Главная » БЫТЬ ПОЛЕЗНЫМ ЛЮДЯМ, Как нужно работать » Народные предприятия – ключ к развитию российской экономики

225 просмотров

590-608

10 мая 2018

Александр Бузгалин, профессор Московского финансово-юридического университета

Рифат Хабибуллин, советник президента Национального Союза народных и коллективных предприятий

Павел Дорохин, депутат ГД РФ, президент Национального Союза народных и коллективных предприятий (НСНКП)

Алексей Дюков, генеральный директор народного предприятия «Жуковмежрайгаз» (Калужская область)

 ***

“Рабочий свободен лишь тогда, когда он является
владельцем своих средств производства”.

Карл Маркс

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Я – Дмитрий Лысков. И это программа “ПРАВ!ДА?”. И вот тема нашей дискуссии сегодня:

В Госдуме готовят законопроект, регулирующий деятельность народных предприятий. Это компании, находящиеся в коллективной собственности их работников. Пока в России их немного – около двух сотен. Но ряд экспертов считают, что именно за ними будущее, ведь работники, владеющие акциями своей компании, лично заинтересованы в ее успехе. Они имеют социальные гарантии и чувствуют уверенность в завтрашнем дне. Но реально ли распространить отдельный успешный опыт на всю страну? Способны ли народные предприятия вывести российскую экономику из кризиса?..

***

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, правильно ли я понимаю, что народное предприятие – это, по сути, акционерное общество, весь объем акций которого распределен между работниками в равных долях?

Алексей Дюков: Правильно. Я хотел бы немножко сказать. Я являюсь непосредственно участником бывшего акционерного общества, а потом так получилось, что мы преобразовались в народное предприятие. И мне все организационно-правовые формы знакомы. Так уж выпало на мою долю, что было и муниципальным предприятием, и государственным, и акционерным. И вот с выходом закона в 98-м году мы в 99-м году стали народным предприятием.

Я бы сказал так. Социализм, Маркс… Я бы хотел тоже несколько сказать. Вот когда я общаюсь, и говорят: “Ну, народные предприятия – это же социализм, это колхоз”, – я говорю: “Ребята, я жил при социализме и знаю, что и при социализме мы были наемники, потому что за нас решали, какая тарифная ставка, сколько платить, какие оклады и так далее, и при капитализме хозяин решает, какую кроху со стола отдавать трудовому коллективу, потому что он непосредственно распоряжается, управляет, естественно, несет ответственность и так далее”. Вот именно коллективная, частная коллективная форма собственности объединяет.

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, а можно я, чтобы понять… Сколько у вас человек работает в вашем предприятии?

Алексей Дюков: Ну, я коротко расскажу, кто мы и что мы. Значит, мы занимаемся на территории Калужской области в Жуковском районе (это буквально на границе с Новой Москвой), занимаемся комплексом сервисных услуг по газоснабжению нашей территории, Жуковского района, начиная от выдачи технических условий, проектируем, строим, в основном обслуживаем газовые сети.

Дмитрий Лысков: Поэтому предприятие и называется “Жуковмежрайгаз”.

Алексей Дюков: “Жуковмежрайгаз”, да. Поэтому численность наша на протяжении 20 лет колебалась от 130, а сегодня до 95. Опять хочу вернуться к тому, что опять благодаря тому, что мы народное предприятие, в зависимости от ситуации в отрасли, в стране, мы гибко… мы являемся малым предприятием, и мы гибко, в общем-то, переходим из одного вида деятельности в другой вид деятельности.

Дмитрий Лысков: Вот я неспроста спросил о количестве работающих на предприятии. Как реализуется принятие решений? Вот вы сказали, что, когда наемный работник, капиталист или чиновник принимает решение. А здесь как принимаются решения?

Алексей Дюков: Хороший вопрос, тоже он постоянно звучит. Ну, мне лично говорят: “Как можно управлять, когда колхоз?” Да никакого колхоза нет! Мы управляем – собираемся и принимаем решения, советуемся. Прежде чем принять решение, собирается совет или… Ну, зависит от того, какая проблема и что обсуждаем. Вот если брать… Конкретно сейчас мы готовимся к общему собранию, отчет перед выборами идет, выдвижение в руководящие органы. Я как директор избираюсь, в отличие от других обществ, на пять лет. Наблюдательный совет избирается на три года. Ну, например…

Дмитрий Лысков: А, то есть это представительная система в любом случае? Общее собрание собирается раз в определенный срок.

Алексей Дюков: Раз в год.

Дмитрий Лысков: Раз в год. Выбирает представительные органы свои, которые потом уже принимают решения.

Алексей Дюков: Управляющие органы.

Дмитрий Лысков: Управляющие.

Алексей Дюков: Вот я и говорю, как происходит демократия. Мы обсуждаем вначале в каждом структурном подразделении. Процесс выборов начинается, по закону, с января месяца. 31 января кандидатура, тот, кто может выдвинуться на члены наблюдательного совета, должен зарегистрироваться и подать, будем так говорить, заявку или зарегистрироваться как кандидат, до 31 января. Процесс происходит в структурах и подразделениях. Все понимают: “Выдвигать надо, наши интересы надо защищать”. От строителей выдвигается свой представитель, от эксплуатационной службы – свой представитель, от управленческого персонала – своя кандидатура, вспомогательные подразделения – своя кандидатура.

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, а идущие параллельно работе выборы работе-то не мешают?

Алексей Дюков: Это идет параллельно. Оно как может мешать?

Дмитрий Лысков: Ну как? Это целая организационная структура, это выдвижение.

Алексей Дюков: Это же не президентские выборы. Это выдвигает коллектив…

Дмитрий Лысков: А какая разница? Тут даже, может быть, и поважнее – тут от коллектива непосредственно зависит, что он будет кушать.

Алексей Дюков: Нет, все это так, но решение принимает общее собрание. Выдвинуть кандидатуру – это не значит то, что она еще пройдет. И преимущество, основное преимущество народных предприятий в чем?

Дмитрий Лысков: Я о чем и говорю. Нужно работать, а люди выборами занимаются.

Алексей Дюков: В чем? В том, что вот у нас, ну, к сожалению (может быть, к радости), есть внешние акционеры. Но у нас, в народном предприятии, голосование производится: один акционер – один голос. И вот если раньше у нас, когда было акционерное общество…

Дмитрий Лысков: Пропорционально пакету акций.

Алексей Дюков: Пакет акций был у трудового коллектива, часть акций в размере 19–20% была у вышестоящей организации, и 29% – местные органы власти. И две руки – это 49%. Избирают директора: две руки – 49%. И на кого директор должен работать? Сегодня, выбирая директора или председателя, или члена наблюдательного совета, у них 49%, но две руки, а у коллектива сто рук. Поэтому…

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо, что разъяснили действительно принципы функционирования народного предприятия…

***

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, прошу вас.

Алексей Дюков: Вот мы говорим практически ни о чем. Истина-то, вообще-то, проста и на поверхности. На вопрос “Почему Корея и Япония?” я бы ответил просто: конкуренция. Вот вопрос, когда мы возвращаемся к народным предприятиям: в чем преимущество? Мотивация и конкуренция. Когда научно-технический прогресс достиг таких результатов и конкурировать практически в технических вопросах стало сложно, то тот, кто понимал и обеспокоился о качестве продукции, о конкуренции, он понимал: чтобы произвести продукт, помимо станка, должны быть руки. И наемник никогда не будет работать качественно, конкурентоспособно и мотивированно, если он наемник.

И когда американские я изучал… Ну, как изучал? Пришлось прочитать одну брошюрку, когда стали народным предприятием. Посмотрел, как они-то, в чем смысл. Мы тоже так же не понимали 20 лет назад, что это такое. Ну, объявили народными. Это не значит, что объявил я своих работников акционерами – и они стали совладельцами, они стали хозяевами, они стали понимать. Приходилось объяснять.

И преимущество именно народных предприятий в том, что у нас высокая мотивация, что мы не наемники, мы стараемся работать на себя. И вот поэтому господа капиталисты, которые стремятся конкурировать и создавать, они свои капиталы отдавали, наделяли собственностью, наемник становился владельцем. И за счет формирования сознания собственника эти страны шли вперед. Потому что произвести станок – это не столь трудный временной фактор, как сформировать сознание работника. Вот я считаю… Поэтому не надо тут путать.

И я бы еще раз подчеркнул: вот в этом одно из преимуществ народных предприятий, потому что прямая мотивация. Если будет время, я, конечно, раскрою. Фактически, реально в чем проявляется мотивация? И почему отдача другая, господа?

Дмитрий Лысков: Хорошо, спасибо. Одну секундочку. Просто сейчас у нас на телефонной связи… Господа, прошу вас! Сейчас у нас на телефонной связи Андрей Геннадьевич Фомичев, генеральный директор народного предприятия “Набережночелнинский КБК” (картонно-бумажный комбинат). Андрей Геннадьевич, вы нас слышите?

Андрей Фомичев: Да-да.

Дмитрий Лысков: Добрый день. Спасибо, что присоединились к нашему обсуждению. Расскажите, пожалуйста, о вашем предприятии. Почему народное?

Андрей Фомичев: Почему народное?

Дмитрий Лысков: Да.

Андрей Фомичев: Потому что руководит народ.

Дмитрий Лысков: Ну, оно изначально было создано, как народное или трансформировалось в народное?

Андрей Фомичев: Работники комбината, нашего предприятия, непосредственно участвуют в управлении, расширяют свои права, в реальном управлении своим предприятием, прежде всего за счет реализации заложенного в законе целого ряда вопросов. Даже принцип голосования: один акционер – один голос.

Дмитрий Лысков: Андрей Геннадьевич, ваше предприятие изначально создавалось как народное или трансформировалось в народное?

Андрей Фомичев: Нет, наше предприятие было государственным предприятием. И в период приватизации, вот тогда обсуждалось, это было 20 лет назад, в 98-м году…

Дмитрий Лысков: То есть вам, можно сказать, уникально повезло? Вам удалось приватизировать свое предприятие, раздав акции трудовому коллективу?

Андрей Фомичев: Так точно. Сегодня из 1 743 работников 96% являются акционерами. 1 673 работника – акционеры нашего предприятия.

Дмитрий Лысков: А если не секрет, то какова средняя зарплата работников? Или у вас равномерная, может быть, зарплата? Опишите благосостояние.

Андрей Фомичев: Хорошо. Зарплата не равномерная, но зависит от вклада, от профессионализма, от стажа работы. Ну, давайте я не буду называть точную цифру…

Дмитрий Лысков: Среднюю назовите.

Андрей Фомичев: Больше 45 тысяч.

Дмитрий Лысков: А насколько ваше предприятие конкурентоспособное на данный момент на рынке? Потому что, насколько я понимаю, все-таки в Набережных Челнах вы единственный картонно-бумажный комбинат. Нет?

Андрей Фомичев: Да. В республике даже единственное.

Дмитрий Лысков: В республике. То есть вы заняли свободную рыночную нишу и благополучно в ней работаете?

Андрей Фомичев: Нет-нет-нет. В Российской Федерации очень много предприятий, более 200, которые работают в сфере целлюлозно-бумажной промышленности. Мы входим в десятку в Российской Федерации.

Дмитрий Лысков: В десятку. Как вам удается этого добиться, если учесть, что вы несете значительные социальные траты? Уровень заработных плат у вас, я так понимаю, ну, выше или, по крайней мере, соответствует в среднем по региону. Какие тут секреты? Поясните мне.

Андрей Фомичев: Пожалуйста. Все прибыль остается в распоряжении коллектива. В мае месяце у нас будет собрание акционеров. Прибыль распределяется на основные фонды. Один из них – это фонд развития производства. Ежегодно мы около 10 миллионов евро, если брать в валюте, направляем на развитие предприятия. Это постоянное обновление технологии, обучение персонала, направляем. Ну, вот таким образом. Все деньги остаются в распоряжении коллектива.

Дмитрий Лысков: Мне вот очень интересно, я не могу не спросить: а не возникает ли у трудового коллектива (ну, мы все недавно переживали кризисные явления в экономике), не возникает желания эти деньги взять и разделить? Неужели весь коллектив, вот вся тысяча со значительным превышением человек настолько сознательные и прямо говорят: “Нет, мы отложим эти деньги, пусть они идут на развитие производства”?

Андрей Фомичев: Конечно, есть люди, у которых возникает такое желание, но решения принимаются коллективно. И люди видят, что когда идут инвестиции в развитие производства, во-первых, идет увеличение стоимости активов, и люди, выходя на пенсию, получают дополнительное вознаграждение, потому что предприятие, по закону и по уставу, обязано выкупить акции у уходящего на пенсию работника. Соответственно, дополнительная пенсия получается – более 1 миллиона вот у нас на предприятии.

Дмитрий Лысков: То есть сознательно коллектива на достаточно высоком уровне?

Андрей Фомичев: Конечно. Люди понимают, что чем лучше работают, тем у них будет уровень жизни, доход. И, соответственно, закладываются определенные инвестиции на свое будущее.

Дмитрий Лысков: Андрей Геннадьевич, спасибо вам огромное за рассказ о вашем предприятии.

Андрей Фомичев: Пожалуйста…

***

Дмитрий Лысков: Нет, я полностью согласен. Это практически нереализуемо. Алексей Алексеевич…

Алексей Дюков: Я тут сижу, как будто меня здесь нет. Мы обсуждаем народные предприятия…

Дмитрий Лысков: Вот я как раз к вам и обращаюсь.

Алексей Дюков: Это все теория. А как реальная жизнь?

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, а можно на практике?

Алексей Дюков: Как практически? Что такое народное предприятие?

Дмитрий Лысков: Вы получали когда-нибудь государственную поддержку, мне вот интересно?

Алексей Дюков: Я вам еще раз говорю: никогда не получали, не просим и не собираемся просить.

Дмитрий Лысков: И как же вы…

Алексей Дюков: Вот я и говорю. Когда прозвучал вопрос моему коллеге Фомичеву: “Как там народ-то – проедает, не проедает?”… Если можно, я чуть-чуть расскажу, как оно должно быть.

Дмитрий Лысков: Прошу вас, конечно.

Алексей Дюков: Во-первых, конечно, народ – он человек, что наш, что японский. Есть хозяин, есть работник. Я вам просто скажу. Да, приходят и говорят: “Надо бы нам зарплату, надо бы нам проедать”. А кто говорит? Молодой (семья, дети). Пожилой пенсионер говорит: “Подожди, не торопись проедать. Мы же народное предприятие, в отличие от других предприятий, имеем два источника дохода”. А я бы даже сказал – три реальных источника дохода. Вот мы не знаем слова такого “инвестиция”. Я скажу за народное предприятие, подтвердят здесь коллеги, что мы стараемся не брать, а жить за счет собственных средств.

Привожу пример. Если я купил или вложил в станок, или купил машину, или построил цех новый, я вложил в чисто активы. Но вот здесь не прозвучало даже слова, в чём основное преимущество народных предприятий. А это – наделение акциями. Не выкуп акций, а наделение акциями. Ну, я чуть-чуть отошел. Просто хотя бы основные позиции, потому что время уже истекает, а мы про народные-то ничего не сказали. Вот кто сейчас смотрит, телезритель – он так и не понял, а что такое народное предприятие.

Дмитрий Лысков: Мы все время и пытаемся это понять.

Алексей Дюков: Ну а что оно реально? Как живут?

Дмитрий Лысков: А как реально живут?

Алексей Дюков: Вот я вам реально говорю, что в народном предприятии нет, не имеем права по закону 115 – могу иметь наемников больше 10%. Сегодня молодой человек кем приходит? Или хозяином (он создал и стал хозяином), или наемником. К нам он приходит со стороны, приходит работником. По нашему уставу, по нашим положениям, закон позволяет здесь каждому предприятию… Год отработал – он обязан получить одну акцию. Что такое одна акция? Одна акция на нашем предприятии имеет такую же силу, потому что эта акция имеет один голос, как имеет наш компаньон, акционер, юридическое лицо, имеющее 19% акций.

Дмитрий Лысков: То есть он становится компаньоном предприятия?

Алексей Дюков: Он становится уже акционером, он становится владельцем, и он уже активно участвует в управлении. Он может избираться, может голосовать, избирать и так далее.

Дмитрий Лысков: А когда увольняется человек, что происходит с акциями?

Алексей Дюков: Второй аспект. Вот то, что говорили… Молодой говорит: “Надо бы зарплату, семью кормить”. А другой говорит: “Надо бы это самое…” Почему? Потому что… Вот я три цифры приведу. На момент создания нашего предприятия выкупная стоимость стоила 16 рублей, а сегодня она стоит 250 рублей.

Александр Бузгалин: Это акция?

Алексей Дюков: Акция. О чем тут говорить? Каждый понимает. Вот были у меня ребята, которые говорят: “Ну что? Колхоз. Мы же работаем на конечный результат”. Мы работаем – как топаем, так и лопаем. Вот говорит тут товарищ, мне тоже нравится это: “Ты – хозяин, я – дурак”. Здесь я говорю: “Как топаем, так и лопаем”. Если мы вложили в станок и посчитали… А у нас методика в народном предприятии – каждый квартал мы пересчитываем чистые активы и определяем реальную стоимость акции. Человек понимает: “Если я пришел, у меня было 10 штук, через год меня наделили, – подчеркиваю, бесплатно наделили, – у меня стало 20 штук. Если цена была год назад 150 рублей, а стала 250 рублей, – то он знает: – Завтра я увольняюсь, и я эту сумму (цена на акцию) получаю”. Вот ребята, которые…

Дмитрий Лысков: То есть при увольнении он обязан продать свои акции предприятию?

Алексей Дюков: Не он обязан, а это основное преимущество народного предприятия. Он обязан продать, а я обязан купить – и не по той цене, как мы с ним договорились, а четкая, расчетная, установленная законом.

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, а такой вопрос. Человек уходит на пенсию – он тоже обязан продать свои акции?

Алексей Дюков: Естественно.

Дмитрий Лысков: А почему не оставить ему эти акции? Это будет ему хорошая пенсия.

Алексей Дюков: Не имеет права…

Рифат Хабибуллин: По закону.

Алексей Дюков: Потому что он отдает, и мы теми акциями, которые у него забираем, мы наделяем работников. Здесь много можно говорить о законодательстве, много пробелов. И я не хочу сегодня подчеркивать, что в закон за 20 лет ни одну поправку не приняли. Жизнь ушла вперед, требуется много подработать и так далее. Но преимущество наше в том, что у нас ни у кого (у физического лица) не может быть пакета акций более 5%. Директору назначают зарплату трудовой коллектив. Закон прописывает…

Александр Бузгалин: Это, кстати, очень важно.

Алексей Дюков: Ну, здесь вообще мы про народно предприятие не говорили. Я не знаю, про что мы говорили. Про Японию, про Корею говорим, а про народное предприятие хоть несколько слов. Я еще раз говорю, преимущество, что 5%, а больше он не имеет. Дальше. Я директор и сейчас имею 5%. Меня тоже наделяют акциями, но я не имею права, потому что потолок 5%. Скажите, какое предприятие организационно-правовой формы может иметь доход от капитала? Многие путают вклады, акции, дивиденды, все что угодно. Но доход от капитала… Потому что превышение должно быть. И я акции не имею права наделять, меня наделяют деньгами. То есть здесь стремление работника, уходя на пенсию, побольше акций иметь, и чтобы цена акций была повыше. У молодого – поменьше вкладывать в предприятие, ему сегодня кушать хочется. И вот эти противоречия не дадут…

Во-вторых, мы все понимаем, что если сегодня я не куплю технику, то как я смогу заработать? Другое дело – сознание. Вот когда я занятия провожу, я говорю: “Ребята, чем отличается…”

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, вы собираете коллектив и говорите: “Ребята, если мы не купим технику, то завтра мы не сможем работать”, – и так далее и тому подобное? Я правильно понимаю?

Алексей Дюков: Объясняю. Мы не собираем коллектив. Коллектив – это собрание…

Дмитрий Лысков: Или коллектив собирается и говорит: “Директор, купите технику”?

Алексей Дюков: Есть у нас органы управления, им делегированы права. Вот еще одно преимущество народного предприятия, что четко расписано, какие полномочия выполняет генеральный директор, круг его обязанностей, какую сделку он может совершить, какие полномочия у вышестоящего органа управления в лице наблюдательного совета. Очень важный фактор, что в законе четко прописано, что у нас председатель наблюдательного совета и генеральный директор в одном лице. У нас четко прописано, что зарплата директора – от 0 до 10. Вот у нас написано. Ну, можно корректировать зарплату. Но работник может предлагать и может не дать.

Открытость. Вот у нас, например, как? Провели мы совет директоров, наблюдательный совет, рассмотрели ряд вопросов, приняли решение. В этот же день мы проводим каждый месяц технические совещания в подразделениях с участием практически всех ИТР. Мы докладываем: “Выдвигались такие вопросы. Принимались такие решения. Голосовалось вот так”. Руководитель структурного подразделения доводит информацию…

Дмитрий Лысков: …до коллектива.

Алексей Дюков: …до своих работников. Кроме того, в обязательном порядке у меня есть человек, называется “менеджер по персоналу”, который присутствует на всех рабочих совещаниях. И если какие-то идут проблемы, недовольство, какие-то предложения… Это обратная связь. У нас каждый работник знает, что его ждет завтра.

Дмитрий Лысков: А менеджер по персоналу – это наемный сотрудник или тоже работник народного предприятия?

Алексей Дюков: Почему? У нас нет практически…

Дмитрий Лысков: Мне просто интересно.

Алексей Дюков: У нас практически нет наемников.

Дмитрий Лысков: Понял вас. Алексей Алексеевич, у меня к вам еще один вопрос. Вы только что обрисовали нам, насколько законом все, в принципе, разумно регламентировано.

Алексей Дюков: Конечно. Рабочий закон.

Дмитрий Лысков: Но при этом вы сказали, что много чего можно и нужно подправить. А что именно?

Алексей Дюков: Ну, что именно? Первое – чтобы у нас создавать, надо дать возможность, чтобы народные предприятия не преобразовались, а вновь создавались. Вот мое личное предложение, мы подготовили…

Дмитрий Лысков: Это первое предложение.

Алексей Дюков: Я сейчас закончу мысль. Первое – мое личное предложение. Поймите одно. Здесь никто даже не сказал, что в народных предприятиях мы заинтересованы…

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, мы приближаемся уже к финалу. Давайте все-таки перечислим, какие именно изменения нам нужно внести.

Алексей Дюков: Хорошо. Я бы сказал так. Надо создать такой закон, чтобы обанкротившиеся предприятия имели возможность выкупать станки. А руки и головы у них есть. И если хозяин по каким-либо причинам оставляет бизнес, то сохраняем рабочие места, сохраняем налогооблагаемую базу. Этот вопрос надо решать.

Внутренние проблемы такие, как цена и выкупная стоимость акций. Полномочия директорского персонала. Вот здесь говорят, что решает директор, от него зависит, обанкротится предприятие или нет. Нет. Мы банкротимся, потому как… В разных отраслях есть народные предприятия. И если, извините меня, все проектные институты, к примеру, обанкротились, и строительные компании, то будет оно народное, не народное, оно тоже обанкротится. Это моя точка зрения, насколько я владею ситуацией. Здесь организационно-правовая форма. Мы же не можем жить изолированно. Мы живем в том правовом поле, которое у нас существует в Российской Федерации.

Дмитрий Лысков: Алексей Алексеевич, спасибо.

 

***

Источник:  ОТР 

 

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий