Главная » майя и реальность » Мифы древней Майи. Любовь Калинина

305 просмотров
Яндекс-фото

Яндекс-фото

Да, Майя стара, стара, как мир, но привлекательна как юная дева, ибо знает все пути соблазна к сердцу нашему, и оттого так желанна. Она многолика и меняет покровы свои, покровы дня и ночи, нашёптывая нам неуёмные желания наши, и строя замки на песке очевидности. Время разрушает эти замки, разрушает безжалостно, показывая всю несостоятельность этих преходящих построений. Но сердце человеческое цепляется за них вновь и вновь, строя на развалинах новый временный приют своим желаниям, амбициям и несостоятельным мечтам. И мелькают, как в калейдоскопе, тени этих построений всё с большей и большей скоростью, разрушая и опустошая сердце, и только последний Предел прерывает эту чудовищную гонку теней. И стоя у Великих Границ, осознаёт сердце всю несостоятельность и нищету свою, всю тщетность бега по кругу за земными миражами. А последние мгновения услужливо разворачивают перед внутренним взором человеческого сердца всю панораму жизни земной. И стоит оно нагое перед Вечностью, и все потери и обретения его на Весах космических. И ничего уже не изменить в миг последний, и только мощное устремление к Истине может прорвать завесу Майи, дав надежду на будущие, новые построения.

Майя мудра и опытна, она чует каждую струнку в сердце нашем, и ведёт свою партию, как опытный маэстро, вызывая к действию в момент нужный каждую созвучную ей ноту. И беда сердцу, если оно отдаётся полностью во власть этого маэстро, погружающего сердце в миражи свои. Эти миражи опасны тем, что они созидают наше сердце, закладывая в нём качества, и действия, уводящие человека от истинных целей, заставляющие его забыть о назначении своём, погрузившись в водоворот преходящих желаний и страстей. Сколько этих желаний? Сколько страстей? Они подобны неутолимой жажде – чем больше человек пьёт, тем ненасытнее, тем всё более опаляющей сердце становится жажда. Переплетаются нити этих страстей и желаний в сочетаниях бесконечных, порождающих бег по кругу сердца человеческого, до полного бессилия, до опустошения.

А ведь так обнадёживающе всё начинается… Такая энергия вкладывается в каждое действие, направленное на получение заветного.

Вот сердце, стремящееся к власти… Оно шло к ней путями любыми, и праведными, и неправедными. И вот она вожделенная власть… Что потеряло сердце, на пути к ней, потеряло, может быть безвозвратно? Да и готово ли оно к принятию власти, которой так неистово добивалось? Ведь недаром говорят, что испытание властью одно из самых тяжелейших для человеческого сердца, ибо трудно сердцу устоять в простоте своей и мудрости. И чаще всего, то, что сердце потеряло, намного перевешивает то, что оно обрело на пути к власти. Сердце ощущает эту потерю, если оно не совсем глухо и слепо, замечая изменение отношения к себе, оно старается балансировать, но это порождает лишь новые и новые отрицательные проявления, и новые, и новые страдания сердца. Но это, если сердце ещё не совсем глухо и слепо… А если слепо, если вытаптывалось в нём всё самое светлое, если оно было, для достижения вожделенной цели? Тогда взгромоздившись на кочку даже самой малейшей власти над другими, «возрастает» сердце непомерно в глазах собственных, самость, гордыня, грубость и всё сопутствующее им расцветает пышным цветом во «властном» сердце. И не замечает сердце, что не стало рядом друзей, но появились подобострастные, нет искренности в словах, а лишь «приятности», и чем дальше, тем более одиноким становится сердце. Нужна ли такая жертва для достижения власти, ибо сколь мало сердец человеческих могут устоять в истинном достоинстве своём на высоте её? Но к последним Майя не благоволит.

А вот сердце, жаждущее славы… Оно почти всегда завистливо, оно идёт к ней путями любыми, порой самыми неприемлемыми. И вот она пришла – слава. Сердце купается в лучах её, но становится постепенно смешным и даже жалким, стараясь подогреть интерес к собственной персоне всеми возможными и невозможными средствами, зачастую переходя границы человеческой этики. Оно живёт под прицелом папарацци, как препарируемое насекомое под микроскопом. Но ведь слава женщина капризная, она имеет свойство уходить… И остаётся сердце у разбитого корыта, зачастую, не находящим в себе сил изменить жизнь свою. И прозябает оно в прошлом, перелистывая вновь и вновь страницы ушедшей славы. А ведь сердце, живущее прошлым, не имеет будущего.

Истинная слава всегда скромна и трудолюбива, но к ней Майя не имеет никакого отношения.

Роскошь… Неуёмная, нарастающая, как снежный ком, увлекающая сердце за собой в сверкающей мир мишуры и бесконечного накопления. Сердце включается в эту гонку, и уже не может остановиться, оно требует ещё, ещё… Получает желаемое, и… оно становится ненужным, ибо дело не в желаемом, а в беге за ним. Сердце больнО накопительством. Погасли огни истинной жизни, их заменили заманчивые огни-гнилушки, которые так щедро разбрасывает перед сердцем искусница Майя.

И дай Бог, если сердце сумеет вырваться из плена сверкающей мишуры, осознав всю пагубность этой гонки, в которой разбивается сердце на мельчайшие осколки, склеить которые невозможно. И протянет руку другому сердцу, жизненно нуждающемуся в помощи его. И это, казалось бы, беззащитное в боли своей, нуждающееся сердце спасёт первое всей силой благодарности своей.

И это всего лишь три основополагающих кита, на которых зиждется стратегия и тактика Майи, порождающих в свою очередь массу сопутствующих соблазнов, формирующих негативный полюс сердца.

Мишура, мишура Майи… Как только не обольщает сердце человеческое эта искусительница, и какими только путями не идёт к нему, как тонко чувствует любое движение его, дабы в нужный момент увлечь его в омут свой. И к каждому сердцу у неё свой подход, и каждому она предлагает сыграть с ней партию на доске жизни земной. И цена победы высока – либо очевидность, либо реальность.

Человеческое сердце, при всей хрупкости своей, не беззащитно перед этой красавицей, лик которой становится дряхлым и неприглядным, если сердце прозревает, и понимает, и принимает истинные цели и задачи свои. Падает пыльный покров Майи перед очами духовными, и видит сердце свой Путь, единственный и неповторимый, путь в Беспредельность, путь в любви и к Любви! И немало придётся потрудиться сердцу на этом Высоком Пути, но зорко сердце, и не затуманивает взор его покров древней Майи, значит, дойдёт!

01.09.2017 г.

Источник:  Грани Сердца

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий