Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ, Светочи » «ОТЧЕ СЕРГИЙ, ДИВНЫЙ, С ТОБОЙ ИДЁМ, С ТОБОЮ ПОБЕДИМ!» (по материалам Е.И. Рерих) С. Ю. Лисовский

643 просмотров
Иконы преподобного Сергия и другие священные изображения в Часовне Святого Сергия Радонежского в Мастер‐Билдинге – здании Мастер‐Института Объединённых Искусств и Музея Рериха. Нью‐Йорк. Март‐апрель 1934  © Музей Николая Рериха (Нью‐Йорк). Реф. № 409109 (фрагмент)

Иконы преподобного Сергия и другие священные изображения в Часовне
Святого Сергия Радонежского в Мастер‐Билдинге – здании Мастер‐Института
Объединённых Искусств и Музея Рериха. Нью‐Йорк. Март‐апрель 1934
© Музей Николая Рериха (Нью‐Йорк). Реф. № 409109 (фрагмент)

В конце XIII века, после смерти Александра Невского, начались на Руси раздоры и междоусобица, с Запада грозили крестоносцы и княжество Литовское, с Востока татары и половцы…

Семьсот лет назад недалеко от Ростова Великого в семье именитых бояр родился будущий Заступник Земли Русской преподобный Сергий Радонежский. С самого рождения лежала на нём печать избранника Божия, горела несокрушимая вера в Силы Высшие и пламенная любовь к людям, его окружавшим.

Сокровенная встреча с «таинственным схимником» уже в отрочестве укрепила веру мальчика в своё предназначение, и он со всей серьёзностью стал изучать Священное Писание, участвовал в богослужениях, соблюдал строгие посты, чем причинял не малое беспокойство своим родителям.

В 1330 году семья Варфоломея – будущего игумена Сергия – перебралась в город Радонеж, близ которого предстояло прославиться подвижнику. После женитьбы братьев Варфоломей окончательно принял решение посвятить себя Богу в иночестве, однако уступил просьбе родителей и остался «покоить их старость».

«Он твёрдо и неуклонно шёл намеченным путём и при всех обстоятельствах оставался верным себе, но был чужд всякому насилию; эта черта сказывалась в нём особенно ярко от ранней юности и она же помогла ему вместить и послушание воле родительской» (Е. И. Рерих)1.

Лишь после смерти отца и матери Варфоломей, отдав всё имущество младшему брату, пригласил старшего брата Стефана, ставшего к тому времени монахом, разделить с ним трудности и радость сурового подвига пустынножительства.

«Братья выбрали возвышенное место в лесу, носившее название “Маковец”, находившееся в 30 верстах от Радонежа, недалеко от речки Кончуры. Здесь впоследствии возник славный Троицкий монастырь. Место это поражало своей красотою и, как летопись утверждает: “глаголет же древний, видяху на том месте прежде свет, и инии огнь, а инии благоухание слышаху”. Тут братья поселились и поставили два сруба, один для церкви, другой для жилья… Так было положено начало выполнению пророчества таинственного Схимника» (Е. И. Рерих)2.

Но Стефан не долго выдержал тяготу пустынного жития и ушёл в московский Богоявленский монастырь. Старец Митрофан изредка совершал богослужения в лесной церкви Живоначальной Троицы, где и постриг Варфоломея в иноческий сан под именем Сергия.

«Затем начались дни, месяцы и годы полного одиночества, погружения в жуткое безмолвие пустыни, и кто может сказать про все брожения и все воздвижения духа его? Внутренняя борьба эта является как бы преддверием приближения к Миру Огненному. Все подвижники прошли через ступени этой борьбы. Приступая к подвижничеству духовному, никто не может пребывать в непрестанном восхищении духа, ибо не выдержала бы плоть его, поэтому за высоким подъёмом следует уныние и даже острая тоска… Лишь при неуклонном стремлении, при строжайшей дисциплине духа с годами устанавливается внутреннее равновесие… устанавливается непрестанный ток общения с Силами Высшими» (Е. И. Рерих)3.

«По-видимому, не долго пробыл Сергий в полном одиночестве, ибо тот же Епифаний – ученик Преподобного повествует: “пребывшу ему в пустыни единому единствовавшу или две лете или боле, или меньше неведь, Бог весть”. Слухи о его подвижническом житии скоро разнеслись по окрестности, и стали навещать его люди, прося назидания и совета во всех делах своих; и никого не отпускал юный подвижник без утешения, без слова ободрения и вразумления. Наконец пришли к нему желавшие подражать ему в подвиге жизни и просили принять их в число учеников его» (Е. И. Рерих)4.

Вскоре собралось к Сергию 12 учеников. Когда поставлены были кельи для всех братий, обнесли их тыном от диких зверей, и потекла жизнь Сергиева монастыря, о которой Е. И. Рерих повествует в своей книге «Знамя Преподобного Сергия Радонежского» (1934).

«Преподобный с самых первых дней воплотил в образе своём завет первенства, указанный Христом: “Кто хочет между вами быть первым, да будет всем слугою”. <…> Сам Преподобный носил воду с двумя водоносами для братии, молол ручными жерновами, пёк просфоры, варил квас, катал церковные свечи, кроил и шил одежду, обувь и работал на братию, по выражению Епифания, “как раб купленный”. Летом и зимою ходил в той же одежде, ни мороз его не брал, ни зной, и, несмотря на скудную пищу, был очень крепок, “имел силу против двух человек”, и ростом был высок. В промежутках между службами была введена им молитва в кельях, работа в огородах, шитьё одежды, переписывание книг и даже иконописание. Для совершения литургии в дни праздничные приглашали из ближайшего села священника. <…>

Введённая им суровая дисциплина, требовавшая от учеников постоянной бдительности над мыслями, словами и поступками своими, сделала из его Обители воспитательную школу, в которой создавались мужественные, бесстрашные люди, воспитанные на отказе от всего личного, работники общего блага…» (Е. И. Рерих)5.

Число братии росло, ощущалась потребность в игумене, но на просьбы братии Сергий отвечал: «Желание игуменства есть начало и корень властолюбия». И только после кончины старца Митрофана, который по просьбе преподобного был первым наставником Свято-Троицкой Обители, он уступил просьбе братии и взял на себя крест игуменства.

Ничто не изменилось в отношении Сергия к своим чадам. По-прежнему, как «раб купленный», он работал вместе с ними, лишь большая ответственность легла на его плечи.

«…Постепенно, около Обители стали селится крестьяне, и скоро окружили монастырь своими посёлками. <…> Отзывчивость на всякое горе, и более всего, его ничем несломимая вера в заступничество Сил Превышних, и отсюда ясная, радостная бодрость, не оставлявшая его в самые тяжкие минуты, привлекали к нему всех и каждого. Не было отказа в его любвеобильном сердце… Для самого скудного и убогого находилось у него слово ободрения и поощрения…» (Е. И. Рерих)6.

Преподобный Епифаний Премудрый писал:

«Народ инстинктивно чуял, что вся жизнь Преподобного была самоотверженным служением во благо ближних. Народ чуял, что в сердце его звучала боль мира, что он всего себя полагал на пользу мира и тем зажигал своё прозрение. Каждое слово, каждое действие Преподобного носило на себе печать убедительности»7.

«“Иже успеет услышать своего духа голос, над бездною вознесётся”, – так говорил Сергий. – “И ушедший в леса не может слышать речь людскую; и на ложе уснувший не услышит птичек, солнца возвестников; и чуду явленному молчащий откажется от глаза; и молчащий на брата помощь, занозу из ноги своей не вынет”»8.

Так же значительно звучат и сегодня слова Сергия, приведённые Е. И. Рерих:

«“Дерзайте, дерзайте, люди Божии!” Замечательно, как часто мы встречаем в его словах, обращённых к ученикам и приходящим к нему слово “радость”. Оно звучит и в наставлениях к труду, и в молитве, наполненной радости духа, и в радости несения подвига»9.

Если раньше при малом количестве монахов был принят порядок «особножития», где каждый имел свою келью и своё хозяйство, то с увеличением числа братии начала ощущаться потребность введения более определённых и твёрдых правил – «все равны и ни у кого нет ничего своего, вся жизнь общинная».

Не всем нравились суровые порядки бытия в общине, не раз роптала братия на своего игумена за тяжесть возложенного подвига, не единожды приходилось Сергию умиротворять паству, доверенную Богом, к послушанию.

«В высокой мере он обладал даром внушать уважение к себе и поддерживать в окружающих достойный и высокий дух просто лишь обаянием своего облика. Не произносил он и длинных проповедей, речь его отличалась краткостью и убедительностью. Часто говорил он притчами, пользуясь самыми простыми и обыденными образами и сравнениями, которые легко запоминались слушателями. Но, прежде всего, Преподобный учил людей своим личным примером, применением учения в жизни каждого дня. Труд в его учении играл огромную, первенствующую роль. Он знал пламенную меру труда, поэтому непрестанный труд ставился им, как условие и средство духовного достижения… <…>

Подтверждением этому служит введённый им впоследствии в Обители порядок общежитный, при котором каждый трудился не для себя только, но, прежде всего, для общей пользы» (Е. И. Рерих)10.

Умел Сергий найти путь к сердцу каждого приходящего в Обитель за советом и утешением, при этом одинаково относился как к сильным мира сего, так и к самым простым селянам. Никто не уходил от него без должного наставления.

«Он мог быть снисходительным, но нигде не видно попустительства. Есть свидетельство, что при всей мягкости он бывал суров на исповеди. Именно присущая ему великая справедливость покоряла все сердца. Смирение, которое так часто упоминается в связи с обликом Преподобного, имеет совершенно другое значение, нежели в современном смысле слова. Преподобный был, прежде всего, строителем, строитель же не может быть смиренником, ибо он знает всю ответственность… Мерилом величия духа всегда будет сознательно принятая тяжесть ответственности. И, как мы видим, Преподобный знал эту меру и принял полную чашу» (Е. И. Рерих)11.

«Благодаря широкому установлению им и учениками его новых обителей, школ суровой подвижнической жизни, сильно поднялась нравственность народа. <…> В общем, ученики и “собеседники” Преподобного основали до 40 монастырей нового типа, ученики его учеников ещё около 60… Велико было историческое значение монастырей в деле строительства Российского государства, ибо, по завету Преподобного, они основывались на местах пустынных и диких и, конечно, привлекали к себе население, которому было удобнее и духовно радостнее и прочнее жить при них. Таким образом, они явились истинными рассадниками жизни и просвещения… Итак, Святой Сергий явился отцом северного русского монастырства, основоположником Святой Руси и также предтечею будущих старцев. Но помимо того велико было его значение и в общегосударственной жизни народа. Мы видели, как неоднократно он улаживал распри между князьями, грозившие неисчислимыми бедствиями молодому государству. Он же скрепил своей подписью закон о престолонаследии от отца к сыну, положившим конец междоусобным соискательствам, раздиравшим Землю Русскую. Но апофеозом деятельности Преподобного было его историческое благословление на страшную битву великого князя Дмитрия. Он знал, какое следствие будет иметь его слово, и принял на себя эту ответственность» (Е. И. Рерих)12.

Многочисленны свидетельства об общении Святого Сергия с Силами Высшими. Одним из последних было Явление Божией Матери в ответ на молитвы Преподобного об учениках и Обители своей. Двадцать пятого сентября 1392 года, на семьдесят восьмом году от рождения, приобщившись Святых Даров, принесённых в его келью, Святой Сергий благословил собравшуюся вокруг него братию, сказав: «Вот я отхожу к Богу, меня призывающему, вас же передаю Господу и Его Матери. Она да будет вам прибежищем и стеною крепкою от сетей вражеских»13, – после чего мирно отошёл. И после своего перехода в Мир Огненный продолжает Преподобный стоять на страже России, как во времена смут и раздоров, так и в дни спокойствия и благоденствия. Незримо стоит Он у основания всех благих дел и начинаний, ибо по завету Древних в расцвете России – спасение всего мира.

«К Сергию пришёл святитель Алексей с вопросом – что делать?
Сергий ответил: “Помоги Земле Русской!”
Когда Сергия спросил крестьянин, что делать, Он ответил: “Помоги Земле Русской!”
Когда Минин обратился к Сергию, тогда пришёл ответ: “Помоги Земле Русской!”»
(Е. И. Рерих)14.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Цит. по изд.: Знамя Преподобного Сергия Радонежского / Сост.: Б. А. Данилов, Ю. М. Ключников. – Новосибирск: Сибирь XXI век, 1991. – С. 28.
2 Там же. – С. 29.
3 Там же. – С. 29–30.
4 Там же. – С. 32.
5 Там же. – С. 33, 35–36.
6 Там же. – С. 38.
7 Цит. по изд.: Там же. – С. 69.
8 Цит. по изд.: Там же. – С. 39.
9 Там же. – С. 32.
10 Там же. – С. 46–47.
11 Там же. – С. 46–47.
12 Там же. – С. 47, 55–56.
13 Цит. по изд.: Там же. – С. 67.
14 Там же. – С. 84.

С. Ю. ЛИСОВСКИЙ
Региональная культурно-просветительская общественная организация «Мир»; Санкт-Петербург

Источник:  Санкт-Петербургский государственный Музей-институт семьи Рерихов (МИСР)

Рериховское наследие: Труды конференции. – Т. XIV. – СПб., 2015.
PDF, 49MB

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий