Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ » Владимир Ильич Ленин – «великое дитя окаянного мира сего». Ольга Авилова

155 просмотров

2594-61

Недавно в СМИ широко освещалась фигура великого Вождя Октябрьской революции 17-го года. Тон тому, несколько скандальный, задала кинолента В. Хотиненко «Демон революции». Мы не собираемся спорить с этим режиссёром-постановщиком, с его – уточним: личной! – точкой зрения на «глыбу»-Человека, буквально перевернувшего, как легендарный рычаг Архимеда, весь тогдашний жизненный уклад на Земном шаре.

Мы ставим перед собой задачу пресечь и покрыть зло – как заботливая хозяйка закрывает неприглядное место в доме добротным рукодельем – покрыть хотиненковское близорукое понимание явления В.И. Ленина и досужие разговоры вокруг его имени мнением великого русского писателя Максима, или Алексея Максимовича, Горького, чей мировой авторитет был велик и как писателя и как человека.

Горький лично знал Владимира Ильича, довольно часто встречался с ним по неотложному делу или просто для беседы.

 ***

Так, первое, что сказал бы Алексей Максимович, характеризуя в общем фильм Хотиненко:

«Разумеется, я не могу позволить себе смешную бестактность защиты его [Ленина. – Авт.] от лжи и клеветы. Я знаю, что клевета и ложь – узаконенный метод политики мещан, обычный приём борьбы против врага. Среди великих людей мира сего едва ли найдётся хоть один, которого не пытались бы измазать грязью. Это – всем известно.

Кроме того, у всех людей есть стремление не только принизить выдающегося человека до уровня понимания своего, но и попытаться свалить его под ноги себе, в ту липкую, ядовитую грязь, которую они, сотворив, наименовали “обыденной жизнью”».

Владимир Ленин не укладывается в прокрустово ложе обыденной жизни, и потому он как тогда, так и теперь ненавидим всем укладом капиталистического мира. А ведь на «дворе» России расцвет капитализма, и буржуазная точка зрения превалирует над истиной, за которую и ратовал пролетарский писатель Максим Горький:

«…велик и страшен в глазах мировой буржуазии Владимир Ленин – вдохновитель и вождь пролетариев всех стран. Вот он не существует физически, а голос его всё громче, победоноснее звучит для трудящихся земли… к новой жизни, к строительству мира людей равных».

 

Был ли Ленин героем?..

М.Г.: «Героизм его почти совершенно лишён внешнего блеска, его героизм – это нередкое в России скромное, аскетическое подвижничество честного русского интеллигента-революционера, непоколебимо убеждённого в возможности на земле социальной справедливости, героизм человека, который отказался от всех радостей мира ради тяжёлой работы для счастья людей».

«Азарт был свойством его натуры…, он обличал в Ленине ту исключительную бодрость духа, которая свойственна только человеку, непоколебимо верующему в своё призвание, который всесторонне и глубоко… до конца понял свою роль в хаосе мира, — роль врага хаоса.

…Коренастый, плотный, с черепом Сократа и всевидящими глазами, он нередко принимал странную и немножко комическую позу – закинет голову назад и, наклонив её к плечу, сунет пальцы рук куда-то под мышки, за жилет. В этой позе было что-то удивительно милое и смешное, что-то победно-петушиное, и весь он, в такую минуту, светился радостью, великое дитя окаянного мира сего, прекрасный человек, которому нужно было принести себя в жертву вражды и ненависти ради осуществления дела любви».

Горький приводит слова Ленина о главной цели свершившейся революции:

«…именно мы взяли на себя колоссальный труд поднять народ на ноги, сказать миру всю правду о жизни, мы указываем народу прямой путь к человеческой жизни, путь из рабства, нищеты и унижения».

Добавим от себя – путь из беспросветного невежества народного тогдашней царской России к всеобщему образованию и культуре.

В записях Горького содержится также ответ Владимира Ильича на частые замечания писателя о жестокости революционной тактики:

«Чего вы хотите? – удивлённо и гневно спрашивал он. – Возможна ли гуманность в такой небывало свирепой драке? Где тут место мягкосердию и великодушию? Нас блокирует Европа, мы лишены ожидавшейся помощи европейского пролетариата, на нас, со всех сторон, медведем лезет контреволюция, а мы – что же? Не должны, не вправе бороться, сопротивляться? Ну, извините, мы не дурачки. Мы знаем: то, чего мы хотим, никто не сможет сделать, кроме нас».

Да, шла свирепая драка – за новый мир, за нового советского человека, человека с коммунистической закалкой духа. Гений Ленина вёл страну и народ к этой цели, неуклонно продираясь сквозь яростное сопротивление мещанских, зоологических интересов большинства, которое стонало и вопило: «Не мешайте нам жить, как мы привыкли!»

Именно этот мещанский подголосок слышится и в нынешних наскоках на В.И. Ленина, в очернении его светлой памяти. Идёт всё в ход, в том числе пресловутые «немецкие деньги» с неким Парвусом в придачу. Кто он такой – удобное орудие лжи в ловких руках?..

М.Г.: «К немецкой партии у меня было “щекотливое” дело: видный её член, впоследствии весьма известный Парвус, имел от “Знания” доверенность на сбор гонорара с театров за пьесу “На дне”. Он получил эту доверенность в [1]902 году в Севастополе, на вокзале, приехав туда нелегально. Собранные им деньги разделялись так: 20 % со всей суммы получал он, остальные делились так: четверть – мне, три четверти – в кассу с.-д. партии. Парвус это условие, конечно, знал, и оно даже восхищало его. За четыре года пьеса обошла все театры Германии, в одном только Берлине была поставлена свыше 500 раз, у Парвуса собралось, кажется, 100 тысяч марок. Но вместо денег он прислал в “Знание” К.П. Пятницкому письмо, в котором добродушно сообщил, что все эти деньги он потратил на путешествие с одной барышней по Италии. Так, как это, наверно, очень приятное путешествие лично меня касалось на четверть, то я счёл себя вправе указать ЦК немецкой партии на остальные три четверти его. Указал через И.П. Ладыжникова. ЦК отнёсся к путешествию Парвуса равнодушно. Позднее я слышал, что Парвуса лишили каких-то партийных чинов, — говоря по совести, я предпочёл бы, чтоб ему надрали уши».

Потому, говоря о В.И. Ленине, Горький подчёркивает:

«Должность честных вождей народа – нечеловечески трудна».

И далее продолжает мысль о правде Ленина:

«Меня восхищала ярко выраженная в нём воля к жизни и активная ненависть к мерзости её… И на лице, монгольского типа, горели, играли эти острые глаза неутомимого борца против лжи и горя жизни, горели, прищуриваясь, подмигивая, иронически улыбаясь, сверкая гневом. Блеск этих глаз делал речь его более жгучей и ясной.

Иногда казалось, что неукротимая энергия его духа брызжет из глаз его искрами, а слова, насыщенные ею, блестят в воздухе. Речь его всегда вызывала физическое ощущение неотразимой правды».

«Человек изумительно сильной воли, Ленин в высшей степени обладал качествами, свойственными лучшей революционной интеллигенции, — самоограничением, часто восходящим до самоистязания, самоуродования… В тяжёлом, голодном 19-м году Ленин стыдился есть продукты, которые присылали ему товарищи, солдаты и крестьяне из провинции. Когда в его неуютную квартиру приносили посылки, он морщился, конфузился и спешил раздать муку, сахар, масло больным или ослабевшим от недоедания товарищам».

Однажды, в Горках, лаская чьих-то детей, вождь задумчиво сказал:

«Нашему поколению удалось выполнить работу, изумительную по своей исторической значимости. Вынужденная условиями, жестокость наших дней будет понята и оправдана. Всё будет понято, всё!».

 

Бесконечно ценил Горький в Ленине его стремление привести народ к радости, к счастью, ценил его чувство непримиримого, неугасимого отвращения к несчастьям, бедам, страданиям – и это в стране, где необходимость страдания проповедовалась как универсальное средство «спасения души».

М.Г.: «Русская литература – самая пессимистическая литература Европы; у нас все книги пишутся на одну и ту же тему о том, как мы страдаем… Каждый русский … считает священной обязанностью своей подарить России книгу воспоминаний о том, как он страдал. И никто, до сего дня, не догадался выдумать книгу о том, как он всю жизнь радовался. …весьма вероятно, что книга о счастливой жизни научила бы его, как нужно выдумывать такую жизнь.

…несчастье – мерзость, которую люди должны и могут отмести от себя».

Эти слова писателя Максима Горького стоит запомнить и учиться у Ленина, Человека с большой буквы, очищать вокруг себя пространство от тёмного недовольства, от несчастливых мыслей ради светлой радости оптимизма и бодрости духа, тем неуклонно обновляя жизнь.

 

Мудрая прозорливость звучит в заключительных словах статьи М. Горького «В.И. Ленин», написанной в июне 1930 года, которую мы использовали в этом кратком виртуальном разговоре с писателем:

«И если б туча ненависти к нему, туча лжи и клеветы вокруг имени его была ещё более густа – всё равно: нет сил, которые могли бы затемнить факел, поднятый Лениным в душной тьме обезумевшего мира.

И не было человека, который так, как этот, действительно заслужил в мире вечную память.

Владимир Ленин умер. Наследники разума и воли его – живы. Живы и работают так успешно, как никто, никогда, нигде в мире не работал».

Мы добавим от себя. Не будем делать из В.И. Ленина икону – представляем, как он бы возмутился. Лучше следовать Ленинским путём – как он завещал – к Братству, Свободе и Равенству, только делая революцию уже каждый в самом себе.

Подготовила Ольга Авилова.

Источник:  газета «Светоград» №6. 2017

 

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий