

Публикаций о Николае Константиновиче Рерихе и о его отношении к Алтаю в последнее время немало. Но они чаще всего касаются отдельных аспектов темы. Целью этой статьи автор ставит попытку, насколько это возможно, дать комплексную картину пребывания этого великого художника и общественного деятеля на Алтае: причины посещения Алтая, путешествие и его маршрут, художественная и научная работа здесь, контакты с местными жителями, а также отношение их к Н.К.Рериху. Последнее мы считаем важным показателем свойств личности художника.

В исследовании темы автор пользуется в основном своими материалами. В 1967 году он совместно с товарищами впервые открыл следы пребывания Н.К.Рериха в Горном Алтае. В селе Верхний Уймон был найден дом, где жил художник, записали множество воспоминаний старожилов о встрече с ним и его жизни в Горном Алтае. Теперь никого из этих старожилов нет в живых. Важным источником в вопросе восстановления картины пребывания здесь Н.К.Рериха явились сведения, переданные автору Зинаидой Григорьевной Фосдик1, участницей экспедиции Н.К.Рериха на Алтай, которая много лет была вице-президентом музея Н.К.Рериха в Нью-Йорке. Это путевой дневник З.Г.Фосдик «На Алтай с Рерихами», записанный непосредственно на маршрутах, её личные воспоминания.

Более чем в течение 25 лет автором вёлся кропотливый труд по нахождению и классификации тех картин Н.К.Рериха, которые относятся к теме Алтая. Среди них есть находки последних лет.

Представим себе Барнаул 1926 года. Жаркий день конца июля. Пароходная пристань на широкой Оби.  Из Новониколаевска, как тогда ещё называли теперешний Новосибирск, прибывает очередной пароход. Местные жители с любопытством наблюдают необычных приезжих путешественников: седого, с белой бородой, среднего роста, но бодрого и статного мужчину в сером походном костюме и шляпе. С ним вместе – молодой человек с маленькой бородкой клинышком, в зелёной косоворотке, в белом картузе. И женщина стройная, прямая, хотя в годах, – в походной одежде. У кожаных жёлтых, видавших виды чемоданов и ящиков суетились ещё несколько человек. Это экспедиция художника и учёного Николая Константиновича Рериха прибыла на Алтай. С художником вместе – сын Юрий Николаевич2, востоковед, жена Елена Ивановна3 и другие члены экспедиции.

Стояли действительно жаркие дни. Ещё на Оби, когда плыли на пароходе, их застигла пыльная песчаная буря.

Здесь в Барнауле тоже было знойно, вечером прошла гроза, и над Обью вспыхнула величественная радуга, и не одна, а две, и в эти радужные ворота устремлялась широкая Обь <…>

Своё грандиозное путешествие Рерих начал из Индии в 1924 году. Им был тщательно подготовлен крупный караван. Путешествие было опасным. Не раз Николай Константинович составлял своё завещание. Так, в недружелюбном китайском гоминьдановском Синьцзяне в 1926 году он писал: «Настоящим завещаю всё мое имущество, картины, литературные права… в пожизненное пользование жене моей Елене Ивановне Рерих»4.

В мае 1926 года он с экспедицией караванными тропами дошёл до советского Казахстана и по Иртышу добрался до Омска. Пересекая бескрайние степи Казахстана, Сибири, Алтая, Николай Рерих уже тогда, в 1926 году, утверждал, что придёт время, когда «молодые силы России двинутся на освоение целинных земель»5. Затем он отправился в Москву для согласования дальнейшего направления движения экспедиции. Он встречался с наркомами Чичериным и Луначарским, которые одобрили планы экспедиции и содействовали ей. Была тёплая встреча с Надеждой Константиновной Крупской и со многими другими представителями науки и культуры. Из Москвы 22 июля поездом экспедиция Николая Рериха отправилась в Новониколаевск, а оттуда 27 июля пароходом отплыла на Алтай.

Почему же Рериху, прошедшему многие страны четырёх континентов, надо было изучить Алтай?

Дело в том, что Алтай является самой северной точкой этого грандиозного горного мира Центральной Азии. Он и путевой дневник своего путешествия назвал «Алтай – Гималаи». «Алтай – Гималаи, два полюса, два магнита, два устоя»6, – так говорил художник.

Далее, Алтай был как раз одним из главных коридоров, где древние народы передвигались из центра Азии в равнины Сибири и далее в Европу. На Алтае множество древних захоронений, курганов. Еще в каменном веке здесь жили люди, оставившие следы своей своеобразной культуры, философии, наскальные изображения и т.д.

Алтай для Рериха был связующим звеном между Россией и Индией, давно исторически связанными. За сотрудничество и сближение двух братских народов Рерихи боролись всю жизнь и внесли в это дело огромный вклад.

Но для Рериха-учёного Алтай был интересен как центр Евразийского континента, расположенный, как он сам говорил, на «равном расстоянии от четырёх океанов»7.  И здесь, в центре Алтая, возвышается высочайшая вершина Сибири Белуха (4506 м). Художнику, задавшемуся целью отразить в своих полотнах прекраснейшие горные вершины, было просто необходимо писать с натуры.

Его привлекала и возможность изучать быт, искусство, образ жизни алтайского народа. Интересовали и русские крестьяне-старообрядцы, которые селились здесь в укромных местах, убегая от реформ Никона и Петра I, крепостного права и прочих притеснений. Здесь ещё воочию можно было увидеть «осколок» Древней Руси, о которой Рерих в первом периоде творчества создал множество картин.

Нельзя забывать и о том, что маршруты всей Центральноазиатской экспедиции Рериха пересекались, а местами совпадали с путями хождений великих подвижников Востока, о которых художник создавал большой цикл картин «Знамёна Востока». И на Алтае, согласно легендам, проходили пути Готамы Будды.

Но вернёмся в Барнаул 1926 года. 28 июля Рерихи прибыли в столицу края. Вместе с ними членами экспедиции были тибетский лама Геген, ладакец Рамзан – рабочий экспедиции, молодые сотрудники из Америки, журналист и исследователь Морис Михайлович Лихтман, а также Зинаида Григорьевна Фосдик, которая стала затем директором музея Николая Рериха в Нью-Йорке и проработала на этом посту в труднейших условиях, среди предательств и вражеского окружения, до своей смерти в 1983 году. Её дневник и воспоминания «На Алтай с Рерихами» очень помогают в изучении этого этапа Центрально-Азиатской экспедиции Рериха.

Гостиница «Империал», где останавливались Рерихи в Барнауле

Гостиница «Империал», где останавливались Рерихи в Барнауле

В Барнауле они пробыли сутки. Остановились в гостинице «Империал» на берегу Барнаулки, недалеко от пристани (ул. Мало-Олонская, 28). Этот деревянный двухэтажный дом с замысловатыми башенками и балконами не сохранился до наших дней. Художник с семьёй занял комнаты на втором этаже в южном торце здания, где был выход на небольшой балкон. И путешественники осмотрели Барнаул. У Николая Константиновича был обычай, прибыв в новый для него город, нанимать извозчика и знакомиться со всеми достопримечательностями. Рерихи посетили краеведческий музей, старейший в Сибири, побывали на Демидовской площади, где стоит обелиск 100-летию горного дела на Алтае. В городе это место назвали «уголок Петербурга» благодаря созданному тут уникальному архитектурному ансамблю в классическом стиле. Посмотрели сохранившиеся строения знаменитого сереброплавильного завода.

В Барнауле Н.К.Рерих выступил с лекцией-беседой перед художниками города. Встреча проходила в доме по Мало-Тобольской ул., 36, на втором этаже. В этом старом двухэтажном здании напротив Старого базара были залы, где устраивались выставки картин, работала изостудия, собирались художники. На этой встрече с Рерихом было около 12 человек, среди них – художники А.Н.Борисов8, А.О.Никулин9, В.В.Карев10 и другие. Алексей Николаевич Борисов был учеником Н.К.Рериха по школе Общества поощрения художеств в Петербурге. В Барнауле Борисов вёл городскую изостудию, преподавал в школе, стал одним из ведущих в то время художников.

На следующий день экспедиция Рериха отправилась пароходом в Бийск. Прибыла туда 30 июля. В Бийске Рерихи остановились в гостинице «Деловой двор» (теперь гостиница «Бия», ул. Л.Толстого, 144), их комнаты были на втором этаже, с окнами на улицу, в восточной части здания. В гостинице с Н.К.Рерихом встречался алтайский художник Д.И.Кузнецов11, преподаватель рисования Н.В.Бучерников и другие. Николай Константинович показывал им свои картины, рассказывал о путешествии, о пройденных им странах. Встречи были неоднократными, оставили у Д.И.Кузнецова огромное впечатление. Рерих со своими спутниками ознакомился с краеведческим музеем, размещавшимся тогда в Доме культуры (теперь – Драмтеатр), осматривал окрестности города, хотел съездить к слиянию Катуни и Бии.

Впоследствии, уже возвращаясь с Горного Алтая, в Бийске Н.К.Рерих останавливался снова, ожидая пароход в Барнаул и Новониколаевск. Опять были встречи с художниками, с Д.И.Кузнецовым, Николай Константинович показывал им свои алтайские этюды, в том числе этюд «Катунь».

Напротив гостиницы в Бийске был базар. Там, отправляясь вглубь Алтая, путешественники наняли лошадей, возниц, четыре подводы. Проводником стал местный старожил Эдоков. Николай Константинович, Юрий Николаевич и Морис Михайлович ехали верхом. Направились в сторону Усть-Коксы. Ехали через сёла Красный Яр, Алтайское, Баранча, Таурак, Мариинское, Чёрный Ануй, Усть-Кан, Кырлык, Абай. Дорога была плохая, шли дожди, ломались подводы. Но Николай Рерих и его спутники проявляли неистощимое терпение. По дороге, в своём дневнике «Алтай – Гималаи», художник записал: «А когда переломили Эдигол, раскинулась ширь Алтая. Зацвела всеми красками зелёных и синих переливов. Забелела дальними снегами. Стояла трава и цветы в рост вершников12. И коней не найдёшь. Такой травяной убор нигде не видали»13.

На седьмые сутки, промокшие и измученные дорогой, путешественники прибыли в Усть-Коксу. На следующий день, тоже в ливень, переправились на пароме через Катунь и прибыли в Верхний Уймон. Семья Рерихов сразу направилась к дому известного во всей округе проводника Варфоломея Семёновича Атаманова, сопровождавшего в горах знаменитого алтайского художника Григория Ивановича Гуркина14, профессора Томского университета, исследователя Алтая Василия Васильевича Сапожникова15 и других. Расположились в его доме. Очевидно, что по рассказам и рекомендациям художник уже знал об этом удивительном крестьянине, широко одарённом человеке. Тот был и прекрасным знатоком лечебных трав, кореньев, был отличным земледельцем, знал языки, читал медицинские книги, лечил у себя сельчан, даже делал операции. В доме Варфоломея Атаманова была картина Гуркина, подаренная автором проводнику, – горная река, и по жёрдочке проходит через бурный поток охотник-алтаец.

Центрально-Азиатская экспедиция

Центрально-Азиатская экспедиция

Чем же занималась экспедиция Николая Рериха в глубине Алтая?

Это удаётся выяснить из целого ряда источников. Из книги «Алтай – Гималаи» самого художника, из воспоминаний Зинаиды Фосдик, а главное – на месте, в сёлах Усть-Коксинского района, из уст старожилов. В 1967 году автор этих строк вместе с тремя товарищами отправился в Верхний Уймон искать следы пребывания там художника. Основой для поиска служили строки из книги «Алтай – Гималаи». Многие нас уверяли, что следов нет и вообще художника там не было. Действительно, приехав в село, оказалось, что первые встреченные нами старожилы фамилию художника не знают. Но когда нас привели к дому, где живёт дочь проводника Рериха, Агафья Зубакина, и мы показали ей портрет художника, напечатанный в каталоге-путеводителе Новосибирской картинной галереи, то реакция её была поразительной. Лицо старушки сразу осветилось улыбкой, и с набежавшими слезами она воскликнула: «Он, он! Помню, Юра – сын был! Какие хорошие люди были! Мало пожили, а добра много сделали…»16. И весь вечер она нам рассказывала о самых волнующих и светлых днях её жизни, когда в доме её отца жила семья Рериха.

Потом мы встретились в соседнем селе Тихонькое с Серапином Семёновичем Атамановым, который тоже помогал экспедиции Рериха. Он помнил всех по имени и отчеству, знал, откуда приехали, что делали. Много о Рерихах рассказывал Лаптев Фёдор Петрович, в то время работавший в конторе «Заготпушнина». И многие другие вспоминали, и по всему видно было, что приезд в село художника с семьёй стал знаменательным событием в их жизни, что они полюбили их. Они научились многому от Рерихов. А сам художник всех молодых побуждал к учёбе. Говорил: «Надо учиться, надо учиться!»17. Он интересовался состоянием школ в районе, посетил дом инвалидов в Верхнем Уймоне, внёс на их счёт средства. Воспоминания крестьян столь живы и интересны, что сложились в целую статью (Л.Р.Цесюлевич «Крестьяне Алтая о Николае Рерихе», журнал «Сибирские огни», 1974, №10).

Жизнь Рерихов в горах Алтая можно описать примерно так. Расположились они на втором этаже двухэтажного крупного дома Варфоломея Атаманова. Туда вела деревянная лестница с крутыми ступенями. Затем был балкон, сени и направо горница – комната гостей. Налево была комната, где Варфоломей Атаманов лечил больных, своего рода больница. В комнате Рерихов все стены были увешаны этюдами, картинами. Работал художник не только на выездах. Писал картины и в комнате. Здесь начал полотно «Сосуд нерасплёсканный» – «самые синие, самые звонкие горы»18, как писал сам художник об Алтае. В комнату, когда он работал, никто не имел права заходить, кроме проводника Варфоломея Семёновича, прозванного в селе просто Вахромеем. Они сразу как бы нашли друг друга. Были похожи даже внешне и сходны по своей широкой деятельности: академик, учёный и простой алтайский крестьянин, но богато одарённый. О многом они беседовали. Надо сказать, что у Рерихов  сразу установились дружеские отношения со всеми сельчанами. Сердца людей покоряли их простота, разговорчивость, любовь к людям, уважение к ним. Особенно к Рерихам привязались дети. Перед выездом в горы художник катал их по двору на лошади. А Елена Ивановна очень полюбила внучку проводника, четырёхлетнюю Олю19. Сшила для неё однажды за ночь вручную красивое белое платье. Рерихи носили на руках детей по крутой лестнице, мыли им мылом ручки, угощали. Вся жизнь окружающих крестьян интересовала их.

В сёлах долины Усть-Коксы многие дома (стены, потолки, двери, наличники) были расписаны сестрой Варфоломея Атаманова – бабушкой Агашевной в древнерусском стиле, травчатой живописью, с фантастическими зверьми. Теперь в Алтайском музее изобразительных и прикладных искусств есть доски, расписанные этой народной художницей.

Замечательными в этом крае были древнее прикладное искусство, одежда. Здесь Николай Рерих писал этюд девушки в древнерусском наряде – в цветастом сарафане, шали. Позировала ему сельская красавица Бочкарёва Варвара Ипатьевна. Он говорил: «Будет эта девушка в музее»20. Экспедиция собирала образцы местной народной одежды. Видели в ней большую красоту. Юрий Николаевич снимал на киноплёнку всё особенное в селе, людей, окружающие горы. Говорил сельчанам: «Будете у нас по стенке бегать»21. А они ещё кино не знали и не понимали, что это такое.

Одновременно с экспедицией Рериха в этом районе работала художница Наталия Николаевна Нагорская22, по заданию Новосибирского краеведческого музея делала эскизы с народного прикладного искусства, интересных строений, их украшений, одежды, утвари. Она пришла к Рерихам в Верхний Уймон в их дом. Встреча была трогательной. Увидя художника, она воскликнула: «Рерих! Я люблю Ваши картины “Строят город”, “Заморские гости”, “За морями земли великие”… Ваши картины воспитали у меня чувство любви к Родине, к истории русского народа. Вы вернулись на Родину?» Ответ Рериха был значительным: «Я никогда не покидал Родины, я путешествую»23.

Крестьяне вспоминают, как женщины в селе шили мешочки для образцов породы, а мужчин просили в разных сторонах собирать особые камни. Находили свинец, каменный уголь, золото, железо. Руководил геологическими работами Морис Лихтман. Проводник показал Рерихам заброшенные шахты, бывший асбестовый завод.

В Верхнем Уймоне 14 августа состоялась встреча Рерихов с экспедицией инженера-геолога Падурова из Ленинграда. Он приглашал художника участвовать в экспедиции ленинградских учёных на следующий год по этим же местам24.

Разведка геологических ценностей не была самоцелью. В воспоминаниях крестьян и в записях самого художника есть свидетельства, что он хотел практически стимулировать культурное развитие этого района. Он считал Усть-Коксинскую долину одним из красивейших мест, обладающих прекрасной природой, богатыми недрами, крепкой почвой, на которой можно строить город, соответствующий величию природы. Он предложил и название ему – Звенигород. По воспоминаниям Фёдора Лаптева, экспедицией были посланы письма из Верхнего Уймона в Москву наркому иностранных дел Чичерину и в Горно-Алтайск председателю облисполкома Алагазову с предложением плана культурного и научного подъёма этой местности25.

Сам художник считал, что здесь созданы очень подходящие условия для будущего центра культуры. Впоследствии он писал своему сотруднику, писателю Валентину Булгакову: «Глубоко порадовало нас Ваше сведение, что Вы – сибиряк и притом большой патриот своего отечества. Вы ездили по горам алтайским, а Алтай является не только жемчужиной Сибири, но и жемчужиной Азии. Великое будущее предназначено этому замечательному сосредоточию. В Париже, когда Вы посетили наш центр26, Вы, наверное, видели мой этюд “Белуха”. Там было три этюда прекраснейших высот Азийских: Канченджанга, Белуха и Эльбрус. Итак, когда мы знаем, что вы – алтаец, Вы нам ещё и ещё ближе»27.

Зинаида Григорьевна Фосдик подтверждает это отношение художника к нашему краю: «Алтай. Сибирь. И он говорил, что здесь будущее. И те, кто это восприняли, имели острую любовь к Алтаю. Мы идём к истокам мудрости, это значит – к Востоку, это значит – к Алтаю»28.

На этюды – писать алтайские горы – художник с проводником выезжали ежедневно. Попутно вместе с Варфоломеем Семёновичем собирались образцы трав и кореньев. Но, как говорил сам Николай Рерих: «Моё главное устремление как художника было к художественной работе»29. Он писал этюды везде, не расставаясь с мольбертом. Даже на седло крепил маленький ящик-этюдник и на ходу лошади набрасывал красками пейзажи. Это редчайший случай такой художественной работы. Крестьяне о Рерихе говорили: «фабричные люди, пять минут им до́роги»30. Один такой набросок, сделанный с седла лошади, хранится теперь в Государственном музее истории литературы, искусства и культуры Алтая. По предположению, это уймонские места.

На лошадях поднимались Рерихи на вершины: Студёный, Погорелка, Большой Батун, Малый Батун. Взбирались на Теректинский хребет, чтобы оттуда видеть вершины Белухи. И всюду художник писал этюды. Этюд, где написана гора Белуха с южной стороны, хранится теперь в Лувре в Париже.

Автору этих строк удалось побывать в тех местах на юге Белухи и сравнить репродукцию картины Н.К.Рериха «Белуха» (1926) с натурой. Удивительно, насколько Рерих реалистичен! Даже нашлось место, где мог бы стоять мольберт художника, – удобная площадка на крупных камнях. По картине можно было определить, насколько значительно Катунский ледник отступил по сравнению с 1926 годом.

К Белухе Николай Рерих относился с великим восторгом и любовью. Вот его слова: «Семнадцатого августа смотрели Белуху, было так чисто и звонко. Прямо Звенигород»31. «А со Студёного белка лучше всего видно самую Белуху, о которой шепчут пустыни»32. «Владычица Алтая, белоснежная гора Белуха, питающая все реки и поля, готова дать свои сокровища»33.

Алтай был для Рериха не просто этапом большого путешествия. Он стал для него символом красоты, будущности и непобедимости Родины. «Приветлива Катунь. Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и успокоительны зелёные травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чьё сердце убоялось суровой мощи и красоты?»34. «И в доисторическом, и в историческом отношении Алтай представляет невскрытую сокровищницу»35.

19 августа экспедиция Рериха двинулась в обратный путь. Но свою работу здесь она не считала завершённой.  Теперь Варфоломей Атаманов повёл их по более короткой и удобной дороге через Чёрный Ануй, Туманово, Матвеевку, Карпово, Солоновку. На пятый день, 24 августа, дошли до Бийска. Своего проводника Рерих приглашал идти с ним в экспедицию и дальше, до Индии, чтобы тот смог изучать лекарственные травы других стран, но Варфоломей Семёнович отказался. Уймонцы теперь говорят: «Зря отказался, не погиб бы». Ибо умер Варфоломей Атаманов в ссылке на севере в 1930 году. Пострадал из-за сыновей. Сам же он был всегда лоялен к власти. Когда во время Гражданской войны сыновья посадили в амбар двух «красных» для расстрела утром, он их ночью выпустил. Утверждал: люди должны жить, к каким бы убеждениям они ни принадлежали. Тем не менее, его арестовали. За освобождение Варфоломея хлопотало всё село, так как он всем сделал много добра. Решения о реабилитации наконец добились, но документы слишком поздно пришли на север.

26 августа на пароходе «Жорес» путешественники отправились в Барнаул. Здесь 27 августа была опять остановка, но всего на три часа. За это время, тут же на пристани, произошла встреча Рериха со своим учеником Алексеем Николаевичем Борисовым, вторая на Алтае и последняя в их жизни. Узнав о прибытии Рериха в Барнаул, Борисов оставил своих учеников в классе заниматься самим и поспешил на пристань повидаться со своим учителем. Эта встреча двух художников была волнующей и запомнилась Борисову на всю жизнь.

Вечером 27 августа Рерихи с экспедицией прибыли в Новониколаевск и оттуда отправились дальше – в Верхнеудинск (Улан-Удэ), затем – в Монголию, Тибет, Индию. В 1928 году, завершив грандиозное путешествие, Николай Рерих основал в Гималаях, в долине Кулу, Институт Гималайских исследований «Урусвати», который обрабатывал материалы экспедиции. Этот Институт сотрудничал с учёными разных стран, в том числе с Алтая. Варфоломей Атаманов посылал в Индию образцы лекарственных растений, кореньев с описанием их действия. Из Индии художник прислал ему журнал с фотографией, как они вместе путешествовали по алтайским горам.

Работая на Алтае, Рерихи планировали «лет через пять», после завершения экспедиции и передачи всего накопленного отечественной науке и искусству, вернуться на Алтай и поселиться здесь навсегда. Об этих планах хорошо помнили старожилы села. Этот факт подтвердила и Зинаида Фосдик.

Такое намерение художника придаёт его посещению Алтая ещё большее значение. Если бы эти планы осуществились, то мы имели бы не только тематику Алтая в творчестве Рериха, но и алтайский период его жизни. Но международная обстановка в мире и политическая в нашей стране в конце 30-х годов очень осложнилась, и это не дало возможности вернуться ему на Родину, как он это думал. Остановка экспедиции в Индии предполагалась художником временной, лет на пять, для начального изучения материалов путешествия, но продлилась 19 лет.

Назревала Вторая мировая война. Николай Рерих в 1938–1939 годах даже предпринял попытку вернуться в СССР через «буферное государство»  – Латвию, предвидя присоединение Прибалтики к Советскому Союзу. В условиях надвигавшейся войны он хотел быть со своим народом. Но не мог добиться документов на въезд. Как только позволила международная обстановка, уже к концу Второй мировой войны, Рерих активно переписывается с друзьями в России, в частности с И.Э.Грабарём, и наконец получает визу. Он собирается к возвращению из столь длительной экспедиции на Родину, экспедиции, продолжавшейся целых 29 лет. Картины уже были упакованы и находились на таможне в Бомбее –  ждали корабля из Индии в Одессу. В это время художник заболел и умер (13 декабря 1947 г.).

Хотя Николай Рерих и не смог вернуться в Россию и поработать ещё на Алтае, он завещал свои картины народу своей великой Родины и их часть – «городу, близлежащему к Алтаю»36. Его старший сын Юрий Николаевич в 1957 году вернулся в нашу страну и привёз более 400 картин отца. Из этой коллекции 60 полотен было передано Новосибирской картинной галерее, поскольку в городах поближе к Алтаю не было к тому времени своего музея изобразительного искусства. В Барнауле Художественный музей открылся только в 1959 году.

Творческое наследие художника велико. Нелегко в нём выделить те картины, которые посвящены Алтаю. Ведь к этой теме он неоднократно обращался и после посещения Алтайского края, она была любимой. Дело в том, что художник придавал картинам широкое значение, порой символическое. И названия картин не всегда помогают в их сортировке.

Но, несмотря на вышесказанное, после длительных исследований представляется, что картины Николая Рериха на тему Алтая можно разбить на три группы. Во-первых, это то, что художник рисовал и писал с натуры на месте. Это этюды окрестных гор, Белухи. Известны три этюда Белухи: два из них находятся в США; один, написанный с южной стороны горы у истоков Катуни, – в Лувре в Париже. По нему, как говорят французские гиды, они знают о нашем Алтае.

С натуры делались многие рисунки: например, алтайской юрты в местности, где теперь стоит село Тихонькое. На Алтае художником начата картина «Сосуд нерасплёсканный». Окончена она в 1927 году в Монголии.

В музее Н.Рериха в Нью-Йорке находятся первоначальный карандашный эскиз к этой картине и сама картина. Она представляет собой высокогорный пейзаж, очень напоминающий подножие Белухи с юго-востока. Отчётливо видны обе её вершины. А на переднем плане – фигура Гоутамы Будды, несущего чашу. Лицом он обращён к востоку, и вся картина в  освещении утра.

Во-вторых, это картины, написанные на тему Алтая в другое время. Здесь полотно «Ойрот. Алтай», или «Ойрот, вестник Белого Бурхана». Оно относится к большому циклу его картин «Знамёна Востока» о выдающихся героях, духовных подвижниках, легендарных и исторических личностях Азии. Примечательно, что эту картину Николай Рерих написал ещё до посещения Алтая, в 1924 году, в Ладаке на основе услышанной там легенды. Легенда гласит о Хане Ойроте, последнем потомке Чингисхана и последнем правителе его империи на Алтае. Побеждаемый противниками, он таинственно исчез, но предсказал, что вернётся, когда гора Белуха изменит свои очертания. И тогда наступит светлое время.

У Николая Рериха есть ряд картин, сюжетом к которым послужила легенда о чуди, услышанная художником на Алтае и бытующая здесь и сегодня. Она повествует, что здесь когда-то жил народ – чудь, который ушёл в подземелье, в пещеры или вырытые им ямы, чтобы его не поработили враги. Чуди ушли со своим богатством и закрыли камнями входы.

Крестьяне показывали Рериху древние тюркские захоронения, уложенные камни и объясняли, что туда ушла чудь. Конечно, это легенда, но крестьяне вспоминали и то, как художник часто повторял, что «все легенды от были»37, ведь в них – видоизменённые и приукрашенные веками исторические события.

После пребывания на Алтае, в 1928–1930 годах, он пишет картину «Чудь подземная». Здесь на переднем плане – горная пещера со сталактитами, уходящая вглубь недр земли. Туда уходят люди, народ чудь, в островерхих шапках, неся на спине свои сокровища и утаивая их в подземелье. В проёме пещеры виднеется заснеженный горный пейзаж, напоминающий местность около Белухи в юго-западной её части за ледником Чёрным.

Легенда о чуди, ушедшей в землю вместе со своими сокровищами, в понимании Рериха обретает смысл переселения народов, а также символического значения ценностей, клада, иных сокровищ народа, скрытых до срока и являющихся залогом его преуспевания. Эту легенду в своих книгах он сравнивает с индийской легендой о подземном народе Агарты и с легендами многих народов Азии о Шамбале. В этом случае легенда служит художнику отправной точкой для разговора о бесконечности познания, о скрытых ресурсах земли, о неисчерпаемом «золотом фонде» духа народа, о великом будущем России, в котором был убеждён художник.

В 30-е годы Николай Рерих написал прекрасное полотно «Сокровище гор». Глубокая пещера, на переднем плане сталактиты, сталагмиты, громадные кристаллы. А в следующем подземном зале – освещённые золотым светом люди в белых одеждах – чудь, унёсшие в укрытия свои сокровища и живущие здесь по своим законам истины и справедливости.

Но тема чуди развивается и дальше в творчестве Рериха. Вот полотно «Клад захоронённый», или  «Победители клада», 1938 года. Тёмные глубины недр земли. Но они как бы разорваны взрывом. Как будто масса земли дала трещину. И из расселины бьёт яркий золотой свет. Причудливые образования скал, напоминающие химер, не в силах удержать свет. И этим светом озарена вся громадная пещера, и видится происходящее в ней. Здесь те же люди, что и в картинах «Подземный народ» и «Сокровище гор», но они уже не уходят в пещеру, не прячут свои сокровища, а в огромных ношах выносят их наружу, в жизнь.

Н.К.Рерих. Богатыри проснулись

Н.К.Рерих. Богатыри проснулись

Через два года Николай Рерих, развивая образы легенды о чуди, пишет картину «Богатыри проснулись». Здесь та же пещера, как и в первой картине «Подземный народ» 1928–1930 годов, но на первом плане глыбы земли. В ней очертания окаменевших фигур богатырей, спящих вековым сном. Рядом мечи, щиты. Некоторые уже просыпаются, приподнимаются. А у выхода из пещеры – уже готовые к бою воины и вождь в красном плаще. Из самой земли-Родины рождаются герои, её защитники. Картина написана в 1940 году, когда Вторая мировая война уже гремела в Европе и можно было предвидеть нападение фашистской Германии на Россию. Здесь Алтай – символ неисчерпаемой силы народа, готового защитить свою землю.

Завершает этот цикл картин полотно «Победа», или «Змей Горыныч». На заднем фоне изображена Белуха с южной стороны, как на пейзаже, находящемся в Лувре. На переднем плане – древнерусский воин, похожий на одного из героев картины «Богатыри проснулись». Перед ним – поверженный им дракон. Это былинный сюжет. Таков метод Николая Рериха: он обращается к современникам и говорит о современных событиях образами легенд, былин, истории, устоявшимися в народном сознании. Картина написана в 1942 году, в год решающей битвы на Волге и последующей победы в ней. Становится ясно, что это полотно об этой победе. Тем более если заметим: цвет кожи Змея Горыныча соответствует цвету мундиров фашистской пехоты, а сверкающие в багряном свете вершины Белухи, как неприступный бастион, стали символом непобедимости народа, символом победы. Картина отражает и извечные темы победы добра и правого дела над злом,  а также борьбы истины и эгоизма в самом человеке, в его душе. И победы совести, сознания… Вообще надо отметить, что многие картины Николая Рериха, как и некоторых других художников-философов, имеют много пластов заложенного в них смысла:  от внешнего – к внутреннему, от исторического сюжета, через эмоционально-ассоциативные составляющие – к философским и нравственным.

Теперь картина «Победа» находится в Новосибирске, в Доме учёных. Младший сын Николая Рериха, Святослав Рерих, подарил её сибирским учёным по их просьбе как дань сибирякам, ковавшим общую Победу.

Но на Алтае, кроме легенды о чуди, Николай Рерих записал и другую легенду, не менее популярную в тех местах. Она говорит о том, что за горами и пустынями есть страна, где жизнь счастливая, где природа богатая, где нет притеснений, и зовётся это место – Беловодье. И сам Алтай с белой Белухой, с белыми водами горных рек: Катуни в её верховье, Ак-Кема и других, с богатой природой края, часто называют Беловодьем. На поиски этой легендарной страны на самом деле отправлялись многие группы переселенцев, или беглых крестьян, или старообрядцев ещё в прошлом веке и вплоть до первых десятилетий двадцатого века38. Были специальные путеводители, так называемые «путники», где в крестьянском наречии, с искажёнными географическими названиями, указывалось направление вглубь горной страны центра Азии, а путь начинался «между Аргунью и Иртышом»39. Целыми семьями, даже сёлами, со всеми пожитками шли в сторону Монголии, Тибета. Столь сильна была вера в эту легенду.

Картина Рериха под названием «Танг-Ла» как раз показывает такого русского человека, нашедшего легендарное Беловодье. Перевал Танг-Ла в системе гор Кунь-Луня, с перевала видна река с белой водой, и вдали – прекрасный белый горный хребет. Категория прекрасного часто превращается или соединяется в искусстве Николая Рериха с категорией добра. Подобные превращения есть и в народном творчестве.

Картина «Оттуда» (1930-е гг.) о том же Беловодье. На переднем плане стремительная, перекатывающаяся по камням горная река с молочно-белой водой, и по дощечке осторожно переходит её женщина в белом одеянии из Беловодья. За рекой звонкие синие горы.

Как мы говорили выше, к третьей группе принадлежат произведения, причисленные к теме Алтая благодаря записям художника, но которые могут относиться к самой разной тематике.

Полотно «Святогор» 1938 года посвящено древнерусскому богатырю. Образ его Николай Рерих связывает с горами севера – Алтаем, с Белухой. Действительно, заснеженные скалы напоминают вершины Белухи. На этой картине первые лучи восходящего солнца, и богатырь Святогор обращён к востоку. В представлении народа горные вершины Белуха, Уч-Сумер священны, а сам Святогор символизирует мощь и богатырскую силу.

Н.К.Рерих. Ковка меча

Н.К.Рерих. Ковка меча

Находясь на Алтае, Николай Рерих очень интересовался захоронениями древних народов – курганами. Хотя знаменитый археолог Руденко Пазырыкские курганы в то время ещё не открыл, но по другим раскопкам было известно, что в давние времена искусные мастера изготавливали изделия из металла: золота, серебра, бронзы. «Курумчинские кузнецы»40 – так называл их Рерих. Этим самобытным персонажам посвящена его картина «Ковка меча». В каменной пещере, ночью, при свете огня, двое древних кузнецов куют меч. Настрой картины суровый, мужественный и героический. Год создания картины – 1941-й – придаёт ей патриотическое звучание, как и картине «Страж пустыни». Изображённые на ней курганы с каменным изваянием в центре – кезером, окружённым камнями, есть и на Алтае, и в Монголии.  Когда смотришь на полотно, как бы читается мысль художника: даже каменные изваяния предков встают на защиту родных степей.

Последняя картина Николая Рериха тоже была на тему Алтая –   «Приказ Учителя». Первый её вариант был написан в 1930-е годы, а второй остался на мольберте, когда художник умер. На переднем плане перед горным ущельем сидит человек, и белый орёл приносит ему весть от его Учителя. А вдали виднеется силуэт трёхглавой белой горы, полностью соответствующий очертаниям Белухи, видимой с каньона Ак-Кема. И горная река уводит взгляд к ней, как бы зовёт в дорогу. Несомненно, Николай Рерих, собираясь ехать на Родину и имея решение поселиться на Алтае, писал те зовущие его вершины, к которым он устремлялся.

В Музее изобразительного искусства в Риге есть картина Рериха 1930-х годов «Путь», изображающая символическую фигуру человека, пробирающегося вверх всё выше и выше по горной извилистой и опасной тропе над стремительной рекой. А там, впереди, за тёмными скалами, открывается простор света и сияют три белых вершины.  Представляется, что эта картина, как и «Приказ Учителя», – символическая. Она – о трудном пути нравственного совершенствования, что соотносится с темой любимого Рерихом Алтая.

Рерих прославил Алтай на весь мир. По многим странам разошлись его картины об этой земле. Об Алтае рассказывают его книги «Алтай – Гималаи» и «Сердце Азии». Он говорил: «Сибирь – страна великого будущего, Алтай – живое воплощение её красоты»41.

Наследие художника-патриота вошло в культурную сокровищницу российского народа. Его завет звучит так же актуально и сегодня: «Собственности у меня нет. Картины и авторские права принадлежат Елене Ивановне, Юрию и Святославу. Но вот что завещаю всем, всем. Любите Родину, любите русский народ. Любите все народы на всех необъятностях нашей Родины. Пусть эта любовь научит полюбить и всё человечество. Чтобы полюбить Родину, надо познать её. Пусть познание чужих стран лишь приведёт к Родине, ко всем её несказуемым сокровищам. Русскому народу, всем народам, которые с ним, даны дары необычные. Сокровища азийские доверены этим многим народам для дружного преуспевания. Доверены пространства, полные всяких богатств. Даны дарования ко всем областям искусства и знания. Дана мысль об общем благе. Даны познание труда и бесстрашная устремлённость к обновлению жизни. Народы поют и способны к украшению жизни. Где нарождается красота, там придёт и расцвет всех трудовых достижений. В мирном труде познаётся и мир всего мира… »42.

Исследование темы «Рерих и Алтай» ни в коем случае нельзя считать завершённым. Новые находки и материалы прибывают постоянно. Но все они укрепляют главную мысль: благодаря Николаю Рериху мы получили возможность в полной мере ощутить красоту и уникальность природы Алтайского края, осознать значительность и важность его истории и культуры, и не только для нашей страны, но и для всего мира.

Примечания:

1 Фосдик Зинаида Григорьевна (1889–1983).

2 Рерих Юрий Николаевич (1902–1960).

3 Рерих Елена Ивановна (1879–1955).

4 Рерих Н. Зажигайте сердце. М.: Молодая гвардия, 1975. С. 8.

5 Дневниковые записи Л.Цесюлевича со слов Ю.Н.Рериха. Москва, 1957. Архив Л.Цесюлевича.

6 Стенограмма беседы Л.Цесюлевича с 3.Фосдик. Москва, 1974. Архив Л.Цесюлевича.

7 Там же.

8 Борисов Алексей Николаевич (1989–1937).

9 Никулин Андрей Осипович (1878–1945).

10 Карев Василий Васильевич (1886–1970).

11 Кузнецов Дмитрий Иванович (1890–1980).

12 Всадников.

13 Рерих Н. Алтай – Гималаи. – М.: Мысль, 1974. С. 240.

14 Гуркин Григорий Иванович (1870–1937).

15 Сапожников Василий Васильевич (1861–1924).

16 Полевые записи Л.Цесюлевича со слов старожилов, 1967 г. Архив Л.Цесюлевича.

17 Полевые записи Л.Цесюлевича со слов старожилов, 1967 г. Архив Л.Цесюлевича.

18 Рерих Н. Алтай – Гималаи. М.: Мысль, 1974. С. 241.

19 Атаманова Ольга Прокопьевна, г.. Бийск, ул. Социалистическая, дом 26, кв. 6.

20 Полевые записи Л.Цесюлевича со слов старожилов, 1967. Архив Л.Цесюлевича.

21 Там же.

22 Нагорская Наталия Николаевна (1894–1983).

23 Воспоминания Н.Н.Нагорской. Архив Л.Цесюлевича.

24 Полевые записи Л.Цесюлевича со слов старожилов, 1967. Архив Л.Цесюлевича.

25 Там же.

26 Музей общества им. Н.Рериха в Париже.

27 Булгаков В. Встречи с художниками. Л., 1969. С. 268.

28 Стенограмма беседы Л.Цесюлевича с З.Г.Фосдик, Москва, 1974. Архив Л.Цесюлевича.

29Рерих Н. Избранное. Сердце Азии. М.: Советская Россия, 1979. С. 100.

30 Полевые записи Л.Цесюлевича со слов старожилов, 1967. Архив Л.Цесюлевича.

31 Рерих Н. Алтай – Гималаи.  М: Мысль, 1974. С. 247.

32 Там же. С. 242

33 Рерих Н. Избранное. Сердце Азии. М.: Советская Россия, 1979. С. 124.

34 Рерих Н. Алтай – Гималаи. М.: Мысль, 1974. С. 247.

35 Рерих Н. Избранное. Сердце Азии.  М: Советская Россия, 1979. С. 124.

36 Устное завещание Н.К.Рериха. Дневниковые записи Л.Цесюлевича со слов Ю.Н.Рериха, Москва, 1957. Архив Л.Цесюлевича.

37 Полевые записи Л.Цесюлевича со слов старожилов села Верхний Уймон, 1967. Архив Л.Цесюлевича.

38 Возникновение легенды о Беловодье и поиск его крестьянами Алтая исследован в книге:Бухторминские старообрядцы. Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1930, вып. 17, Казахстан.

39 Рерих Н. Алтай – Гималаи. М.: Мысль, 1974. С. 241.

40 Там же. С. 244.

41 Фосдик З.Г. На Алтай с Рерихами. Дневник путешествия. Архив Л.Цесюлевича.

42 Рерих Н. Зажигайте сердца. М.: Молодая гвардия, 1975. С. 196. – «Завет», 24 октября 1939 г.

Источник:  Культурно-просветительский журнал “Дельфис” №87(3/2016)

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий