864 просмотров

3774-377-100

Стоит ли и говорить об актуальности и дискуссионности “Капитала” Карла Маркса в наши дни? Резонанс данная книга вызвала огромный еще в момент своего первого появления в 1867 г., и споры о идеях, высказанных в данной великой книге не утихают по сей день. С К. Марксом и его “Капиталом” можно спорить или соглашаться, но нельзя оставаться равнодушным. Можно быть марксистом или антимарксистом, но нельзя действительно глубоко разбираться в экономике, не понимая марксистской политэкономии. “Капитал” разделил историю экономической мысли на “до” и “после”.

Ответить на вопрос о том, актуален ли марксизм сегодня сложно. Но сложно не потому, что актуальность марксизма неоднозначна, а как раз наоборот – существует слишком много фактов, свидетельствующих об актуальности марксизма, но эти факты тонут и замыливаются в современной политической повестке и пропаганде. Чтобы увидеть эти факты и понять их глубинную связь с марксизмом, нужно уже многое знать о марксизме.

Во-первых, сразу определимся, что марксизм и коммунизм – это не одно и то же. Марксизм – это научная концепция, а коммунизм – термин, который можно рассматривать двояко: 1) как один из сложных, научных терминов в рамках теории марксизма, 2) как политический термин, означающий, обычно, соответственную политическую идеологию.

Мы будем рассматривать, прежде всего, марксизм как научную концепцию и о коммунизме также будем говорить, прежде всего, как о научном термине. Отсюда следует второй важный момент, который нужно учесть сразу же, перед началом чтения какой-либо марксистской литературы и в особенности “Капитала”: коммунизм – не равно СССР – не равно тоталитаризм.

В современном мире с распадом Советского Союза произошла ловкая подмена понятий: коммунизм и социализм стали противопоставляться демократии якобы как антонимы. Такие понятия как коммунизм и социализм в обществоведческом дискурсе как будто бы слились с понятием тоталитаризма в противоположность демократии. Это конечно в корне неверно, и это в чистом виде пропагандистский ход. Даже из школьного курса обществознания мы знаем, что выделяют лишь три основных политических режима: демократический, авторитарный и тоталитарный. Эти режимы могут быть построены практически на любом экономическом базисе и социализм с коммунизмом тут не при чем. Нет никакого “социалистического” или “коммунистического” режимов якобы противоположных демократии.

Коммунизм – это лишь стадия в процессе общественного развития, которая пока так нигде никогда и не наступила. А социализм – это, условно говоря, неразвитый коммунизм, первая фаза коммунизма. Это то, что строили, или по крайней мере, пытались строить в СССР. Так как социализм – это коммунизм в зародыше, тот этот термин, я считаю, можно и вовсе опустить, чтоб не нагромождать сущностей.

Коммунизм – это определенный социально-экономический базис, на основе которого строится соответствующая ему политическая и культурная надстройка. Таким же базисом, только со своими особыми другими чертами, является и капитализм. При этом в мире есть несколько так называемых Мемориалов жертвам коммунизма (например, в Праге и Вашингтоне), что конечно же просто смешно и представляет собой чистейшую политическую подмену понятий, независимо от того, как мы относимся к коммунизму. Коммунизма в мире еще никогда и нигде не было. Коммунизм – это не то, что было в СССР при И.В. Сталине или в Китае при Мао Цзэдуне или в Северной Корее и т.д.

А почему, хочется спросить, нет памятника жертвам капитализма? Где памятник миллионам погибших африканцев, которых вывозили из Африки в рабство на Американские плантации? Где памятник североамериканским индейцам, ставших по-настоящему жертвами капитализма, который истребляя индейцев, утверждал себя? Где памятники жертвам стран Азии, превратившихся в колонии западных капиталистических держав? Где же это всё? Вопрос, конечно, риторический.

Но не стоит впадать и в другую крайность, в другое когнитивное искажение. Капитализм и коммунизм – это не два противоположных пути общественного развития, из которых нужно выбрать один. Капитализм и коммунизм – это две стадии одного, единого пути общественного развития. Коммунизм – это то, что будет не вместо, а после капитализма. И даже не просто после, а на основе тех достижений, которые стали возможны при капитализме. Капитализм – это мать коммунизма, говорят марксисты. Капитализм есть в себе коммунизм, то есть содержит в себе изначально зачатки всего того, что в последствии должно расцвести в коммунизм.

Капитализм – это мать коммунизма! Не злобный сводный брат, не враг, не антагонист, а мать! Это крайне важно понимать. Капитализм готовит почву для коммунизма. Именно при капитализме начинает распространяться всеобщее школьное обучение, рушится сословный строй, высшее образование становится более доступным, появляются партии и профсоюзы, гораздо более развитая экономика – так капитализм готовит почву для коммунизма. Вот почему в СССР не получился коммунизм – потому что там недоразвился до нужной стадии капитализм. Не достигла нужного уровня развития промышленность, не окрепли в достаточной степени политические партии и профсоюзы, не сложилось гражданское общество. Поэтому СССР со своей коммунистической идеологией лег, фактически, на полуфеодальную Россию и получилось то, что получилось – вместо царя генсек, вместо православия вера в коммунизм, вместо крепостного права колхозы.

СССР – это первая, но не единственная и при этом очень важная попытка построения коммунистического общества. У этой попытки были свои плюсы и минусы. Но важно понимать: в деле общественного развития нельзя перепрыгнуть из одной стадии сразу в другую, минуя промежуточный этап. Нельзя перепрыгнуть из феодализма сразу в коммунизм, как попытались это сделать В.И. Ленин и И.В. Сталин. Не может австралопитек сразу стать homo sapiens’ом. СССР, фактически был вынужден решать те проблемы, которые должен был решить недоразвившийся в России капитализм: создать промышленность, демократические институты, высокий уровень образования и политико-правовой культуры, сформировать средний класс и гражданское общество. Именно поэтому с распадом СССР мы буквально откатились практически ровно в тот капитализм, с которого начали – в капитализм образца эпохи Николая II. Сама жизнь вернула нас назад, заставив всё-таки доразвить то, что мы хотели перепрыгнуть.

В СССР было много плюсов, это был крайне важный и во многом положительный опыт развития для всего человечества, но всё-таки капитализм есть мать коммунизма и потому не может родиться ребенок прежде матери.

Ведь что такое коммунизм? Это не колхозы и совхозы с форсированной индустриализацией и репрессиями, как часто думают. Коммунизм – это подлинно демократическое общество, основанное на таком высоком уровне развития технологий, при котором частная собственная на средства производства становится просто ненужной, как сегодня никому не нужна собственность на видеомагнитофоны и кассеты к ним, так как любое кино можно посмотреть в Интернете. Обратите на это внимание: не злой “Сталин” придет и отберет у всех частную собственную, а отпадет сама надобность в частной собственности на средства производства. Как это станет возможно? Тут нужен небольшой экскурс в экономику, который я уже давал в статье про диалектику общественного развития. Вспомним главное из той статьи.

Производство строится на сочетании основного и оборотного капиталов.

Основной капитал – это то, что переносит свою стоимость на произведенный товар не сразу полностью, а очень постепенно: здания, машины, оборудование и т.п. Допустим, станок на заводе стоит 1 млн. рублей. Изделие, произведенное на станке, не стоит тоже сразу 1 млн. рублей. Обычно нужно произвести и продать очень много изделий, чтоб отбить стоимость станка. Но и станок постепенно изнашивается в процессе производства – так он постепенно переносит свою стоимость на созданные товары.

Оборотный капитал сразу и полностью переносит свою стоимость на произведенный товар. Оборотный капитал – это сырье, материалы и рабочая сила. Если ткань для одной пары джинс стоит 1000 р., то и джинсы произведенные из этой ткани не могут стоить меньше 1000 р.- они сразу включают в себя всю стоимость сырья. То же самое касается и труда. Если труд рабочего стоит 500 р. в час и за час рабочий сделал ту самую одну пару джинс, то эти джинсы не могут быть проданы менее, чем за 1500 р., иначе компания будет работать в ноль или в убыток.

Произведенные джинсы в конечном счете продаются с наценкой самим же рабочим, которые их и произвели (если смотреть не на конкретный завод, а на всё общество в целом, то так и происходит). Поэтому в марксизме считается, что прибыль капиталиста – это, скажем так, “недооплаченный” труд рабочего.

Приведем простой пример, абстрагируясь от налогов и других издержек: час труда рабочего стоит 500 р., джинсы, им произведенные за час – 1000 р. По факту рабочему платят за час не 500 р., а 300 р., а потом еще этот же рабочий покупает себе джинсы в магазине, но не за 1500 р., а за 1700 р. Реальная экономика работает по этому же принципу, но с большим количеством деталей и переменных.

Таким образом реальный источник дохода капиталиста – оборотный капитал, а точнее его часть – живая рабочая сила. Но дело в том, что капиталист, стремясь к увеличению прибыли, ищет новые технологии позволяющее производить больше и быстрее – так он начинает внедрять в производство и развивать основной капитал.

Но основной капитал не может приносить прибыль, ибо сколько бензина вы залили в машину, столько она и проедет. Нельзя залить в машину бензина на 100 км, а проехать 150. Нельзя на сломанном станке продолжать делать товар. А с рабочим человеком можно! Человеку можно не доплатить и он всё равно продолжит работать! Человек будет болеть, но всё равно выйдет на работу!

Получается удивительная диалектическая ситуация: капиталист, стремясь к прибыли, увеличивает долю основного капитала в производстве, уменьшая со временем долю оборотного. Но именно оборотный капитал и приносит прибыль.

Сначала, в первые периоды развития индустриального капитализма, никаких проблем с этим нет, всё хорошо. Но постепенно технологии (основной капитал) достигают такого уровня развития, что человек в производстве больше просто не нужен. Но технологии и не приносят прибыль, потому что им нельзя недоплатить, зато их нужно содержать. Поэтому и капиталисту такое производство становится неинтересным. И капиталист и рабочий исчезают как антагонистические классы просто за ненадобностью! А производство содержится теперь за счет общества и в интересах общества в целом.

Частная собственность на средства производства точно также отмирает просто за ненадобностью, а не потому что ее отнимет очередной злобный “Сталин”. Частная собственность на средства производства станет не нужна, подобно тому, как стала не нужна собственность на видеомагнитофон, чтоб посмотреть кино (всё можно скачать в Интернете, «видик» и кассеты к нему больше никому не нужны). Точно также с развитием каршэринга постепенно отмирает необходимость в частной собственности на автомобиль. Каршэринг – это очень удобно: нет трат на страховку, техосмотр, ремонт и мн. др. Можно ездить на дорогой машине, не покупая ее за миллионы. Вот грубо говоря примерно также отпадет и необходимость в частной собственности на средства производства.

Да, конечно правящие элиты не захотят добровольно отдавать свое господствующее положение и потому уже давно было замечено, что научно-технический прогресс этими элитами фактически сдерживается. Возможно в будущем нас еще ждут различного рода социальные потрясения и борьба за власть, но факт остается фактом: сегодня, благодаря развитию информационных технологий, искусственного интеллекта, Интернета и криптовалют мы приближаемся к тому, о чем писал К. Маркс практически семимильным шагами.

Часто говорят, что ни один из экономических прогнозов К. Маркса не сбылся. Это такая же подмена понятий, как и в деле с коммунизмом и демократией. Все прогнозы К. Маркса сбылись. Но чтобы понять это, нужно конечно для начала ознакомиться с самим содержанием “Капитала”, где К. Маркс не занимается политической пропагандой, а исследует экономику и на основе своих исследований делает социально-политические выводы. Как нельзя в полной мере понять Гегеля без знания всей предшествующей философии, так едва ли возможно во всей полноте понять и К. Маркса, не видя тот путь, который прошла экономическая наука до него и после. Поэтому всем, кто интересуется экономикой и марксизмом, очень важно изучить тот путь, который экономическая мысль прошла примерно за 2000 лет от первых экономических представлений Древней Греции до становления полноценной экономической науки в XIX-XX вв.

Ну а завершая данную статью, дам всё-таки ответ на вопрос, поставленный в заглавии: сегодня марксизм не просто актуален, но актуален как никогда. Именно изучение марксизма по-настоящему открывает глаза на то, что, как и почему происходит в мире, в политике и экономике, культуре и истории, в обществе в целом.

 Источник:  ДЗЕН

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий