Главная » Буддизм события, УЧЕНИЯ » Михаил Григорьев: «Буддизм, как электрический ток, идет от человека к человеку»

255 просмотров

591-341

Проверка личным опытом и поиск истины, подходящей для тебя лично — такова основа пути каждого последователя индийского мудреца. «Буддизм — это электрический кабель, который был протянут еще две с половиной тысячи лет назад», — убежден последователь ламы Оле Нидала Михаил Григорьев. В начале марта он провел во Владивостоке несколько лекций для интересующихся этой системой взглядов и ценностей. Что такое современный буддизм, разбиралась «Приморская газета».

— Самый банальный вопрос: «Как и где вы пересеклись с буддизмом и почему он вошел в вашу жизнь?»
— Я родился на юге России, в Краснодаре. После окончания школы поступил в институт иностранных языков в Пятигорске, и вот на базе этого института у нас появился буддистский центр. Сначала я встретился с друзьями, с которыми ранее служил в армии и которые практиковали методы «Алмазного пути» — всегда удивительны связи, приводящие к тому или иному повороту в жизни.

— Вы уже знали, что такое «Алмазный путь»?
— Они меня и познакомили с ним. Я тоже начал практиковать и ждал приезда ламы Оле и Ханны. Они посетили юг России в сентябре 1993 года. И так получилось, что еще ранее я увидел их в программе Юрия Сенкевича «Клуб кинопутешественников» на «Первом канале». Это было очень мощное переживание: этих людей показывают на главном телеканале страны, а я о них только что читал и вот уже скоро увижу в родном городе. Потом, после первых лекций ламы Оле, я вместе с ним отправился в Крым на курсы медитации, куда, кстати, приехал Борис Гребенщиков, на песнях которого я практически вырос — это же дополнительное потрясение. И мы сидели рядом с ним, было совершенно поразительно. Потом, спустя годы, я понял, что даже простая встреча с друзьями, которые практикуют медитацию, является знаковой на пути.

— А родители не переживали, что вас затягивают в какую-то секту?
— Нет, мне повезло с родителями. Еще до приезда ламы Оле я прочитал книги и начал им что-то рассказывать о пути, познании, поэтому они с большим интересом пришли на лекцию. Мама даже смогла получить автограф ламы Оле, купив перед началом мероприятия книгу «Открытие Алмазного пути». Увидев, что переводчик замешкался, она просто вышла на сцену и попросила подписать экземпляр. В результате выстроилась очередь за автографом. Я такое видел впервые: люди, еще не получив информацию, хотят получить благословение самого ламы. Причем они видят этого человека впервые. Так что родители постепенно тоже прониклись буддизмом, даже медитировали вместе со мной.

— Вы их завлекли практически.
— Это был их личный выбор. Отец к нему приходил, кстати, порядка десяти лет. У каждого своя внутренняя архитектура и каждый движется к осознанности того или иного поступка в свое время. Мужчинам вообще сложнее изменить позицию, так как от природы в них заложена потребность в устойчивых, глубоких и структурированных взглядах. Это женщины с их природной гибкостью и мудростью быстрее приходят к осознанию чего-то нового.

— А что лично вас привлекло в буддизме? Как раз же в конце 80-х— начале 90-х какие-то шлюзы, сдерживающие информацию о религиях, открыли. Можно было выбрать любой путь.
— Да, действительно, было время перестройки, когда поток информации был по всем направлениям. И прекрасно, что можно было выбирать. Буддизм никогда не миссионерствовал, не вел никаких религиозных войн и не навязывал свои взгляды другим, потому что невозможно их заставить принять насильно. Эти методы могут помогать и работать только при одном условии: если нам самим интересно и важно, мы задаем вопросы, ищем информацию и получаем ответы.

— Вы оптимист.
— Возможно. Но смотрите, что еще важно. Даже в тот момент, когда вы с кем-то встретились и, услышав его мнение об устройстве мира, согласились с ним, потому что оно прекрасно и основано на таких ценностях, как любовь, доброта и так далее, готовы ли вы встать на тот же самый путь? Ведь всегда так сложно даже в мелочах следовать этим прекрасным взглядам. Ведь каждое направление, каждая система взглядов говорят об одном и том же. А кроме того, сам Будда был таким же человеком, как и мы. И достиг абсолютного совершенства путем размышлений.

— И потом остаток жизни учил последователей, кажется.
— Просветления Будда достиг в 35 лет, а оставшиеся 45 лет своей жизни, отвечая на вопросы учеников, всегда говорил: «Пожалуйста, не верьте словам, только потому что так говорю я. Будьте сами себе светом, проверяйте и смотрите, как это все работает в вашей жизни. Делает ли это быть способным помогать другим, быть счастливым и помогать другим. Доверяй только своему опыту». Навязать такие взгляды невозможно. И поражает, что это учение не осталось в прошлом, две тысячи лет назад, и не будучи догматизированным, передается практически только устным способом. В этом, кстати, есть абсолютная свобода и абсолютное доверие учителя к ученикам. Это как электрический кабель, который протянут еще две с половиной тысячи лет назад. Он идет от человека к человеку, передавая методы, давая возможности познания себя и совершенствования. Крайне удивительно, что этот кабель не прервался еще много-много лет назад. Это потрясающий подарок миру.

— До момента плотного погружения в эту религию существовали ли у вас какие-то стереотипы о буддистах?
— Интересно, не задумывался. Я вырос еще при советской власти, получил крайне светское образование, и по тем временам было невозможно встретить слова «буддист», «медитация». Помню, как-то в «Комсомольской правде» я прочитал заметку о том, что нашли 12-метровую статую Будды где-то в Туркестане и удивился, откуда в этой стране появилась статуя. Потом, конечно, в песне Гребенщикова я услышал слово «медитация», но это было слишком загадочно. Прочитал Рериха, у которого было все крайне мистически. У меня была прекрасная возможность наблюдать за ламой Оле, ездить с ним, учиться у него. И понять, насколько этот человек соответствует тому, о чем он говорит. Насколько он сам достиг совершенства. Я не знаю других учителей, которые были бы столь же доступны для проверки. И я выбрал свой путь, по которому иду. Но перед тем, как встать на него, я был свободен от стереотипов. Просто так получилось. Я счастлив, что за последние 25 лет (столько времени я нахожусь в буддизме) тех, кто разделил этот путь совершенствования, стало больше.

— Мне казалось, что буддизм утрачивает свои позиции.
— Он и раньше их утрачивал, в той же Индии, допустим. Когда последователями Будды были лучшие умы того времени, естественно, что система взглядов была интеллектуально крайне нагруженной. И не все были готовы в нее погрузиться. В этом аспекте индуизм был намного проще. Условно говоря, что тебе надо? Денег? Ну вот молись этому богу. Хочешь детей? Тогда вот к этому. Буддизм предлагал же иной путь познания мира и самого себя.

— Когда вы знакомитесь с людьми и они узнают, что вы буддист, вас не спрашивают о желтой кашье, бритой голове и аскезе?
— Сейчас меньше. Мне кажется, за счет тех же голливудских фильмов, за счет того, что очень многие актеры являются буддистами, люди видят, что они живут обычной жизнью. Не бреют головы, не носят желто-красные одеяния, но при этом медитируют, применяют какие-то практики. Это путь мирян. И он более развит сейчас.

— А как вы дошли до Владивостока?
— В 1993 году я встретил ламу Оле. Через некоторое время он попросил меня поделиться знаниями. И я благодарен тому, что у меня есть возможность каждые полгода ездить по городам, встречаться с людьми, общаться и быть полезным. Другие полгода я зарабатываю на жизнь. Я стараюсь, чтобы во всех этих поездках было меньше эго, что я такой прекрасный, особенный. Я всего лишь передатчик того самого тока, который идет уже 2,5 тысячи лет.

— Существует понятие «места силы». Является ли Владивосток для буддистов таким «местом силы», учитывая давние корни этой религии здесь?
— Да, есть некие места, которые напрямую связаны с Буддой, там есть энергетика, которую люди поддерживают медитациями. И эта сила чувствуется еще на подходе к ним. Что же касается Владивостока, то здесь действительно давние корни, но они были в определенный момент, скажем так, подрублены. Прекрасно, что идет возрождение, что есть интерес среди людей к этой системе взглядов. Здесь идет создание фактически новых «мест силы».

— Почему именно лама Оле? Можно же было выбрать иного учителя.
— За все эти годы я видел, как люди начинали метаться, в результате знания оставались поверхностными. Можно копать в разных местах, но в итоге так и не вырыть колодец, образно говоря. У меня была возможность проверить ламу Оле, оценить уровень его радости, его бесстрашия. Нет никакого смысла сходить на полпути с поезда, который несет тебя к цели, чтобы пересесть на другой. С большим уважением относясь к другим буддистским учителям, мы идем по тому пути, который выбрали себе сами раньше.

Справка:
Лама Оле Нидал — датский религиозный деятель, передающий поучения школы Карма Кагью в адаптированном для западного мира виде: «учёные люди усложняют простые вещи, а йогины упрощают сложные вещи». Он основал более шестисот буддийских центров «Алмазного пути» во всем мире. С начала 1970-х годов Оле Нидал путешествует, проводя лекции, курсы и основывая буддийские центры «Алмазного пути». У него более 10 000 учеников, в том числе более 2 000 в России.
Ханна Нидал — учитель линии Карма Кагью тибетского буддизма, переводчик, жена ламы Оле Нидала. Во время своего медового месяца в Гималаях Ханна и ее муж Оле Нидал встретили Шестнадцатого Гьялва Кармапу, духовного главу линии, и стали его первыми западными учениками. Они изучали буддизм и практиковали медитацию, и спустя некоторое время Кармапа попросил ламу Оле и Ханну организовывать от его лица медитационные центры на Западе.
Источник:  primgazeta.ru
Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий