Главная » воспитание, ПЕДАГОГИКА » Мы и дети. Валентина Дудко

800 просмотров
Валентина Дудко

Валентина Дудко

Опубликовано: газета «Свет», США, 1945 г.

Никогда ещё проблемы воспитания не были так сложны, так необычны, как в наше трудное, ненормальное время. Многие дети лишены общества отца, – ответственность и все трудности целиком ложатся на мать. Многие матери принуждены оставлять детей с чужими людьми и идти на работу. Это, конечно, самое грустное, ибо только от матери ребёнок (особенно до семилетнего возраста) может получить максимум влияния, которое скажется в последующие годы. Все психологи соглашаются на том, что до семи лет человек восприимчивее, чем во все последующие годы жизни. В эти нежные годы ребёнок реагирует на всё хорошее и всё дурное почти механически, т.к. чувство сопротивления и сознательного анализа в нём ещё не развито. Для родителей (и особенно для матери) открываются чудесные возможности дать ребёнку макмимум прекрасных впечатлений, создать атмосферу чистоты и радости, приложить все усилия для того, чтобы ребёнок даже не мог себе представить уродливое, жестокое и грубое окружение; чтобы, когда жизнь столкнёт его с пошлостью и жестокостью, он мог бы сразу же почувствовать контраст с привычной ему чистой обстановкой и с отвращением бы отвернулся от всего грубого.

Очень многие родители не согласны с таким подходом к воспитанию детей под тем предлогом, что идеалы теперь неуместны, т.к. в жизни слишком много жестокости, и ч то ребёнка с младенчества нужно готовить к реальной, т.е. по представлению, попросту очень грубой жизни. Ребёнка учат драться с другими детьми, твердят ему, что он должен уметь за себя постоять, словом, всячески развивают в нём агрессивность. В результате дети растут распущенными и грубыми.

Есть и такие родители, которые вообще не интересуются развитием характера и духовной стороной в детях. Родители эти очень, конечно, любят своих детей, ибо кто же не любит своего ребёнка, – но или по неведению, или за отсутствием времени ограничиваются чисто физическими попечениями о детях, лишь бы хорошо одеть и накормить, и уложить вовремя спать. – Этим исчерпываются по их понятию все обязанности по отношению детей. Мне очень часто приходится слышать от матерей: «меня мои дети почти не тревожат, – целыми днями они пропадают с другими ребятами. У нас главное, чтобы вовремя были к обеду, остальное меня не касается!» Это говорится не без гордости. Матери этого типа очень довольны, что их дети так самостоятельны и причиняют им так мало хлопот. Страшно подумать, сколько легкомыслия в таком отношении к ребёнку, ибо очень трудно будет родителям после десятилетнего возраста оказать должное влияние на ребёнка. А до десяти лет ребёнок может нахвататься самых неожиданных и нежелательных впечатлений.

Все мы теперь очень заняты, все мы слишком устаём, слишком много работаем и слишком спешим. И, тем не менее, мы не смеем пренебрегать нашим первым и священным долгом по отношению к нашим детям.

Каждый из нам обязан дать максимум того, что он может. Правильно понятое материнство обязывает женщину всё своё знание, весь опыт, все культурные накопления для воспитания ребёнка. Самые высокие и священные обязанности матери, конечно, не кончаются штопкой чулок и приготовлением вкусной каши. Очень даже было бы хорошо, чтобы эти обязанности выполнялись другим лицом, т.к. много нервов и времени требуется от сознательной и чуткой матери, и трудно ей исполнять одновременно работу «прислуги за всё», товарища, наставника, учителя и лучшего друга. – Обычно бывает наоборот: женщины, которые имеют возможность и средства позволить себе такую роскошь, как няня и кухарка, – оставляют этим нанятым людям также и другие обязанности – обязанности матери. Очень часто в богатых домах дети отдаются на попечение и полную власть таким лицам, которым хозяйка дома ни за что не доверила бы, скажем, уход за дорогим тонким фарфором или другими безделушками…

Кто-то сказал: «Бог посылает нам детей, конечно, не только для продолжения рода. Дети посланы нам для того, чтобы очистить нас от эгоизма, расширить наши сердца, сделать нас терпеливыми, добрыми, чистыми».

В самом деле, как смеем мы требовать от маленьких: «не лги, не кричи, не груби, будь вежлив» и т.д., и т.д., если мы сами проделываем всё то, что запрещаем нашим детям, и не делаем того, что требуем от них?!

Огромная самодисциплина требуется от матери. Для ребёнка гораздо убедительнее пример, нежели мёртвые наставления.

Нет такого ребёнка, на которого не подействовало бы ровное, ласковое обращение. – Но сколько терпения, сколько самопожертвования требуется от матери для того, чтобы сделать это ласковое обращение «ровным». Терпение нужно не только для возни с маленьким тельцем, – терпение нужно для возни с маленькими мыслями, чувствами и поступками. Терпеть, когда ребёнок капризен (часто от усталости, боли или голода); терпеть, ктода мы сами переутомлены; терпеть, когда ребёнок «мешает», требует специального внимания и прерывает нашу работу или отдых. Нетерпеливые матери учат своих детей раздражительности и гневу. Ребёнок очень замечает малейшее повышение голоса, малейшую сварливую нотку в голосе матери, не говоря уже о пинках, толчках и шлепках. Для большинства детей раздражённые шлепки и покрикивания настолько привычны, что они почти ждут их. Малыш ждёт грубого окрика, ибо привык слушаться только «в последнюю минуту». – Можно очень влиять на ребёнка спокойным ровным голосом. (Вообще, много магнетизма скрыто в человеческом голосе, – столько же привлекательной, сколько и отталкивающей силы). Спокойный, мягкий и тихий голос производит сильное впечатление на детей. Вместо повелительного и громкого «Не смей, не делай», нужно чаще употреблять спокойное, ободряющее: «Вот видишь, как чудесно ты умеешь это делать».

Иначе говоря, когда ребёнок делает что либо не так, как мы хотим, не нужно раздражаться и обращать на это внимание, а нужно направить внимание ребёнка на положительную сторону. Вместо «не разговаривай так много», – «послушай, что я тебе расскажу»; вместо – «не разлей эту воду» – «как это ты умеешь так осторожно нести стакан?!» и т.д., и т.д.

Нужно пользоваться каждым случаем для того, чтобы отметить хорошо сделанное или сказанное ребёнком, улыбкой, взглядом, словом можно окрылять маленьких. Ребёнок невольно начнёт себя уважать и будет стараться оправдать мнение о нём матери. Нужно сделать так, чтобы самым большим наказанием для ребёнка было грустное лицо матери! Чтобы он поскорее старался вызвать улыбку на лице матери, чтобы он полюбил улыбку на лице матери, чтобы он полюбил одобрение матери. И для этого нужно только по мере сил и возможности направлять детей к добру и красоте, а отнюдь не стараться оградить их от зла и преступления. Пусть понятия преступности и злобы будет вообще изъято из детского окружения. Конечно, этого очень трудно достигнуть в наше кровавое и тяжкое время, но, тем не менее, нужно стараться окружить детей здоровой и чистой атмосферой. И только материнское чутьё, нежность и любовь могут естественно направить ребёнка по созидательном чистому пути. Насколько же должен быть крепок контакт между матерью и детьми, сколько времени, труда, забот, сколько самодисциплины, самообразования и самоусовершенствования требуется от матери, задавшейся целью посвятить себя созидательной работе. Для такой матери слова «не знаю» или «отстань», или «вырастешь – узнаешь» – и т.д. – такие слова и ответы не должны существовать. Если мать хочет быть авторитетом для ребёнка, если она добивается полного доверия, – она обязана знать. Она должна учиться думать, наблюдать. Она должна постоянно расти и развиваться, постоянно идти впереди ребёнка, а не плестись позади. Как часто десятилетний карапуз презрительно заявляет: «ах, что ты знаешь! У нас в школе… мой товарищ сказал» и т.д., и т.д. Этого не должно быть. Но нужно помнить, что нет более проницательного существа, чем ребёнок. И когда случится матери встать в тупик от неожиданного вопроса, – самое лучшее сказать маленькому с полной откровенностью: «я над этим должна подумать, мне самой не совсем ясно. Когда узнаю, объясню тебе». Малыш очень ценит честность, откровенность и товарищеское обращение.

Много осторожности требуется проявить в словах. Ребёнок помнит каждое неосторожно обронённое слово. Если дружеский контакт с ребёнком налажен, он об этом скажет родителям: «а ведь ты неправду сказала» или «а почему ты можешь так говорить, а я нет? Помнишь…» и т.д. Если же контакта с матерью нет, ребёнок будет подмечать всё сказанное матерью, но матери об этом не скажет… И часто перестанет уважать и верить матери. Много, много сил и осторожности, терпения, такта, самоотверженности требуется от матери. В наше нервное, тяжёлое время матерям в десять раз труднее удержаться на высоте. Следует как можно бережнее относиться к своему здоровью, ибо даже для вполне крепких и выносливых людей, – постоянное нервное напряжение, происходимое от воспитательной работы, весьма изнурительно. Что же можно сказать о слабонервных, озлобленных и раздражённых людях? Для них общение с детьми почти мука. Дети тоже становятся раздражительными и несносными. Родители недоумевают, почему у них такие раздражённые, капризные и непослушные дети, и не понимают, что дети только отражают их собственные раздражённые нервы.

Тут будет кстати упомянуть о значении правильной гигиенической пищи как для родителей, та и для детей. Простая чистая пища, конечно, очень способствует укреплению нервов. Несмотря на то, что почти все семьи знакомы с элементарной гигиеной, – дети очень часто или переедают, или недоедают. Слишком часто детям дают неподходящую для них пищу, во многих домах дети едят то же, что и взрослые, иногда очень вредно приправленные острые блюда. Почти общая для всех матерей ошибка – давать детям много сладостей и много беспорядочной еды, т.е. ребёнок всегда что-то жуёт независимо от времени. Такая еда развивает непоправимую распущенность. Дети не умеют контролировать случайный аппетит и постоянно клянчат, а когда приходит время обеда, конечно, ничего не едят. Гораздо серьёзнее нужно смотреть на правильную диету, ибо пища очень отражается на формировании не только тела, но и характера ребёнка. Многие родителя, шутя, подливают маленьким детям в стакан пиво и вино и приучают организм к алкоголю. Сладости, вино, мясо и пряности развивают преждевременную чувственность в детях. Для того, чтобы ребёнок был чист, уравновешен и здоров, нужно кормить его чистой и простой пищей. Ребёнок никогда сам не начнёт есть вредное для него, – ненормальные потребности всегда прививаются старшими…

Мы часто игнорируем важное и останавливаемся на мелочах. Слишком много внимания обращается матерями на пустяковые проступки: выпачкал новый костюм, пролил молоко, испортил мамину вещь, наследил грязными ногами и т.д., и т.д. Это мелочи. Великодушнее их игнорировать, и не делать из маленького человека виновного. И насколько ближе мы к детям, насколько сильнее в них желание с нами кооперировать, когда они чувствуют наше терпение, наше великодушие и дружбу.

От нас зависит действительным примером развивать в малышах либо мелочность, либо великодушие; терпеливость или раздражение; дружелюбие и чувство юмора или враждебность и педантизм. Всё отражается на нежных душах, как аукнется, так и откликнется.

Мы должны помнить, что не следует профанировать суровое нельзя. Пусть наши дети знают, что это слово употребляется нами лишь в серьёзные и очень важные моменты. Не будем мелочными. Не нужно надоедать ребёнку, постоянно критикуя его поведение, манеры и настроения. Наказание должно быть мудрым и абсолютно беспристрастным. Упаси Бог наказывать ребёнка под влиянием гнева и раздражения, – нет большего соблазна для маленькой души, чем вид разгневанной крикливой матери: при первой возможности ребёнок повторит несдержанность матери (и даже употребит похожие интонации или бранные слова!). Таким образом гневное наказание не только не исправит ребёнка, но научит его ещё новым недостаткам.

Ребёнок должен знать, что наказывают его для его же пользы, отнюдь не для того, чтобы взрослая мама дала волю расходившимся нервам! Наказания, конечно, должны быть очень индивидуальны, в зависимости от особенностей ребёнка и его вины. Но можно с уверенностью сказать, что телесное наказание самое несовершенное, грубое и недостойное…

Большинство родителей требуют от детей «взрослости», т.е. очень торопят маленьких поскорее достигнуть всю нашу поверхностную благопристойность. Гораздо мудрее нам почаще чувствовать себя детьми. Сделаться истинными товарищами наших детей, проникнуться их психологией, почувствовать их чудесную чистую радость, – так мало нужно ребёнку, чтобы восхититься!

Мне возразят, что тогда у нас совсем не останется времени «для себя». Действительно, – не останется. Но если мы напомним себе, что наша кратковременная жизнь на земле дана нам не для самоуслаждения, то наша жертва станет радостной. Благословенна жертва матери, очень эта жертва облагораживает женщину.

Пусть женщина помнит, что для Бога все мы дети. Что наши дети отличаются от нас лишь меньшим опытом, лишь относительной своей незрелостью. Как ребёнок, так и мы имеем свои недостатки, которые нужно исправлять и трансмутировать. Если чаще будем напоминать себе это, то исчезнет чувство раздражения, нетерпеливости по отношению к детям и заменится чувством глубочайшей симпатии. И любовь наша к детям станет осмысленной и святой. Будем любить мудро…

Источник:  Этико-философский журнал “Грани Эпохи” № 98 / Лето 2024

 

 

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий