Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ, Светочи » Письма Елены Рерих к сыну Святославу (1925 г.)

123 просмотров
Рерих Елена Ивановна и Святослав Николаевич Рерих (1924 г). Дарджилинг.

Рерих Елена Ивановна и Святослав Николаевич Рерих (1924 г). Дарджилинг.

1924-1925 гг.. Начало Трансгималайской экспедициии, в которой принимают участие Николай Константинович, Елена Ивановна и Юрий Рерихи. Младший сын Святослав, которому исполняется 20 лет, остаётся на длительный срок (как оказалось почти на 4 года) оторванным от семьи, продолжая учёбу в Америке. Не будет  тесного общения с родителями, у них не будет возможности  помочь и подсказать верное решение сыну.  Как болит материнское сердце, как страдает и  тревожится   оно за своего ребёнка, как старается придать сил и уверенности ему на таком нелёгком пути.

Не  недосягаемый образ с пьедестала, а живая, трепетная, земная женщина, терпеливая, ласковая и мудрая мать видится нам в  строках писем, летящих из далёкой Индии .

***

23 апреля 1925

Любимый мальчик мой,
Грустно сознавать, что у тебя нет потребности поделиться с нами мыслями, действиями, достижениями и, быть может, некоторыми неудачами. Неудачи! У кого их нет?! Первая неудача у сильного человека обращается на следующей ступени в верную победу. Сумей и ты духом взойти на эту ступень!

Спешу передать тебе желание М.М., чтоб ты написал, что ты приносишь в дар и что желаешь получить взамен. Напиши и перешли в запечатанном конверте нам.Сведения о твоей выставке считаем весьма и весьма благоприятными. Возможность выставить в восьми центрах художнику, впервые выступающему, блестяща. Не запомню, кто так начинал!

Ты заботишься о рекламе, но лучшая реклама — качество работы. Если работа плоха, никакая реклама не устоит. Ты знаешь мое отношение ко всякой рекламе. Как я мало обращала внимания на рецензии. Если иногда и приходилось принимать меры к папиной выставке, то лишь потому, что у папы, как у всякого уже сложившегося большого художника, притом поражающего своей деятельностью, много завистников и врагов, которых, ради возглавляемых общественных учреждений, следует иногда ставить на места. Все же, если подведем итог деятельности врагов и друзей, увидим, что враги более способствовали успеху и известности, нежели друзья. Потому тебе, впервые выставляющему художнику, не следует бояться этих пособников. Чем больше кричат, тем лучше. Ничто так не способствовало успеху «Мира Искусства», как беспощадная критика всесильного «Нового Времени». Потому не трать деньги на рекламу — думай лишь о качестве работ. Враги много подвижнее друзей, сами приходят и кричат. Впрочем, лично думаю, что слишком ругать тебя не будут. Бойся поддаться влиянию пошлости, которой заражена современность. Когда пишешь новую вещь, выезжай за город, взгляни на природу и вдохни чистый воздух.

Очень прошу тебя, не окружайся секретарями и другими подобными пособниками в пристройстве чужих денег. Будь независим и меньше доверяй фантазиям ресторанных посетителей. Еще и еще повторяю, что успех ожидает тебя лишь на указанном пути, ибо путь этот предусмотрен и защищен со всех сторон. Всякое же уклонение может вызвать и соответствующую неудачу. Ты достаточно умен понять,что невозможно рассчитывать на защиту и помощь на всех и даже вредных путях.

Тебе были даны все предостережения относительно лярв. И в начале пути ты, видимо, разбирался хорошо, неужели пыль городов так глубоко проникла, что ты уже неспособен противостоять натиску подобных Анави? Мне больно и стыдно сознавать, что у тебя может быть что-то общее с этим ничтожнейшим и пошлейшим типом! Бедный мой птенчик, дай голосу духа твоего оградить тебя от этих лярв. Дукельский, Данилов, Анави — коллекция недурная, могла бы еще добавить,но остановлюсь на корифеях. Светуня, Светуня, чуй же всю боль нашу, видя, как из блестящих возможностей, ведущих тебя в горы, на широкий простор, тебя толкают сложить лишь кучу отбросов! Кому нужны духи, которыми завалены все парфюмерии Парижа? И разве не было сказано, что парфюмеры преступно растрачивают драгоценное вещество? Разве в этих словах не заключаются два указания? Не будь слепышом! Мальчик мой, подходи ко всему новым здоровым путем. Ничего так не бойся, как пошлости и спекуляции — двух болезней нашей современности. Огради себя от них, храня данные Заветы. Помни о честности во всем: в чувствах, мыслях и поступках. Не будь расточителен, всякий пошляк умеет им быть. Невелико почтение, покупаемое за деньги. Будь прост всегда и во всем, этим завоюешь себе независимость и истинное уважение. Светик, я не ошибаюсь в своих чувствованиях. Много раз было мне повторено, что нет ошибок в моем чувствознании. Потому прошу тебя начать новую жизнь без секретарей и обывательской пошлости. Спокойствие и радость найдешь лишь в труде и в ясном устремлении к намеченной тебе цели. Не отдаляйся от наших друзей — они и тебе наивернейшие друзья, но сумей сохранить их уважение. Бойся начать эксплуатировать их доброту и готовность поддержать тебя. Прежде научись давать, получение лишь этим обеспечивается. Надо бросить семя и поухаживать за ним, чтобы получить плод. Разве не интересна работа по «Корона Мунди»? Разве не прекрасный сотрудник Ньюбергер? Не говоря уж о главной твоей работе — живописи, в которой сейчас ждет тебя успех, если ты серьезно займешься ею.

Теперь еще одно чрезвычайно важное указание: «Не будь болтлив — не говори о делах на стороне». Сказать ранее срока значит погубить дело. Не уподобляйся «Пошехонцу», рубящему ветку, на которой сидит. Каждая удача в делах — твоя удача, так же как неудача, отзовется и на твоих возможностях. Не губи себя, мы-то и босыми дойдем, но как ты почувствуешь себя без необходимых удобств? Кроме затруднений и отдаления прекрасных возможностей, разве не ужасно по легкомыслию тормозить прекрасный план? Родной мой, любимый, пойми, какое серьезное время наступило и как все должны напрячь все свои способности, всю находчивость и выдержку для завершения указанного. Яви сдержанность и положительность перед дядей Борей [Д.Н. Бородиным], так важно произвести благоприятное впечатление. Не забудь, что все богатеи любят со всех сторон следить за сотрудниками, и у дяди это поставлено превосходно. Не писала бы тебе об этом, если бы до нас не дошли некоторые неодобрения с его стороны. Если где проболтался, постарайся спутать ищеек.

Очень прошу написать нам обстоятельное письмо — лишь факты. Недолго осталось тебе переписываться с нами. Неужели тебе не хочется узнать наши мысли о твоих делах? Светуня, я не ошибаюсь, не ошибаюсь, не ошибаюсь! Ведь и опыт мой развивается. Мальчик мой, любя тебя, хотим уберечь тебя и твои блестящие возможности. Помоги нам в этом. Собери все мужество сурово и радостно идти к подвигу. Лишь в подвиге победа.

25 апреля.

 Еще хочу просить тебя — храни имя свое и имя отца твоего, не упоминай и не пользуйся им без обсуждения с нашими и твоими друзьями. Пойми, как важно сохранить имя это во всей его чистоте!

Родной мой Светуня, как ждали наши друзья помощи от тебя! Где она! Неужели им придется помогать тебе? Светуня, мне больно и стыдно, если сын мой будет способен лишь одолжаться, не давая взамен ничего. Сколько папа и все большие люди работали и давали, не думая о вознаграждении. Лишь мелкие лавочники считают каждый затраченный ими грош. Мальчик мой, сбрось пошлое смешное
фанфаронство, жизнь слишком серьезна и прекрасна, чтобы тратить время на паясничество. Вдумайся, вдумайся, как прекрасно может сложиться деятельность твоя, но стань серьезнее, расти, мой родной. Шлю тебе всю мою любовь, ласку и грусть заблуждениям твоим. Помни, что сказано и много раз повторено —«Благословляю Люмоу на красоту и целение». Был также совет ехать на лето в Нью-Мексико — Техас.

Сумей стать полезным и незаменимым сотрудником. Ведь наши учреждения должны создать новый класс интеллигентных тружеников и собирателей истинного творчества. Ведь нельзя закрывать глаза — Америка почти лишена этой необходимой основы культурной эволюции. Есть мертвые музеи, есть частная коллекция, собранная господами Дювинами без участия собственников. Разве не характерен следующий эпизод — папа осматривал коллекцию от Кана, тут же были приглашены еще несколько американцев, и вот папа был свидетелем, как никто из них не выказал интереса к самой картине или ее автору, но лишь отмечали принадлежность ее тому или другому торговцу. Значение самой картины и имя творца растворились в блеске имен господ Дювинов и tutti quanti (всех прочих — ред.).

Надо раскрыть глаза на истинное глубокое значение искусства в жизни и создать восторженных и индивидуальных собирателей, творцов и ценителей. Человек, не нуждающийся в искусстве, подобен человеку, не ценящему солнце и живущему в подвале. Американцы скупают предметы искусства в Европе. Можно завалить все кладовые, устроить настоящие кладбища, но разве в этом культурное отношение? Необходимо любовное и сознательное отношение к ним. Лишь это вдохнет в них жизнь и даст плоды. Мальчик мой, сумей вдохновлять приходящие молодые сердца — помоги Логвану и Поруме в их задаче.

                                                                                                                    2

31 мая 1925

Родной мой Светуня,
Если ты нам напишешь тотчас же по получении этого письма, мы еще успеем получить до нашего ухода в Ладак. Неужели у тебя нет вопросов, на которые ты хотел бы получить ответ? Любимый птенчик, подумай и напиши — ведь ответ можешь иметь в сентябре, а затем лишь в декабре получатся известия от нас. Прошу тебя, не отходи от круга, всем сердцем будь в нем — это не только моя просьба, но и М.М. «Только надо ему быть у Моих дел». Родной мой, любимый, помоги общему делу, помоги тому, кто с такой любовью и терпением ведет нас через все заграждения и пропасти!

Выступаем мы из Гульмарга 12 августа. Все лишние вещи отошлем на хранение в Америку. Кстати, получил ли ты вещи из Финляндии? Среди них, как я уже писала, находится ящик, принадлежащий Шкляверам, который по ошибке послан был вместо второго ящика книг, отошли его по адресу Яруи.

Ты ничего не пишешь, получил ли ты новые танки, посланные в конце февраля? Ни разу не писал о получении маленьких посылок, птиц, семян, колец и т.д. Не знаем, доходят ли они. Наши все пишут о твоих необыкновенных успехах в живописи, пришли, когда будешь фотографировать, снимки с твоих работ.

Юрик тоже усиленно занят, а по утрам ездит со своим китайским дядькою, которого мы подобрали в Дарджилинге, где он буквально умирал с голода. Старик около 70 лет, бывший офицер еще монархического Китая — тихое, добродушное существо, смотрит за лошадьми и очень предан Юрию. В Дарджилинге жил тем, что продавал на базаре им сделанных бумажных двигающихся зверьков, но когда саабы уехали, дела пошли скверно и пришлось ему хуже собаки. Наш лама подобрал его и передал нам. Сейчас плетет из трав лягушек и презентует мне, также очень искустно плетет из разных тряпок и цветных веревочек сандалии для похода — одну пару пришлем тебе — очень этнографичны. Уверяет, что вся китайская пехота обута подобными. Также необыкновенны некоторые из его рассказов — наряду с большим знанием людей и конфуцианской мудрости следующие отступления: «Знаете ли вы, что в Тибете есть страна, где живут одни женщины, и потому у них родятся только девочки?» Или еще, во время сильной грозы: «А тибетцы дураки, думают, что там только один, а их два. Один птица, другой дракон». То есть, по народным понятиям тибетцев, гром производит дух огромной птицы.Китайцы же считают, что птица не может произвести подобного шума, потому добавляют дракона. По нашим здешним грозам, действительно, можно задуматься, сколько же их там?

Пришлем снимки нашего домика, думаю, что ты очень тосковал бы здесь, и я очень рвусь уехать отсюда — люди здесь тяжелы.

Прошу очень, береги Имя, это самое большое достояние. Обнимаю и по-прежнему грущу, не получая писем. Неужели мы так далеки тебе?

Пишу о китайце, ибо не знаю, что тебя интересует. Ты ничего не пишешь о своих делах и, видимо, не интересуешься и нашими.

                                                                                                                  3

1 августа 1925

Родной мой Светуня, птенчик любимый,
Получили твое длинное письмо с заношенными страницами, сильно напоминающее те, что мы получали на Монхегане, и стало грустно. Когда же начнешь ты разбираться в людях и обстоятельствах? Откуда все эти «Healers’ы» (целители)? Сильное предупреждение против них получено от М.М. Много прикрывающихся этим Великим Именем, но лишь организация «Temple» имела поддержку Учителей при жизни основательницы, не знаю, как теперь, ибо не спрашивала об этом. Разве ты все еще не понимаешь опасности для тебя приходить в соприкосновение с медиумами в неизвестных кругах? Ведь они и оккультные астральные сотрудники их читают в твоей ауре и могут прочесть и узнать часть Плана, если Учитель не воспрепятствует этому, но подумай, сколько сил надо Ему уделить для этого,
отрывая их от главного. Имеем ли мы право расточать эти Силы, не являемся ли мы тем самым невольными предателями Великого плана.

Мальчик мой, грустно, тяжело мне говорить тебе неприятные истины, но долг матери остеречь, предупредить. Остерегись «Healers’ов», не принимай их денег — ничего хорошего для тебя не получится. Помни, как все исполняется, что я говорю, ибо во мне Его голос говорит. Неужели ты думаешь, что можно рассчитывать на успех, идя против указанного тебе пути, становясь орудием противных сил? Повторяю, остерегись «Healers’ов» и всяких ясновидящих и tutti quanti, вспомни, как нам было воспрещено. Вспомни также видение С[офьей] М[ихайловной] — кощунственной мистерии, в которой ты фигурировал в виде High Priest’а (Высокого священника).

Радость моя, и вопросы твои остаются без ответа, ибо М.М. говорит, что сейчас «не время», ты не сумеешь воспользоваться этим и по доверчивости передашь в нежелательные руки.

Птенчик мой, пойми это духом и не ищи на стороне того, что так щедро давалось и дается тебе, лишь подойди с открытым сердцем и устремленным духом и возьми. Сердце мое болеет, видя, какой вред ты себе наносишь, не желая отойти от старых понятий «Social Standing» (социальное положение). Ты же видел, как мы всегда были против пошлых средств, которыми обычно пользуются для приобретения этого унизительного ярлыка ничтожности. Почему тебе, выросшему в обстановке интеллигентного труда и истинного барства, окруженному чудесами, претворенными в жизнь, нужна эта убогая, пошлая среда? Почему каждый пустяк кажется тебе значительным, раз он идет из нового источника. Родной мой, имей распознавание! Неужели к тебе применима пословица — нет пророка в своем отечестве! Я имела право надеяться, что мой чуткий мальчик перерос и не подходит под это правило.

Радовались несказанно разрешению М.М. послать тебе две тысячи долларов, о которых ты просишь, тем более что М.М. требует от нас большой экономии, ибо путь наш длинен и труден. Устремись, родной мой, на свое искусство, и все остальное придет, когда ты сам будешь готов. Не забудь свои обязанности в отношении Его дел. Неужели тебе ничем не хочется отблагодарить Того, Кому мы обязаны самим существованием нашим, не говоря уже о том великом знании, которое дается и будет даваться, пока мы сами не закроем источник этот. И разве  не величайшее счастье быть призванным к сотрудничеству в Великом плане эволюции человечества? Ты, при твоем нежном, ласковом сердце, при всех способностях твоих, должен остро чувствовать высокую радость возможности принести и возлить свою чашу на утоление жажды красоты и боли человечества. Светуся, радость моя, мальчик мой, дай возможность мне гордиться тобою во всех отношениях! Помнишь мальчика, который возмущался всякой неправдой, — где он?

Роднуша мой, бесчисленно целую тебя, и помни, что все думы мои около тебя, зови меня в трудную минуту, упрошу Учителя помочь тебе — Рука Его всегда над тобою, но не отталкивай  Ее.
Прислушивайся ко всему сказанному у Лихтманов, истинные друзья тебе, никогда не отвернутся от тебя, но не оскорби и не пренебреги тем, что они чтут.Осторожнее будь с Хоршами, им труднее понять и извинить многие твои действия,не надо колебать их уважение к нам, помни ответственность свою. СтойкостьЛогвана и Порумы нужна для проведения Плана во всем объеме и для твоего же благополучия. Осознай это, любимый!

Пасик будет тебе писать, он так ласково вспоминает тебя. Охрани его имя.

Юсик очень возмужал, думаю, что наш путь придает ему еще смелости и находчивости. Деятельно собирает караван, и можно сказать, что все необходимые сведения и заказы собраны и даны им. Я, занятая писанием и спешным переводом, а Пасик — картинами, мало принимали участия в этих сборах и также слабо представляли себе трудности этого перехода. Только теперь начинаю понимать, куда мы идем, и радуюсь трудностям, ибо нужно все испытать.

Предстоят три перехода через ледники выше Монблана, двадцать дней пойдем по голой пустыне, приходится брать всю еду на 4 месяца для нас и лошадей.Запаслись мехами для воды, ибо кроме соленой местами можно лишь надеяться на лед, если таковой будет. Готовимся к песочным ураганам, захватили изрядное количество вазелина, подумываем о китайских масках, надеваемых ими при переходе через пустыню, ибо говорят, что кожа на лице, нос, губы приходят в ужасное состояние. Запаслись шубами, меховыми сапогами с железными гвоздями. Палатки все подбиты теплым войлоком. Предстоят переходы через стремнины. Юрик думал для этого запастись железными веревками, но тяжесть эту невозможно везти с собою.

Принесли укладывать теплые набрюшники, наколенники и замечательное английское изобретение «Ekser Hot» — резиновая бутылка, вернее мешок, в которую вкладывается мешок, набитый неизвестным веществом; перед употреблением вливаешь туда три капли воды и трясешь его в продолжении минуты, он начинаетпостепенно нагреваться до значительного жара и держит, не прекращаясь, 24 часа.Но стоит вынуть его из резинового мешка и выставить наружу, как начинает остывать. При вторичном употреблении повторяется вышеописанная процедура.Подобные мешки будем вкладывать в наши меховые Sleeping bag’и (спальные мешки) или держать под шубами во время переходов через ледники. Нет ли таких мешков в Америке?

Пасик сидит рядом, тоже пишет тебе. Все наши думы сейчас около тебя. Юсик обнимает тебя, весело идет своим трудным ответственным путем, всего себя вкладывая в распоряжение Б[елого] Бр[атства].

Родной мой птенчик, обнимаю тебя, да хранит тебя Его Рука.
Будем думать о твоей выставке, духом посылая тебе всю любовь и поддержку нашу.
Радость моя, прислушайся к словам нашим.

                                                                                                                 4

18 сентября [1925]

Любимый, родной, ненаглядный мой птенчик,
Завтра уходим, пойми это, мой родной! Когда теперь услышу что о тебе? Скоро ли найдете способ сноситься с нами? Сердце мое полно любви и ласки, которую так хотелось бы излить на твою милую головку. Радость моя, мысли наши будут около тебя, но чутко прислушивайся ко всем Указаниям, идущим через близких нам, — лишь им доверяй. Знаю, голос мудрости живет в тебе, но не давай заглушать его поклонникам и искателям. Удача в твоих руках, возможности твои огромны, и все будет дано окрепнувшему духу, осознавшему смысл своего бытия, просто, здраво и ясно смотрящему на толпящихся кругом него людей и события. Помни, как дорог нам твой талант, и не урони его легкомыслием и торгашеством. Много лучше начать с достойных цен, без запросов. Уступки, а они неизбежны при чрезмерных ценах, всегда некрасивы. Около тебя же все должно быть достойно и красиво. Есть красота в новом пути доступности. Я мечтаю, чтобы ты стал воплощением истинной красоты — красоты суровой, мужественной, лишенной пошлой роскоши, в которой не чувствовалась бы тяжесть доллара. Храм нужно построить из простых материалов. Красота в сочетании тонов и форм.

Друзья наши с таким восторгом пишут о твоем искусстве и о тебе, оцени это, дорожи этим отношением. Сердце мое будет спокойно, зная, что ты с ними. Мальчик мой любимый, птенчик нежный, мысленно прижимаю к сердцу головку твою, все милое тельце твое и изливаю всю накопившуюся нежность и ласку мою. Не забывай в минуты трудности призывать Благое Имя, развязывающее все узлы.
Остерегайся Бринтона, умеет лишь сдирать деньги. Советов его не принимай, устарели они, а с рухлядью нет хода — на каждом шагу мы убеждаемся в этом, даже здесь, в глуши, все молодое, все неожиданное оказывается гораздо полезнее. Прочти мое письмо к кругу, из него почерпнешь сведения — о многом писать нельзя. Радость моя, думаем, думаем, думаем о тебе и делах твоих.

Да хранят Владыки тебя!

Архив Музея Николая Рериха. Нью:Йорк. (Письма взяты  из ” Вестника Ариаварты, 2001, №1) 

 Источник:  Грани Сердца

 

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий