Главная » РЕРИХОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ, события Рериховского движения » Нет ничего тайного, что не стало бы явным. А.В. Салычев

70 просмотров

3774-377-236

 

(Исследование вопросов, связанных с разрушением
Музея Н.К.Рериха в усадьбе Лопухиных)

Люди часто говорят о явной несправедливости, и в то же время  упускаются из виду знаки справедливости. Конечно, несправедливость очень очевидна и ощутима, а справедливость иногда проявляется настолько косвенно, что узкое мышление с трудом может сопоставить разные, как бы несвязанные явления. Действительно, пути справедливости бывают гораздо неожиданнее, нежели проявления несправедливые. Такая неожиданность, только кажущаяся. Истина протекает логичными путями, но объем действий ее превышает человеческий горизонт“.
Николай Рерих “Справедливость”, Листы дневника,т.1, МЦР, Москва,1999 г.

«Осознание Иерархии не есть формальная дисциплина,  это есть разумное сотрудничество»
Знаки Агни Йоги, 431

Каждое разрушительное условие должно быть спешно раскрыто. При состоянии вражды не может быть речи о кооперации. Разумные силы должны объединиться, чтобы избежать опасность катастрофы“.
Напутствие Вождю, 30

 

Поводом для написания этого материала послужила дискуссия вокруг моей статьи “О некоторых признаках эволюционного движения в сегодняшней России через призму Учения Живой Этики и близких ему духовно-философских источников“, размещенной на портале “Адамант”. От комментаторов, сторонников позиции МЦР, в адрес моей статьи последовали нелицеприятные оценки и обвинения в причастности НРК и автора статьи к разрушению общественного Музея имени Н.К. Рериха и предательства Дела Учителей и духовной Иерархии.  Попробуем разобраться во всех этих серьёзных обвинениях.

На основе фактов, свидетельств и личного духовного опыта я решил обосновать свою точку зрения и доказать, что предъявленные обвинения, мягко говоря, не соответствуют  действительности.

Ещё в первом своём ответе на комментарии в адрес моей статьи я писал: “Возвращаясь к теме Музея и наследия, считаю, что в этом вопросе есть немало того, что лежит на поверхности и требует осмысления. Сейчас в оценке всего произошедшего, включая многочисленные публикации, несмотря на многие вопиющие факты совершенных деяний со стороны чиновников Минкультуры и музея Востока, в основе своей доминирует логика очевидности, основанная на подсчитывании самих этих фактов. Но до сих пор нет глубокого анализа произошедшего с духовной точки зрения, который помог бы лучше увидеть тонкие нити причинно-следственных связей и где были допущены ошибки”.

Понимаю, что сделать это будет нелегко, так как сказано: “У земной очевидности есть тоже своя логика и логика эта очень сильна. Она настолько сильна, что даже временами преодолевает логику духа. И даже повторные усилия утвердить  последнюю не всегда помогают” (ГАЙ, 1965 г., 103, (64).  И, тем не менее, сделать это во имя справедливости просто необходимо.

 

Общественно-государственное партнёрство. Упущенные возможности

Начну с предыстории проекта НРК  (А.П. Лосюкова) по общественно-государственному партнерству. Жить идеей общественно-государственного партнерства я начал сразу же  после того как она была озвучена Президентом В.В.Путиным на заседании Совета по культуре и искусству 25 сентября 2012 года. Через год, в ноябре 2013 года произошла ликвидация “Мастер-Банка”, главного спонсора МЦР и Музея имени Н.К.Рериха, что лишило их основной финансовой опоры. В этих двух последовательных событиях усматривалась взаимосвязь и, учитывая новые складывающиеся позитивные предпосылки в культурной политике страны, мы начали “бить в колокола”.  Наши общественные организации – Пензенское региональное отделение Международной Лиги защиты Культуры и Рериховское общество г. Пензы были одними из первых, кто начал с конца 2013 года поднимать эту тему в пространстве рериховского движения (РД). Эту идею также поддержало и Рериховское общество г. Заречного. Мы вышли на ответственного секретаря МЦР П.М.Журавихина с предложением  предпринять действенные шаги по решению вопроса общественно-государственного партнерства между МЦР и государственной властью с выходом на Президента России, приложив образец подготовленного письма. Через некоторое время с Журавихиным состоялся телефонный разговор из которого следовало, что идея неплохая, но сейчас не совсем подходящий момент и были высказаны опасения, что в предложенной  Президентом инициативе нет места общественным формам культуры, не подчиненным Минкультуры РФ.

Я не мог согласиться с такой оценкой П.М. Журавихина  и написал ему письмо, где более полно изложил своё видение этого вопроса. В письме, в частности, я писал: “… в выступлении Президента, судя по тексту, проводится совсем другая мысль, не о подчинении общественных форм культуры Министерству культуры, а о поддержке тех гражданских инициатив в сфере сохранения национального культурного наследия, кто  в ней нуждается, и кто это заслуживает. Для этого достаточно прочитать весь текст абзаца из выступления Путина на заседании Совета по культуре и искусству.”Ещё один принципиальный вопрос – как сделать нашу культурную политику предметом настоящего, реального, общественно-государственного партнерства. Сегодня мы видим много примеров искренних, благородных гражданских инициатив в сфере сохранения национального наследия. Такая позиция, конечно, заслуживает поддержки. Она должна получить серьёзную поддержку, в том числе, через такие современные формы, как государственные гранты. Но, конечно, речь не идет, не должна и не будет идти о том, чтобы государство свалило весь груз ответственности и заботы по этим важнейшим направлениям на добровольцев и общественников. Только государство может полноценно обеспечить адекватное финансирование проектов,  уровень доходов работников культурной сферы, людей, работа которых связана с охраной культурного наследия, с реставрацией памятников, а также создать правовые условия для расширения государственно-частного партнерства в этой сфере.  Думаем, такую инициативу Президента надо только приветствовать. В противном случае мы можем упустить инициативу и сроки лучших возможностей. А ведь мы все понимаем, что 2014 год, судя по трем знаменательным датам (Год Культуры, 700-летие Преподобного Сергия Радонежского, юбилейный год Рерихов), есть год наших рериховских возможностей.  Всё складывается так, что напрашивается вывод, может быть это и есть та самая опора, на которую может в этой труднейшей ситуации опереться МЦР”.

Отчасти позицию руководства МЦР можно было понять. За многие годы в Центре-Музее сложилось, и не без основания, опасение по взаимодействию с государством. Чего стоит только многолетняя «война» с чиновниками из Минкультуры РФ и ГМВ за наследие. В то же время излишнее опасение ведет к некоему изоляционизму и недопущению возможностей. А ведь нам заповедано: “... искатель Общего Блага ставит первой задачей вмещение возможностей (Община, 157).

В итоге руководство МЦР прошло мимо потенциально складывающихся возможностей. Именно в этом, я считаю, основная причина неудачи поиска новых источников финансирования, несмотря на то, что сил и энергии было затрачено много и самим Центром, и рериховскими обществами.

В Живой Этике читаем: … самый несомненный план может подвергаться затруднениям. Спросят — как найти решение без чрезмерной затраты энергии? Может быть изменение по существу плана, или по размерам, или по месту. Изменить план по существу равно предательству. Урезанию плана по размерам равно близорукости. Решение Вождя будет в перемене места так, чтобы новые устои еще углубили основное значение. … Вождь не ограничивает плана одним решением места — важна сущность плана (Напутствие Вождю, 56).

В силу того, что  новые устои не были приняты, произошло  сворачивание ряда программ, а сам Центр-Музей оказался на грани банкротства. Но, к сожалению, ни в МЦР, ни в рериховских организациях наши инициативы не нашли должной поддержки.

Убежденный в том, что эту идею необходимо продвигать, в 2014 году я написал статью “Некоторые размышления о нашем времени и необходимости общественно-государственного партнерства как новой ступени в развитии рериховского движения“, которую отослал для ознакомления председателю МСРО имени С.Н. Рериха О.А. Уроженко и Почетному председателю Санкт-Петербургского отделения МЦР М.Н. Чирятьеву. Этих двух ярких лидеров рериховского движения мы – рериховцы г. Пензы и г. Заречного в духовно-иерархическом плане ставили первыми после Л.В. Шапошниковой. Знаем, что высоко ценила их и сама Людмила Васильевна. От Михаила Николаевича моим инициативам  была дана  в целом одобрительная оценка. Ольга Алексеевна к этому времени уже поддерживала мои идеи по партнерству.

Так в преддверии совещания представителей рериховских организаций на октябрьской конференции в МЦР “Новая веха сотрудничества РО с МЦР” в 2014 году, мне, как члену международного Совета РО пришло письмо от 26.08.14, где говорилось:

“Есть ещё две проблемы, как считает О.А.Уроженко, актуальные на сегодня:

- ситуация в рериховском движении на Украине;

- проблемы общественно-государственного партнёрства, которые декларируются и реализуются Президентом РФ и Правительством РФ.

Что вы думаете по этому поводу, надо ли их выносить на встречу, в какой форме их касаться? Замалчивать ведь тоже нельзя. Хотя, обе темы – для особого, самостоятельного обсуждения. Может быть положение об общественно-государственном партнерстве включить в резолюцию, как зону ближайшего развития РД”.

После моего ответа пришло ещё письмо от 31.08.14, где было сказано: “Ольга Алексеевна поддержала твоё предложение насчёт выступления на совещании РО по вопросу общественно-государственного партнёрства. Она считает, что у тебя получится, и просила передать, чтобы ты готовился”.

24 августа 2015 г. уходит из жизни Людмила Васильевна  Шапошникова. Учитывая финансовый тупик, в котором оказался МЦР, его Президент Александр Прохорович Лосюков для выхода из создавшегося положения  предлагает проект (базовый документ для переговоров с российскими ведомствами – МИД, Минкультуры, Правительством Москвы и другими потенциальными соучредителями) “О создании при поддержке государства Российской общественной организации по сохранению и изучению Наследия семьи Рерихов”.

Заслуживает внимание сопроводительное письмо Лосюкова к членам Правления МЦР накануне его заседания 3 сентября 2015 года, разъясняющее позицию и мотивы, заставившие бывшего Чрезвычайного и Полномочного  Посла предложить данный проект, который я посчитал уместным, привести полностью.

“Уважаемые члены Правления! Коллеги!

Прежде чем встретиться на Правлении, хотел бы ознакомить Вас с предлагаемым мною ниже проектом выхода из глубокого кризиса, в котором оказался МЦР. Убежден, что во многом этот кризис “рукотворный” и является результатом линии, проводившейся руководством МЦР не один год. В итоге МЦР оказался в глубоком финансовом тупике – по существу банкротом, а бесконечный поиск новых врагов по существу прикрывает неспособность оказавшихся сейчас “у власти” деятелей спасти ситуацию. На этом фоне продолжение бесконечных сражений с государством абсолютно бесперспективно и ведет к полному краху МЦР и потере Наследия.

При жизни Людмилы Васильевны МЦР держался на ее авторитете. С ее уходом руководство организацией заняли люди, которые, на мой взгляд, не могут возглавлять такого рода организацию ни по их авторитету, ни по их культурно-образовательному уровню. Продолжать работу с ними в отсутствие Людмилы Васильевны не считаю для себя возможным.

Не считаю в то же время правильным для себя покинуть МЦР, не предложив варианта спасения Организации. Не стану утверждать, что это – единственно возможный способ. Однако, возможностей у нас немного. Убежден, что выход надо искать на пути сотрудничества с государством и получения от него возможной поддержки. После многих лет “войны” это будет непростым делом.

Предлагаемый Вашему вниманию проект является лишь первой “прикидкой” выхода из кризиса, который в самых общих чертах был проговорен мною с Минкультуры с согласия Людмилы Васильевны. Она охарактеризовала этот план как “интересный”. К сожалению, в силу известных обстоятельств мне не удалось продолжить с ней это обсуждение. Именно на продолжение такого пока не обязывающего МЦР ни к чему обсуждения я и прошу полномочий у Правления, не более того. И даже это мое намерение встречает отчаянное, я бы сказал, злобное сопротивление у известных деятелей.  А что предлагается ими вместо этого? Ничего, кроме патетической демагогии.

Очень рассчитываю на наш конструктивный разговор на Заседании Правления в четверг. Ведь вопрос стоит не только о том, быть или не быть МЦР, но гораздо шире: что будет с Наследием великой семьи? И решать это должны не два-три деятеля из МЦР, и даже не весь МЦР в целом, а вся российская просвещенная общественность, которой Рерихи и предназначали свой дар.

С уважением и надеждой на нашу коллективную мудрость”.

Проект Лосюкова поддержал Чрезвычайный и Полномочный  Посол РФ в Ватикане Александр Алексеевич Авдеев , человек, сделавший очень много для сохранения музея и которого очень уважала и ценила Л.В. Шапошникова. Он, будучи Министром культуры, способствовал решению вопроса в пользу МЦР. Известно, что в июле 2015 г. он написал письмо Людмиле Васильевне  из Ватикана  с поддержкой плана Лосюкова и предложил обсудить его, когда он приедет в Москву. К сожалению, эта встреча не состоялась, Людмила Васильевна попала в больницу и вскоре ушла из жизни. В своем обращении А.А. Авдеев писал:

” Признателен за приглашение на общественную дискуссию о судьбе рериховского движения. 

Все эти события естественным образом вызвали широкую дискуссию о путях выхода МЦР из кризиса.  Она характеризуется разномыслием и поисками вариантов, что совершенно нормально. Важно только не соскользнуть на взаимные обвинения и приклеивание ярлыков. А варианты могут быть разными, возможно, представляющимися неожиданными, а по сути многообещающими.  Примеры нестандартных решений дает наша музейная практика, опыт работы Российского фонда культуры и ВООПИК, варианты общественно-государственного партнёрства. Разумеется, хотелось бы выйти на формулу устойчивой и успешной работы МЦР и рериховского движения  в целом на десятилетия вперед с гарантированным финансированием, а не избирать варианты ненадежного самовыживания с неясным будущим. Можно быть недовольными действиями отдельных чиновников или судей, но нельзя противопоставлять рериховское движение государству и власти.

Вношу два предложения по выходу из кризиса в МЦР: первое – провести реорганизацию по формуле  общественно-государственного партнёрства и создать РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ (или федеральный) ЦЕНТР/ФОНД РЕРИХОВ. Учредителями от государства могли бы стать Минкультуры и МИД России, Правительство Москвы, а также Академия художеств и все юридические лица в рериховском движении”

Кроме А.А.Авдеева проект Лосюкова поддержали: посол России в Индии А.М. Кадакин, Почётный председатель Санкт-Петербургского отделения МЦР М.Н. Чирятьев, участник рериховского движения с 1970-х  годов, академик РАКЦ  Л.М. Гиндилис, Ш.А. Амонашвили и другие известные представители рериховского движения и общественности. Несмотря на поддержку проекта такими авторитетными лицами, в самом Правлении МЦР он встретил резкое неприятие и осуждение со стороны объединившейся группы и, в первую очередь, первого заместителя Генерального директора Музея имени Н.К.Рериха  А.В. Стеценко, вынудив А.П. Лосюкова сложить с себя полномочия Президента МЦР.

В сентябре-октябре 2015 года  для МЦР и ориентированного на него рериховского сообщества наступило время выбора вектора движения.

11 октября на совместной конференции руководства и сотрудников МЦР, Музея и представителей рериховских организаций был поднят вопрос о преемнике Л.В.Шапошниковой. А.В. Стеценко не огласил имя этого человека, ссылаясь на то, что надо ещё с ним переговорить, а на это надо время и согласится ли он … Вышедший  затем к трибуне М.Н.Чирятьев, обвинил Стеценко в “замыливании” этого важнейшего вопроса. Но, к сожалению, подавляющее большинство присутствующих на конференции, отвергнув доводы сторонников общественно-государственного партнёрства, поддержали позицию А.В. Стеценко, основанную, казалось бы, на внешне правильном выполнении завещания С.Н. Рериха защищать созданный по Плану наших Учителей МЦР и общественный Музей имени Н.К. Рериха. И, к удивлению, не придали большого значения тому, что Стеценко скрыл имя доверенного лица Л.В. Шапошниковой, что также явилось нарушением принципа Иерархии. Всё это в дальнейшем стало камнем преткновения для всех последующих событий.

За то, что Чирятьев, Гиндилис и Амонашвили предложили альтернативный вариант для выхода МЦР из кризисной ситуации, их  “отлучили”  от МЦР  и обвинили в отступничестве и даже предательстве.  И особенно в этом преуспел Сергей Скородумов, который заявил примерно следующее: «так как Чирятьев и Гиндилис порвали с Иерархией, то их нужно исключить из МЦР». Немногим позже исключили из МЦР и Шалву Александровича Амонашвили.

Удивительно, как можно так самонадеянно брать на себя роль судьи и решать, кто порвал с Иерархией, а кто нет. Тем более, что сам Скородумов был одним из нарушителей  принципов Иерархии, но об этом я скажу ниже.

Сторонники проекта Лосюкова протянули руку помощи МЦР, а её отринули как руку  врага. Они же и предупреждали, что в случае неприятия  проекта, МЦР и Музей ожидают  негативные, разрушительные последствия.

Много усилий для разъяснения  позиции НРК приложил в своих выступлениях, письмах и обращениях к рериховской общественности Л.М.Гиндилис.  Привожу два фрагмента из его выступлений:

“… путь, на который, к сожалению, под давлением руководства МЦР встали многие сотрудники музея  и представители рериховских организаций, состоит в том, чтобы “стоять до конца”. Красиво, романтично, но бесперспективно, а значит – нецелесообразно. Люди, исповедующие этот путь, искренне убеждены, что таким путём они спасают музей. На деле именно этот путь приведёт к уничтожению музея….  Не следует думать, что передача наследия Рерихов под общественно-государственное управление будет нарушением воли Святослава Николаевича Рериха. Это опасение является главным в позиции тех, кто поддерживает нынешнее руководство МЦР. Но в Учении Живой Этики неоднократно подчёркивается, что план не является чем-то застывшим, план может меняться. Сущность его остаётся, а формы реализации меняются в зависимости от возникающих условий. Вспомните, Город Знания планировалось построить на Алтае, а когда условия изменились, он был заложен в Гималаях, в долине Кулу. Рерихи всегда стремились передать наследие в дар России, в дар народу. Святослав Николаевич вел переговоры с Советским правительством о государственной поддержке музея.  Но та страна, с руководством которой он вёл переговоры, перестала существовать. Перестал существовать и советский Фонд Рерихов. Надо было искать новые формы. Когда Святослав Николаевич предлагал общественную форму музея , в нашей стране были совсем другие условия, было другое государство, которому трудно было доверять. Сейчас у нас другая страна и другое государство, с которым можно и нужно договариваться”. А уже в 2018 году, 24 марта, Л.М. Гиндилиса пригласили выступить на Международном съезде общественности, посвященном судьбе Музея имени Н.К.Рериха. Лев Миронович не смог быть на съезде, но послал заявку  с просьбой зачитать его обращение.  Сложно сказать, было ли  оно доведено до участников съезда. Привожу главный, на мой взгляд, вывод из обращения Л.М. Гиндилиса. “Я считаю, что в той ситуации, в которой оказался Музей, повинны не какие-то внешние силы, а, прежде всего, нынешнее руководство МЦР и Музея, которое своими необдуманными действиями привело к данной ситуации, а также сотрудники МЦР и общественность, которые всё это время поддерживали нынешнее руководство МЦР. Три года назад я выступал на конференции МЦР и призывал поддержать предложение президента МЦР об общественно-государственном партнерстве. … Я говорил тогда, что, если мы откажемся  от этого пути, то рано или поздно в усадьбу Лопухиных придут судебные приставы и потребуют освободить  усадьбу. Спустя два года это произошло”.

Здесь хочу остановиться и сказать, не думайте, что я считаю, что сторонники общественно-государственного партнерства  с государством  во всём были правы, отнюдь нет. Ошибки делают все, делали их и в НРК, об этом,  кстати, писал и Л.М.Гиндилис в своих обращениях, но не в них дело. Дело в сути  предложенного Лосюковым в векторе направления движения для МЦР.

Я вполне осознанно поддержал создание новой общественной организации Национальный рериховский  комитет, который был создан осенью 2015 года, став его активным членом. Состав НРК был сформирован с учетом рекомендаций Общественной Палаты РФ. Юридическое оформление организация получила в 2018 году. Вноябре 2015 года мной была написана статья “Срединный золотой путь или слово  в защиту проекта Лосюкова“. Статья была опубликована на сайте НРК.  В ней я писал:

На мой взгляд, заслуга А.П. Лосюкова не в том, плохой или хороший проект он предложил, а в том, что он сделал важный шаг в нужном направлении, перекинув мостик к диалогу с государством. … И разве не это имела ввиду Л.В. Шапошникова, когда писала: Сотрудники МЦР, исследуя наследие Рерихов, отвечают за движение России к новым эволюционным идеям. И сами Рерихи, и их московские преемники должны были, смело выступая против тьмы, продвинуть свою страну к Новому миру и, используя наследие Рерихов, предотвратить ее разрушение. Именно Рерихи занимались этим благородным делом». (газета Содружество № 2 (42), октябрь 2015 г.). А как можно повлиять на движение России к новым эволюционным идеям не начав тесного сотрудничества с государством, со здоровыми силами во власти и обществе? Давайте будем честны. Сегодня можно совершенно определенно сказать, что ни рериховское движение, ни МЦР оказались не готовыми к решению этих задач. Ведь то, что руководство МЦР называет диалогом с государством, общественно-государственным партнерством можно принять с очень большой натяжкой. … Для чего надо было поднимать волну, накалять нездоровую обстановку, втягивая во всё это рериховское движение? Не разумнее ли было бы в самом начале Правлению сесть за стол, обсудить создавшуюся ситуацию, и внести свои предложения в Проект, или представить свой вариант Проекта. Это могло бы стать первым шагом начала конструктивного диалога с властью”.

Хочу сказать, что О.А. Уроженко,  с которой у меня сложилось  к тому времени доверительное отношение, не была столь категоричной в оценке всего происходящего в отличие от доминирующей точки зрения среди рериховцев, сторонников нового руководства МЦР.  Как  человек  глубоко и тонко чувствующий со своим особым философским  взглядом на жизнь она искала ответы на вставшие перед МЦР и Рериховским движением вопросы. Ольга Алексеевна была против исключенияза альтернативную точку зрения некоторых активно проявивших себя членов из состава  МЦР, она была за диалог. Знаю о её намерении в те дни написать Стеценко записочку  «понуждение к диалогу», чтобы  посадить за стол  переговоров всех членов Правления. И хотя МСРО имени С.Н. Рериха официально поддержал позицию руководства МЦР, она, тем не менее, продолжала осмысливать происходящее. Позже её искания привели к глубокому осмыслению произошедшего. В одной из своих заметок-размышлений, как видно адресованных к представителям рериховского сообщества и руководству МЦР и Музея, она с горечью писала:

Проглядели пусть малую, пусть величиной с наночастицу, Пространственную щель, которая могла бы выправить/ выпрямить/ поднять/ вознести ход Истории» и далее: Но были ли в истории России ситуации, когда у бездны на краю ее лучшие умы улавливали спасительные верхние пути? Да, были… Но мы, сегодняшние, ответим себе честно, – часто ли на трагических изломах событий находили Заветный, Верхний путь, чтобы именно по Нему, то есть по Плану Великих Учителей, вести наш земной корабль”.

Ольга Алексеевна изложила свою мысль не напрямую, а как бы опосредованно, со свойственной ей деликатностью, дабы не задеть причастных к этому “недосмотру”. И это ещё одно подтверждение, что главная причина неудач, сопровождающая все эти годы МЦР, лежит не во внешних, хотя бы и самых неблагоприятных и сложных обстоятельствах и условиях, создаваемых чиновниками Минкультуры и ГМВ, а именно в неспособности ее сегодняшнего руководства разглядеть «спасительные верхние пути», о которых писала О.А. Уроженко.

Знал и автор статьи куда и к каким последствиям приведут свой корабль новое руководство МЦР. То, на чём основывалось моё видение я описал в статье «Пути духа – пути Культуры» от 04.01.2016, размещенной на сайте НРК.  В дальнейшем в  статье «Движение в будущее» от 14.01.2019 я вновь вернулся к этой теме, поэтому посчитал уместным привести здесь фрагмент этой статьи.

«Три года назад, когда началось обострение противостояния внутри МЦР и МЦР с Минкультуры и ГМВ, когда его новое руководство, изгнав всех «отступников» из своих рядов, находилось в эйфорически приподнятом настроении и убежденности, что они отстоят общественный музей Н.К. Рериха, не могут не отстоять, ведь за нами большинство рериховских организаций и Учителя, автор этой статьи уже знал, чем всё это в сущности закончится.

Тогда, три года назад в день заседания собрания членов МЦР, на котором решался вопрос с отлучением «инакомыслящих», посмевших предложить альтернативный вариант разрешения стоящих перед МЦР проблем, автор статьи был в музее. Я находился в холле первого этажа, когда мимо по ступеням прошли воодушевленные, что-то живо обсуждая, вероятно итоги решения собрания, представители нового руководства МЦР. И тогда я подумал: вот они – новые вожди, которые, подобно вождям во главе с принцем Топильцином из поэмы о Кецалькоатле, которые так же самонадеянно взяли на себя не предназначенную для них ношу и в итоге привели всё это к разорению и краху, и что сегодняшние вожди даже в мыслях не допускают, к чему они всё это могут привести.

Да, именно я знал тогда, к чему всё это приведет, но говорить и убеждать в этом новое руководство МЦР и поддержавшее его рериховское сообщество, принимая во внимание их настрой в те дни, было бессмысленно. Даже такой уважаемый человек и Учитель, каким является Ш.А. Амонашвили, подвергся такой критике и осуждению за свое искреннее «Обращение к рериховским организациям России и зарубежья», где была доведена мысль о том, что нужно прислониться к Гиганту (Государству), и где также дано было предупреждение «…если же будут большие препятствия со стороны последователей – быть беде». …Чтобы как-то повлиять на руководство МЦР и на ориентированное на него рериховское движение, подвигнув их от занимаемой ими крайней позиции к позиции более равновесной, срединной, я написал письмо (от 07.06.16) на имя председателя МСРО им. С.Н. Рериха О.А. Уроженко. …В своём письме я давал ясно понять, что, если ничего не предпринимать, конец этого противостояния будет весьма печальным для МЦР. Завершилось письмо вполне конкретным предложением. Я писал: … 25 июня состоится съезд международной общественности в МЦР в защиту Музея Н.К.Рериха. От того, какой вектор возобладает на съезде, во многом будет зависеть дальнейшая судьба Центра-Музея. … В связи с этим я собираюсь подать заявку, чтобы выступить на съезде с коротким докладом по партнерству. Правда, у меня нет полной уверенности, что мне дадут там выступить. Возможно, что и сами Вы, Ольга Алексеевна, подумаете о каких-то шагах, которые могли бы положительно повлиять на руководство МЦР в плане их настроя на широкий диалог с властью при посредничестве НРК.

В письме я также писал:

“Ни я, ни сотрудники Рериховского общества отнюдь не оправдывают действия чиновников из Министерства культуры. Более того, мы, не согласившись с негативными оценками в адрес МЦР, данными на коллегии Минкультуры, написали письма на имя Президента и Советника по культуре В.И. Толстого, в которых говорилось “Сотрудники Рериховского общества г. Пензы, поддерживая создание Национального рериховского комитета, вместе с тем выражают своё несогласие с допущенными искажениями фактов в оценке деятельности МЦР со стороны Министерства культуры, а также в части правовых отношений сторон. Мы полагаем, что при создании государственного музея семьи Рерихов необходимо учитывать не только интересы государственных чиновников, но и интересы общественности. В противном случае это ведет к обострению противостояния. Не вдаваясь в детали происходящего, считаем, что выход из кризисной ситуации, противостояние в которой между МЦР и Министерством культуры РФ достигло своего апогея, возможен только на взаимовыгодных условиях общественно-государственного партнёрства”. Последние действия чиновников от Минкультуры, задействовавших государственный аппарат для достижения своих целей, не может не беспокоить. Но зачем же надо было доводить до этого. Ведь предупреждали же об этом сторонники НРК”.

 

О сути произошедшего, перспективе сотрудничестваи развития

Теперь по существу обвинений и в чем конкретно отличие наших позиций.

Сторонники МЦР, стоящие на своей непоколебимой позиции в отстаивании воли Святослава Николаевича Рериха, основателя общественного Музея  имени Н.К.Рериха, созданного по плану наших Учителей, обвиняют НРК в том, что своими действиями они пошли против Плана Учителей и нарушили Закон Иерархии. Как член НРК считаю, и в этом я убежден, что обвинения являются необоснованными и нарушения Закона Иерархии не было, так как все упомянутые в статье члены НРК, каждый на своём уровне, по-своему усмотрели складывающиеся новые условия  и возможности для осуществления Плана и это не противоречит Живой Этике и Граням Агни Йоги. А вот что по этому поводу писала Е.И.Рерих: Крайне невежественно предполагать какие-либо ограничения деятельности Иерархии Света раз установленными мертвыми формами!!! Иерархия живёт и действует великим законом Целесообразности, единым законом, обеспечивающим истинную эволюцию (Е.И. Рерих “Письма в Америку”, 1, 128). И наша задача, проявив самодеятельность, которая кстати не имеет ничего общего с принципами западной демократии и “праздником непослушания” С.Н.Рериху, о чём пишет С.Скородумов, так как именно “В самодеятельности будет заключаться любовь к Иерархии, в ней будет заключаться чувство ответственности и истинное понимание Служения” (МО, ч.III, 39),суметь усмотреть, в чем состоит изменение Плана, иначе говоря, в чем заключается Высшая Воля и это самое главное. Явить нужно понимание ответственности перед большим планом,… чувство ответственности устремляет дух к явлению исполнения воли Иерархии, … потому можно осознать утверждение Высшей Воли, когда дух, истинно, исполнен ответственностью” (Иерархия, 198).

Я не случайно вынес эпиграфом к статье цитату “Осознание Иерархии не есть формальная дисциплина, это есть разумное сотрудничество“. И, конечно, сложно не ошибиться, если не примечать знаки помощи, о чем не мало говорится в Живой Этике и Гранях Путь устлан знаками, их надо замечать и отмечать… Знаки облегчают путь… По знакам можно различать направление“. (ГАЙ, 1952, ч. 568).

Учение Живой Этики, наследие семьи Рерихов и знаки служат утверждению несомненного и помогают нам разобраться и утвердиться в том или ином решении. Во многом благодаря этому автор начал утверждать идею общественно-государственного партнерства в 2013 году. А в 2015 году стало понятно, к каким последствиям приведет Музей и МЦР его новое руководство. Надо сказать, что теме Иерархии я уделял особое внимание. Так моим выступлением  на Международном общественном форуме “Как охраним живую ткань Культуры?”, посвященном 70-летию Пакта Рериха и Знамени Мира, проходившим 15-18 июля 2005 года в Пензе, был доклад “Закон Иерархии как основа единения рериховского движения”.

Возвращаясь к вопросу о занимаемых позициях, надо  отметить, что О.А.Уроженко, в отличие от С.Скородумова, никого из имевших альтернативную позицию по вопросу МЦР и Музея не считала отступниками и тем более предателями.  Вопросы у неё были, но свою позицию, как правило, она доводила в приемлемых культурных формах. Не думает ли Сергей  Скородумов, что председатель МСРО имени С.Н.Рериха знала хуже Живую Этику, чем он?

Считаю, сегодня уже можно и нужно сказать о том, что, несмотря на  то, что я имел несколько иную,  в отличие от Ольги Алексеевны, точку зрения на происходящее, мы, тем не менее, продолжали на протяжении определенного времени поддерживать отношения и обмениваться своим видением по скайпу.

А теперь хочется спросить Сергея Скородумова и всех, кто считает, что сегодняшнее руководство МЦР проводит правильную линию, а в этом, как видно, вы себя убедили, то ответьте – где же удачи и победы МЦР? Не может быть поражения там, где есть связь с Высшим, тем более сейчас, когда пришли Сроки и время работает на эволюцию, на победу.

Сказано: “Каждый успех зависит от знания, и если где-нибудь неудача, то где-то вкралось невежество»(Беспредельность, ч. 2, 493). Так Н.К. Рерих в статье “Удача” пишет о том, что обычно в неудаче “подозревают козни незримых темных сил и стараются найти самооправдание в неудаче. Но сказано: ищите ближе“.Он обращает внимание на внутренние причины неудачи: Маленький незримый собственный злодей приложил своё старание… как же имя этого тайного злоумышленника, уместившегося тут же, около сердца человеческого? Смятение, раздражение, подозрение, сомнение, саможаление, самомнение… Мало ли как называет себя темный злодей, протягивающий свою руку во вред. Главное его имя, вероятно, будет “предательство” (Николай Рерих, Листы дневника, 1 т.).

Об этом же читаем и в Живой Этике: “У нас вырешен полный успех, зависит от вас принять его. Весь сад сомнений, подозрений, страхов, обид, осуждений нужно оставить. Если желаете принять победу, то каждое предательство должно быть избегнуто, ибо следствие явленных сомнений и неуважения Иерархии нарушит все нити. Когда корабль в бурю держится на одном якоре, глупо начинать менять цепь” (Иерархия, 136).

Уже в этих цитатах прослеживается взаимосвязь неудачи, невежества и предательства. Позиция Сергея Скородумова по вопросу предательства известна. А вот что говорит об этом А.В. Стеценко: “Предательства избежать мы не могли, поскольку ни один высокий культурный проект не обходится без предательств. К сожалению, такие явления сопровождают все великие дела, поскольку идет эволюционная борьба старого понимания и представления с новым”. Весьма размытая, безадресная и уклончивая позиция, что-то мешает ему сказать напрямую, как это делает С.Скородумов. Интересно, что же именно?

Попробуем и мы разобраться в этом вопросе. У такой организации как МЦР, созданной по Плану Учителей и находившейся под Лучом, не могло быть много предателей. Известно, что предательство происходит от самых близких к руководителю (фокусу, центру) лиц. В МЦР их было двое – А.П. Лосюков и А.В. Стеценко. В основе подобного уровня предательств: Кецалькоатль (Топильцин), Христос (Иуда), Рерихи (Хорши)- лежит стремление к власти и корысть. То, что у Лосюкова не было корыстных намерений, свидетельствует тот факт, что, встретив отторжение своего Проекта членами Правления МЦР, он не стал “цепляться за власть”, а сразу написал заявление о снятии с себя полномочий Президента МЦР. Остается – Стеценко. Все логично и есть все основания полагать, что в сокрытии имени преемника Л.В. Шапошниковой – было стремление к власти. А мы знаем, что согласно Закону Иерархии, не может человек, заняв незаконно не соответствующее  его духовному уровню место, привести к благим результатам. Он может только разрушить дело, разрушив духовно и себя.

Об этом же говорится и в универсальном Законе Централизации (Учение Храма, Учитель Илларион), что эволюцией управляют строго математические законы и неповиновение им является основной причиной всех негодных форм управления. Всякий индивидуум, который незаконно берет на себя обязанности других, “врученные самой Природой центральной клетке”, этот индивидуум становится источником огромной опасности для всей массы, тем каналом, через который начинают работать уже не созидательные, а разрушительные силы. (газета “Левша”, №2(35), 2002 г.).

Причем предательство оказалось столь завуалированным, что его как бы и нет, а все говорит за то, что именно А.В.Стеценко, возглавивший непримиримую борьбу с чиновниками из Минкультуры за отстаивание Наследия, так много прикладывает сил, да и действия его, на первый взгляд, логичны и обоснованы, но дьявол, как известно, кроется в деталях. Допускаю, что А.В. Стеценко глубоко не вник в Закон Иерархии, не осознал последствия его нарушения.

Сегодня, когда уже разрушен Музей, сторонники позиции МЦР  продолжают твердить, что будут стоять до конца, чтобы вернуть Наследие, а с ним и общественный Музей. А вот что говорится в Гранях, в которых можно усмотреть проекцию на сегодняшнюю ситуацию. “Если Мы Допустили разрушение Наших начинаний, значит они яро осуществляются в новом месте, в иной форме и более целесообразны, и ускоряют исполнение Плана. Это только люди видят один путь исполнения и привязывают (и напрочно) только к нему своё сознание. Видя преткновение в одном, Мы тем самым Открываем множество новых направлений, упускаемых Нашими антагонистами, и Действуем по ним. Усмотрите Наши действия, но новым путём, быть может, и неожиданным. Не примешивайте личного элемента и личных ожиданий к Великому Плану и неисповедимым (для вас) путям его осуществления. “Сужденному быть”, – так Говорю, но не по вашему разумению, предположениям, надеждам, догадкам и представлениям. Запомните: неисповедимы пути Высшей Воли. А Мы Исполняем её. А вы?“.  (ГАЙ, 1957г., п.620 (567). А ведь это посыл к нам, сегодняшним и в первую очередь к руководителям и лидерам рериховского движения, чтобы видеть и слышать, а не искать виноватых в своих упущениях и недосмотрах.

Можно сказать, что в вышеприведенном абзаце, другой уровень понимания Закона Иерархии. Поэтому ничего удивительного нет в том, что многие рериховцы, а с ними и вице-президент МЦР, воспринимают Закон Иерархии, как лежащий на поверхности и понятный каждому рериховцу и он в исполнении заветов С.Н. Рериха в отстаивании общественногоМузея имени Н.К.Рериха. Для рериховцев, в большинстве своём, вопросов нет,  но для руководителей, которые должны видеть вперёд на полшага, на шаг, а ещё лучше за горизонт, этого явно не достаточно. Сегодняшнее руководство МЦР оказалось неспособным усмотреть изменение Плана и в этом проблема и драма МЦР.

Сегодня А.В. Стеценко в оправдание себе говорит: “…обвинять коллектив МЦР в несохранении  наследия, равносильно обвинению Рерихов в том, что они не сохранили Музей в Америке”. Во – первых, сравнение  некорректное и притянутое “за уши”. Мы знаем где были Рерихи, когда с Музеем и вокруг него творилось неладное, за тысячи миль от Америки. И опять же Стеценко не договаривает, говорит уклончиво, не касаясь того, что именно  по причине внутреннего предательства ближайшего к Рерихам ученика, не удалось сохранить Музей в Америке. Также не корректно и само сравнение сегодняшнего коллектива МЦР с Рерихами. Так и хочется спросить: ну а кто же, Александр Витальевич, как не Вы – главный виновник разрушения Музея и начинаний (Плана) наших Учителей, ну и, конечно, коллектив руководства МЦР и Музея, ваших сподвижников, а также и тех, кто поддерживал Вас все эти годы? Вместе с тем плюсом как для А.В. Стеценко, так и для позиции МЦР, стало его выступление в День Учителя 24 марта в поддержку СВО в Украине. Заявление Правления МЦР о СВО было 17 апреля. И это шаг в правильном направлении. К сожалению, на октябрьской  конференции МЦР этого года в своем заключительном выступлении А.В. Стеценко, позитивно отозвавшись о проведении Россией внешнеполитического курса, снова стал ругать власть за невнимание и пренебрежение к рериховскому наследию, противопоставляя ему отношение к памяти Рерихам в Индии и достижениям представителей МЦР в этой стране. Вспоминая, как на одном заседании по рериховской тематике в Санкт-Петербурге, оказавшись за одним столом с Президентом НРК А.П. Лосюковым, он сказал буквально следующее: “Давайте зароем топор войны…”. И я думаю, во всяком случае мне так хочется думать, что Александр Витальевич готов сегодня к тому, чтобы предпринять какие-то шаги для изменения сложившейся ситуации.

А теперь сделаем отступление и поговорим о моем сотрудничестве на портале Адамант. К сожалению, так сложилось, что администратором мне было отказано в дальнейшем сотрудничестве. Хотя своими материалами, размещенными на портале, я не задел никаким образом ни МЦР, ни его руководство. Были вопросы по моей статье, и я на них отвечал по мере поступления и это считаю нормальным явлением в дискуссии. Первоначально моей идеей было постепенно, шаг за шагом в доброжелательной дискуссии основываясь на фактах исследовать и подойти к раскрытию сути произошедшего, которое привело к разрушению общественного Музея имени Н.К. Рериха, и что, в свою очередь, должно было стать важным шагом к снятию противоречий и противостояния между крупными центрами рериховского движения к которым я бы отнёс, несмотря на возможные ошибки и просчёты,  МЦР, МСРО им. С.Н. Рериха, НРК и СибРО. С целью начать такую дискуссию я послал на «Адамант» статью «Некоторые мысли по осознанию принципов Иерархии как основы разумного сотрудничества». В сентябре предполагалось размещение этой статьи на портале. Но теперь это стало невозможно, так как С. Скородумов, до этого пройдясь с критикой по «заслугам» НРК, включая и меня, в разрушении общественного Музея Н.К. Рериха, решил, что мне и моим статьям не место на Адаманте. 

“Я не очень понимаю, – пишет он, – а какой смысл предоставлять ему трибуну на Адаманте? Материалы у него “ватные” и совершенно оторванные от действительности … Сотрудничество с НРК и с А. Салычевым невозможно. И к чему тогда здесь нужны его «заумства“?”

В чем причина такой реакции С. Скородумова? Ведь истина,если она действительно истина, не боится исследования и приближения к ней. Она от этого только выиграет и еще резче очертит темную сторону. Думаю, им двигало не только и не столько нежелание видеть мои «заумства», а подсознательно он почувствовал опасность для своего положения предстать в истинном свете.

И уже если Сергей Скородумов в своих комментариях дал мне и моим материалам, основанные на домыслах, характеристики, позволю и я дать один штрих к его портрету, тем более это имеет прямое отношение к теме данной статьи. Для этого приведу выдержку из моего письма от 07.06.16 на имя председателя МСРО имени С.Н. Рериха О.А. Уроженко: 

“Теперь почему в нашем разговоре по скайпу я обратил  внимание на С. Скородумова и сделанную в свое время в его адрес нелестную оценку Б.А. Даниловым. На мой взгляд, Скородумов является в определенной степени знаковой фигурой в рериховском движении. Он был первым возмутителем спокойствия и неповиновения принципу Закона Иерархии. Если помните, Ольга Алексеевна, как его не могли урезонить на совещании в МЦР, когда он лез через головы, в том числе С.П. Синенко, которая тогда отвечала за рериховские организации, ориентированные на МЦР, претендовал на свою независимость и автономию от чьих бы то ни было влияний, наставлений и рекомендаций. В 2005 году на первом Форуме «Как охраним живую ткань Культуры», который состоялся в Пензе, я выступил с докладом “Закон Иерархии как основа единения рериховского движения”, где в мягкой форме обратил внимание на недопустимость подобного поведения в рериховском сообществе. Говорил я об этом и устно на Совете рериховских организаций в МЦР, делая корректный посыл в адрес Скородумова. А что сегодня мы видим? Тот, кто был первым нарушителем принципов Закона Иерархии, оказался на вершине власти и первым осудителем оппонентов в разрыве с Иерархией. Наверное, это еще одно доказательство того, что пирамида власти если не перевернулась, то деформировалась уж точно”.

Еще один вопрос. НРК предъявляют претензии по государственному музею Рерихов: “… где он, покажите нам его?”

Отвечаю. Упущение лучших возможностей в 2015 году отразилось не только на МЦР, но и на планах НРК. Потому нет ничего удивительного в том, что план Лосюкова в части создания государственного Музея Н.К. Рериха с общественным участием не был реализован в той мере, как он задумывался первоначально. По мере того как продолжалась “война” за Музей и Наследие между МЦР и Минкультуры, эти возможности с каждым разом только уменьшались. В результате чего чиновники повернулись к наследию Рерихов своей худшей стороной. Тем не менее, несмотря на это, они поддерживают государственные формы –  активно работает СПб. ГМИСР, сотрудничая с НРК. Минкультуры заявило о создании Государственного музея Рерихов в усадьбе Лопухиных, обещая завершить его в 2025 году. Государственные организации – Третьяковская галерея, Русский Музей, ГМВ, СПб. ГМИСР, Администрация Алтайского края готовятся к празднованию 150-летия Н.К.Рериха.

Ну и потом, где в Учении сказано о легкости осуществления задуманного? Успех, победа осуществляются при условии соблюдения многих составляющих и одно из них – фактор человеческого сознания. Даже Николай Константинович Рерих не смог реализовать многое из задуманного. Вот как сказано об этом в Гранях: “… яро Гуру горел надеждой на осуществление заповеданной сказки. Он мыслью ей путь устилал. Он видеть хотел реализацию её по каналам возможностей, представляющихся ему мыслимыми. Он сам изыскивал пути его осуществления. И не его вина или заблуждение, что свободная воля людей, текущая как лава, сметала эти возможности одну за другой. Но направление было правильным, но устремление – ярым, и спешен был его путь к Владыке” (ГАЙ, 1957г., 626 (573).

***

А теперь сделаем некоторые выводы. Посмотрим, что представляет собой сегодня МЦР и каковы перспективы. До 2015 года возглавляемый Л.В. Шапошниковой МЦР проводил во многом оправданную политику по взаимоотношению с государственной властью, что в определенной мере соответствовало и самому характеру генерального директора Музея Рерихов. Вместе с тем нельзя не отметить, что, начиная примерно с 2010 года, отношение с государственной властью стало меняться не в лучшую сторону. И напряжение в результате непрекращающейся борьбы за Музей и наследие семьи Рерихов с  каждым годом только возрастало. Параллельно этому с 2012 года начала складываться тенденция к формированию новых общественно-государственных форм в сфере культуры, инициированная руководством России. Примерно в эти же годы, надо полагать не случайно, а кармически обоснованно, президентом МЦР становится А.П. Лосюков, которому идеи общественно-государственного партнерства близки и понятны.В 2015 году достойно выполнив возложенную на генерального директора Музея Н.К. Рериха миссию, Людмила Васильевна уходит с арены активных действий, а затем и из жизни. Новое руководство МЦР должно было усмотреть новые складывающиеся возможности и привести корабль МЦР к той самой “пространственной щели”, о которой писала О.А. Уроженко. Коридор возможностей был ограничен сроками, был узок и степень успешности его прохождения напрямую зависела от зоркости, подвижности и способности примечать Посланные Учителем знаки. При реальном раскладе сил вариант развития событий, если бы он состоялся, был бы вероятно не простым, но вместе с тем, и это главное, тогда удалось бы избежать драматических последствий, которые мы сегодня видим. Но, к сожалению, МЦР прошел мимо складывающихся возможностей, тем самым, избрав из трех путей: легкий, трудный и ужасный, о чем говорится в Живой Этике – путь трудный, “когда некоторые добрые сочетания покрыты самыми вредными и разрушительными построениями. Труден такой путь и подобен бегу с завязанными глазами” (М.О., ч.  II, 299). Но, несмотря на все это, руководство МЦР продолжает твердить о своей правоте и проводить прежнюю линию. Как утверждает С. Скородумов: «Наш Центр был и остается фокусом эволюционного строительства, где, по его мнению, присутствуют такие важнейшие понятия как Доверенные Иерархии, понятие фокуса и  Иерархической преемственности”. В связи с этим хотелось бы спросить С. Скородумова кого он имеет в виду, когда говорит “Доверенные Иерархии“. Ведь после ухода из жизни доверенной Святослава Николаевича Рериха Л.В. Шапошниковой, было сокрыто имя доверенного лица самой Людмилы Васильевны, что явилось, по сути, нарушением Иерархической преемственности, а значит и фокус, лишенный высокого провода, утратил силу Магнита. Поэтому то, что С. Скородумов называет фокусом, держится на энергетике, заложенной еще Л.В. Шапошниковой и подпитываемой сегодня сотрудниками и сторонниками МЦР, рериховскими организациями. Известны примеры в истории. Нечто подобное произошло с Музеем Николая Рериха в Нью-Йорке, и с Теософским обществом в Адьяре после ухода оттуда Е.П. Блаватской, когда общество отклонилось от правильного направления, и тем самым лишилось поддержки Учителей.

Конечно, надо отдать должное тому, что в условиях утраты провода с Высшим и непрекращающихся судов за Наследие с чиновниками Минкультуры, МЦР и ориентированные на него рериховские организации, делают немало нужного и полезного, о чем свидетельствуют многочисленные выставки, в том числе детского творчества, конференции, круглые столы, издание книг по темам Учения и многое другое. В то же время, надо отметить, что многими акциями руководство МЦР преследуют цели пиара, а не творческую и одухотворенную реализацию сущностных идей и содержания наследия Рерихов. Немало штампов, повторов, а не живых дел, способных создавать полезные следствия и открывать новые благие возможности. Беспокоит также, что руководство МЦР, в данном случае в лице вице-президента С. Скородумова, уверенное в своей правоте, не допускает возможности налаживания контактов и сближения позиций со здоровыми силами в РД, в частности с НРК. Такая позиция, мягко говоря, льёт воду на мельницу деструктивных, темных сил, чей девиз “divide et impera” (разделяй и властвуй).  И, как видно, незримые силы зла приложили немалые усилия, чтобы перевернуть и исказить реальность, когда добро объявлялось злом, а на разрушительные деяния была искусно надета маска добродетели.

В октябре исполнилось семь лет с того судьбоносного рубежа, откуда должен был бы начинаться новый виток спирали в развитии и преображении МЦР и Музея. Но спирали, как видим, не получилось, а было хождение по кругу в попытке решить встающие перед МЦР одна за другой проблемы. И так до сегодняшнего дня. Очевидно, что необходимо что-то предпринимать, чтобы остановить поток кармических ударов по организации.

Конечно, упущенные возможности уже не вернешь, но можно и нужно, если будет на то добрая воля, найти в себе силы и мужество и встать на путь, ведущий к выправлению ситуации. И первое, что необходимо сделать, это мысленно вернуться в 2015 год, признать и исправить допущенные тогда ошибки с учётом сегодняшних реалий.

А для этого, на мой взгляд, необходимо будет пригласить тех лидеров и членов Правления МЦР (кого ещё возможно собрать), которые несправедливо были выведены из состава МЦР и сесть за стол переговоров. Руководству МЦР признать допущенные ошибки, принести свои извинения и объявить, наконец, имя преемника Л.В.Шапошниковой. Следующим шагом могло бы стать обновление руководства МЦР и Музея и состава Правления и обсуждение новых принципов в деятельности МЦР по взаимодействию со здоровыми творческими сообществами в РДи властью.

Думаю, что без этих шагов будет сложно рассчитывать на позитивные изменения в МЦР, что может стать также шагом к налаживанию контактов с НРК. Надо сказать, что в своё время вице-президент НРК Л.М. Гиндилис предпринимал личные инициативы по налаживанию контактов, правда тогда они ни к чему не привели. Между учеными этих двух организаций уже происходят соприкосновения и это нормально. Привожу один из последних примеров. В одном из научных гуманитарных вестников была напечатана статья д.ф.н. О.А. Лавреновой (МЦР), где она ссылается не только на ученых МЦР, но и на философов А.В.Иванова, М.Ю. Шишина, И.В. Фотиеву, которые тесно сотрудничают с НРК, а также на философа И.А. Герасимову (Президента НРК). В свою очередь И.А. Герасимова в своих статьях ссылается на Л.В. Шапошникову и О.А. Лавренову.  Ещё один пример.  На Круглом столе, посвященном Учению Живой Этики в рамках VIII Российского философского конгресса, соруководителями стали И.А. Герасимова (основной организатор), О.А. Лавренова, И.В. Фотиева. “Двое, сидящие за одним столом против друг друга, не могут быть противниками, если принадлежат одному Учителю“(Агни Йога, 311).

Также есть вопросы и к представителям РД, поддерживающим позицию МЦР, и, как видно, в том числе и по размещенным материалам на Адаманте, считающими себя преданными почитателями заветов наших Учителей

В действительности же есть вопросы и к ним. Насколько они смогли, несмотря на искреннюю боль за разрушенный Музей, разобраться с произошедшем и в какой мере они подпали под влияние логики очевидности. “Знаете…, что факты очевидности, являя вид неопровержимости, погружали сознание во тьму. Знаете, что логика очевидности, будучи весьма убедительной, уводила в сторону от прямого пути и отделяла мышление от Учителя” (ГАЙ, 1966, 4, 2 янв). И ещё: Можно найти больше поносителей Учения среди примкнувших к Пути, нежели среди явленных врагов. Указали правильно на непонимания, которые наносят удары по Щиту… каждое печальное последствие можно проследить, именно, как упущение понимания Живой Этики” (М.О., ч.3, 261). А ведь неминуемое очищение РД и выстраивание более правильного иерархического построения, связано с испытанием на понимание Живой Этики. Жизнь показала, что РД не однородно и степень понимания Учения у многих рериховцев оставляет желать лучшего. Именно недопонимание духовных процессов и привело в итоге к поражению движения изнутри. И с МЦР произошло во многом то, о чём ученый востоковед, член Правления МЦР  Т.П. Григорьева ещё в начале 90-х годов в статье “Мои соображения о работе Фонда и Центра – Музея Н.К. Рериха”  провидчески предостерегала рериховское движение. Ценность статьи Татьяны Петровны ещё и в том, что она была в близких, доверительных отношениях с Л.В. Шапошниковой. Статья во многом остаётся актуальной и для нашего времени.

 

P.S. У автора же данной статьи, помимо заявленной темы, была и сверхзадача. Она в том, что пора всем нам, кто считает, что нельзя больше допускать сложившуюся с годами, и ставшую нормой, ненормальность во взаимоотношениях рериховских центров и организаций. Сегодня, когда силы Света и силы тьмы сошлись на свой последний и решительный бой, когда доблестное  русское воинство встало на защиту Родины, а наш Президент призвал народ России к сплочению во имя Победы, такое положение дел в рериховском движении, на мой взгляд, становится немыслимым и даже преступным. Мы должны осознать, что своей разобщенностью и конфронтацией усложняем Приход Великого Учителя, а значит и утверждение Нового Мира. И если мы считаем, что мы преданы Иерархии Света, а сами не готовы поступиться своими негативными качествами, чтобы сделать шаги навстречу друг другу, то в чём она наша преданность и ответственность перед Учителем и чего стоит тогда эта преданность. Считаю, что сегодня мы должны найти в себе силы и волю и встать на путь, ведущий к выправлению ситуации в рериховском движении и общими усилиями начать убирать камни, мешающие налаживанию сотрудничества между нами.

 

10 ноября 2022 г.

Председатель Рериховского общества г. Пензы,

член НРК,  А.В. Салычев

Источник:  Рериховское общество г.Пензы

 

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий