Главная » БЫТЬ ПОЛЕЗНЫМ ЛЮДЯМ, Как нужно жить » Пётр Мамонов: “Мы — только кисточки, которыми рисует Бог…”

225 просмотров

3774-377-648

 

Актёр и музыкант Пётр Мамонов — о себе, о вере, о музыке, о кино…

Советское кино пересматриваю. На себя примериваю. Вот он — полковник, коммунист, в Бога не верил, ни одну молитву не прочитал. В Чечне один пацан выдернул чеку из гранаты, вот она вертится, сейчас взорвётся… Полковник — на гранату брюхом, его на куски, все остальные живы. И вот он куда? Пулей в рай. А он в церкви ни разу не был. Это, конечно, не означает, что мы в церковь не будем ходить. Но вот оно в чём христианство — в жертвенной любви к ближнему.

Если жертвуем временем, вниманием, деньгами… Не умеешь никак иначе — дай денег. Думаю, что брату на Новый год подарить? Заверну ему пять тысяч рублей. Он откроет — обрадуется. Вот тогда и будет Новый год. А если подарить что-нибудь ненужное — тогда лучше сразу в мусорное ведро выбросить.

Много в жизни случаев чудесных. Потерял очки, ищу, прошу у Бога помощи. Он раз — и помог. Он для всех и всё время, и на всех его хватает.

Господь наш Иисус Христос родился именно для того, чтобы мыузнали через его человеческую жизнь, что такое Бог. Великую оказал нам милость, чтобы мы узнали и поняли, что же такое Бог.

В книжечке отца Димитрий Смирнова написано, как дьявол действует. Раньше слово «бог» писали с маленькой буквы, старались лишний раз не упоминать, церкви разрушали… Сейчас слово «Бог» пишется с большой буквы, всюду говорят и пишут «Бог»-«Бог»-«Бог». В любой газете. Чтобы только люди привыкли.

А это ведь благоговейнейшее дело. Он ведь и Господин, и Божество. Непознаваемое Божество. Это путь бесконечного восхождения туда, вверх. А, может, и в другую сторону — и тоже без конца. Вот ты всех убил, пьяный сидишь… Человек, выбирай!

Зачем мы живём? Чтобы приготовиться к тому экзамену, который будет на входе в вечность. Другого смысла в этой жизни нет. Всё, что на эту мельницу — всё плюс. Всё остальное — мимо.

Поэтому, если мы начнём свою жизнь проверять каждый день, каждый час, каждую секунду под этим знаком, то увидим, что всё нам станет понятно. Туда ли я живу или в сторону, или назад, или вообще мимо.

Жизнь проходит, каждый день проходит. Вот недавно только праздновали Новый год за этим столом, и вот опять уже Новый год. Ну, правда же?

Что мы здесь делаем? Вот такие серьёзные вопросы начнём себе задавать и искать на них ответы. А ответы есть.

Без Бога жизнь — это смерть наяву. Не надо обольщаться: вот отпуск отгуляю и тогда… Нет.

А вопрос о том, есть ли Бог или нет Бога – праздный. Изучите! Я вот на звёздное небо смотрю и думаю: «Что — это всё само?»

Но спорить не нужно. Разговаривать нужно в состоянии терпимости, уважения друг к другу. Показывать своей жизнью.

Один мой знакомый стал ходить в церковь. У меня, говорит, мать всё время орала, и дома была грязь. Два года ходила в церковь, она изменилась — я тоже хочу. Вот и всё. Никуда она его не тащила: пойдём креститься, пойдём венчаться… Не так.

Вот наш путь духовной жизни. На себя. Если на себя — все сразу увидят.

Отец Димитрий Смирнов рассказывал, что у него не было проблем с тем, чтобы человека обратить в христианство, пока был жив старец Иван Крестьянкин. Говорит, беру человека с собой, привожу его к Крестьянкину. Тот выходит — ни слова не произносит, такая любовь от него исходит на всех.

А мы уже всех по полкам разобрали. Этот наш, этот не наш. Этого мы не любим. Этот такой-то, с этим надо так, с этим сяк, это — соседи… Нет, ребята, так не выйдет. С волками жить — по волчьи выть… Нет!

Я уже рассказывал вам, что в 45 лет оказался в полном ауте, упёрся в бессмысленность своего существования. И мне открылся Господь. Я тогда задался целью перечитать всего Толстого. И дошёл до его дневников. Он очень ярко описал свою внутреннюю борьбу. И меня так это захватило и увлекло.

Я знаю, что церковь не рекомендует Льва Николаевича, но не об этом речь. Просто меня удивил его каждодневный человеческий подвиг. Его так рвало на части…

Почему я занялся рок-музыкой? Потому что главное требование — предельная искренностьНе столько мастерство и качество, сколько предельна искренность исполнителя. И вот как бы я ни шёл по жизни — «Звуки Му» или фильм «Остров» — я всегда был предельно искренен. И люди это чувствовали. Люди чувствуют ложь. Людей не обманешь. Особенно молодые люди чувствуют, когда им лапшу вешают.

«Звуки Му» меня научили предельной искренности, которая потом, на мой взгляд, сложилась и в кинофильме «Остров», и распространилась на все мои творческие проекты.

Но только не надо забывать, что мы — только кисточки, которыми рисует Бог. Мы оказались в нужном месте, в нужное время. И, видимо, были готовы это слово принять или эту роль сыграть.

И ещё не надо забывать, что «Остров» — фильм Павла Лунгина. И кино — это вообще-то режиссерское искусство. Мы, актёры — это кубики, из которых режиссёр складывает свою картину. Но мы тоже старались. Мы так хорошо и дружно жили во время съёмок. Не пили… Очень ответственны все были. Плакали и молились. Всё было здорово!

Жизнь — это очень трудно и ответственно. За каждое слово держим ответ. Вот сейчас я перед вами за каждое слово ответ держу. Может, что и лишнего сказал?!

Источник:  Яндекс Дзен

 ***

Пётр Мамонов — музыкант, поэт, актёр

Пётр Мамонов — музыкант, поэт, актёр

Пётр Мамонов: “Бог нам такое может дать… А мы мимо идём “

Актёр и музыкант Пётр Мамонов, как всегда, делится опытом духовной жизни на примерах из собственной истории.

Я как-то спросил одного своего товарища: «А ты что — в храм стал ходить?» А у него в ответ прям вырвалось: «А куда нам ещё?» Видимо, намучился сильно…

Ещё один мой знакомый пил, кололся… Потом в один момент вдруг взмолился: «Господи, помоги!» И на следующий день ему хорошую работу предложили, у него пошло-поехало… Вот как. Но только когда с самого дна. Когда из всего своего нутра попросишь, тогда сразу будет: «На!»

У нас один батюшка был при смерти. Печень разваливалась. Врачи отказались что-либо делать. Приехали семеро со всей округи, соборовали его. Доктор посмотрел его через неделю и говорит: «Печень в норме». Вот он Бог. Вот он как. Он сразу и навсегда.

А мы? Двери открыты, и там такое даётся, чего даже ангелы не имеют. А мы мимо идём…

Там высшие кайфы. Совсем другого порядка. Ничего плотского нет… Зачем мне этот коньяк, если у меня Бог есть? Иначе я потеряю это.

Я ложусь на диван, включаю Элвиса. Внутри меня всё трепещет. Я до шести утра слушаю винил. Вот такое у меня занятие. Господь дал.

Я покупаю пластинки в пластиночном магазине на Ленинском проспекте, который держит Паша-толстый. Я у него тридцать лет покупаю. Ни копейки никогда не уступил. Я ему говорю: «Паша, скидку сделай». Он отвечает: «Ненавижу это слово — «скидка». Ну, вот такой он.

Вдруг прихожу однажды, мне девочки-продавцы говорят: «Пётр Николаевич, знаете, что случилось? Приходит Паша, плачет. Говорит, что прочитал в одном интервью, что Мамонов все деньги на пластинки тратит. Сделайте ему скидку — 30% на всё. А что меньше пятисот рублей — пусть даром берёт». Вот так. А я уже поставил клеймо на человеке… И я теперь таскаю оттуда коробками.

Вот я чуть-чуть этот вкус почувствовал и не хочу больше ничего другого. Иногда сижу и сам себе этот вопрос задаю: «Ещё что-нибудь нужно?» И сам себе отвечаю: «Ничего не надо!» Виниловые пластиночки даром дают, всё у меня тут работает. Ничего больше не надо!

Были времена, когда мы выпивали и закусывали, не давал Господь условий: всё было очень скромно, сжато, в маленьком домике. А сейчас дом бабахнули. За Ивана Грозного (кинофильм «Царь» — примеч. Авт.) мне Павел Семёнович (режиссер Павел Лунгин — примеч. Авт.) дал много денег. Я как выстроил домину. Теперь хожу по этим комнатам и думаю: «Ни фига себе! Это я что ли?.. Нет. Это всё Господь…»

Одного знакомого спрашиваю: «У тебя там лиственница лежит, доски приличной толщины…» Он говорит: «Забирай!» Я говорю: «А деньги?». Он говорит: «Забирай!» Я это к тому, как у нас в России бывает. Где-нибудь в Бельгии это могло бы произойти?

И вот я из этой лиственницы наделал столов, тумбочек. Супер! Живу-радуюсь! А раньше… Как я в песне своей пою: «А раньше я у бабушки десяточку потихонечку»… У бабушки конфеты тибрили, потом началась водочка и портвейн. И так до сорока пяти лет… Это вчера всё было. А завтра умирать. Короткая история, ребята. И что скажем? Скажем, что нам было некогда?

Господу не нужны наши результаты. Ему нужны наши души. То, что есть мы. И с его помощью мы можем себя изменить. И с этим хорошим мы будем жить всегда. Во как! Очень всё просто. Надо это менять. И это может только Бог. Не веришь? Сомневаешься? Давай изучи Евангелие, сто томов святых отцов прочитай и скажи: нет.

Христианская вера имеет огромные и удивительные творения, бескомпромиссно доказывающее всё. Читайте! Изучайте! Не ответит вам Пётр Николаевич за Исаака Сирина.

Исаак Сирин пишет: «Снедь нищих гнусна богатым» Кто же эти богатые? Это те, кто дух святой стяжают. Дух любви, прощения, радости. Уступить, не обидеть, промолчать, не отпихнуть… А что такое «снедь нищих»? Это пища нищих: злоба, желание быть правым. Последнее, кстати — это страшная вещь.

Я прав, а она нет. И видеть её порой не хочется, и идти к ней не хочется. Думаешь: если я исполню заповедь, пойду навстречу, сделаю шаг… Делаю шаг и удивляюсь потом: «Почему же вечер такой хороший?» Потому что Господь на исполнение заповеди дал мне свою силу.

И так всегда! Стараемся исполнить заповедь — даётся благодать. Не больше — не меньше. Такой релакс, что и не снилось.

Нам нужно осознавать, что, если мы друг от друга отдаляемся — это черти. А если мы друг к другу — это Бог.

Ведь что Отец хочет? Чтобы его любили, и чтобы детки между собой не дрались. Всё, что мимо этого — всё мимо. Мимо чего? Мимо Царствия Божьего…

Источник:  Яндекс Дзен

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий