Главная » смысл жизни » Ценности и смыслы. Антон Мусулин

667 просмотров

2645-44

Что позволяет сформировать ценностный «стержень» в человеке? С какими философскими понятиями можно отождествить его? Как его сохранить в течение всей жизни?

Основная проблема здесь состоит в том, чтобы приобрести «стержень»; потом, конечно, можно его утратить, если падать и не иметь сил подняться (но я бы сказал, если падать морально). Прежде всего стержень теряется, если человек предает самого себя.
Стержень — это позвоночник человеческой души, то, что позволяет нам быть вертикальными; это центрирующая ось, собирающая воедино все наше существо, всю нашу жизнь; это то, что придает душе форму. Если нет стержня, душа не имеет формы, а не имея формы, она рассыпается, приспосабливаясь к миру.

Обладать стержнем значит иметь и нести внутри себя огненный принцип. Можно вспомнить, что огню присущи два качества: он вертикален и всегда дает свет и тепло, поэтому стержень — это всегда огненное начало в человеке, где свет означает ясность, способность ориентироваться в пространстве смыслов-ценностей, способность различать, а значит, и способность правильно выбирать, а тепло — это человеческое тепло. Огненное начало внутри себя подразумевает эти два момента — свет и тепло. Поэтому стержень собирает, центрирует и направляет нашу жизнь, не позволяет ей выйти за пределы русла, по которому душа движется на встречу с самой собой, с Богом, с вечностью. Если нет этого направляющего начала, я бы даже сказал — смысла, то сегодня нам хочется одного, завтра — другого, мы зависим от моды, течений, веяний и так далее.

Что придает прочность жизни? Смысл. Смысл — это основная тема симфонии нашей жизни, бедная или богатая, но всегда тема, которую мы играем самоотверженно, радостно. В смысле — мы есть, вне его — мы во власти времени и архонтов мира сего. Смысл — это духовное измерение жизни, а значит, всегда выход за пределы сугубо личных интересов. Я бы даже дал такое определение: духовность для себя не является духовностью. Духовность — это всегда духовность для других, но она присутствует в нас, мы её открываем внутри себя. Стремление к духовности из эгоистических побуждений никогда не приводит к духовности.

 

2620-33Почему я хочу быть лучше, и зачем мне нужна духовность, зачем нужна свобода? Что я с ней буду делать? Свобода ведь обязывает, являясь нелегкой ношей, и поэтому не все хотят свободы, часто предпочитая ей рабство заблуждения или какую-то другую форму рабства.
То есть стержень человека — это смысл, это духовные ценности, это присутствие Бога в сердце человека, но не Бога той или иной религии; здесь Бог обозначает Возвышенное, Тайну.
Человек таков, каковы его ценности, интересы, устремления и мечты. Перефразируя известную поговорку, можно сказать: скажи, с какими ценностями, мечтами и идеалами ты дружишь, и я скажу, кто ты. Только в своем ценностном отношении к миру, к людям, к природе, к культуре, к тайне человек раскрывает свою суть.

Таким образом, есть проблема ценностного отношения к жизни. Что для меня ценно? Без чего я не могу жить? Часто нам может казаться, что мы не можем жить без любви. Особенно без любви, которую дарят нам другие. А я бы сказал: хорошо, когда человек не может жить не любя, когда другой представляет для меня не вещь и не средство, а высшую ценность, то, без чего жизнь была бы беднее… То, что у нас есть ботинки, — это хорошо, что есть хлеб и крыша над головой, что есть работа — тоже хорошо. Но все это и многое другое потребно не столько для души, сколько для нашего тела. И, к сожалению, чаще всего мы хорошо разбираемся только в вопросах, касающихся тела. Мы говорим, что хорошо было бы иметь новые ботинки, новую шубу, новую одежду, дачу, машину. Но душа тоже нуждается в заботе. У нее есть свои потребности, и если пренебрегать ими, она страдает, а часто и гибнет, изморенная голодом, холодом, страхами, сомнениями и скитаниями по пустыне.

Можем вспомнить одну притчу о ценностях в жизни человека. Она рассказывает о юноше, который каждый день размышлял о том, что делать в жизни, с чего начать жить. Эта мысль очень волновала его. И однажды, прогуливаясь по берегу моря, он увидел старика, который задал ему вопрос: «Молодой человек, что вас беспокоит?» Юноша ответил: «В жизни есть много вещей, которые важны, но я не знаю, что важнее». Старик ответил, что эту проблему решить очень просто. Он взял с земли кувшин и начал складывать в кувшин камни величиной с кулак. Он положил туда пять камней и спросил у юноши, полон ли кувшин. Тот ответил: «Да, полон». Тогда старик добавил в кувшин камней поменьше, которые заполнили пустоты, и опять задал юноше тот же вопрос. Юноша ответил, что теперь точно полный. Тогда старик взял горсть песка и наполнил кувшин до краев.
Подобное мы делаем в жизни. Большие камни — это по-настоящему важное для нас: идеал, семья, мечты, стремления, друзья. Можно добавить еще несколько важных вещей: наука, например. Маленькие камни — это тоже важные вещи, но не настолько важные. Например, дом, квартира, машина, одежда. А песок — это то, без чего можно обойтись, но оно присутствует в жизни, это мелочи. Если из кувшина выбросить и песок, и маленькие камни, кувшин останется полным. Иными словами, когда речь идет о жизни, можем сказать, что она наполнена, если в ней есть то, что обладает весом, значимостью. Главная проблема людей в том, что свой кувшин жизни они заполняют песком и камушками, пренебрегая подлинно ценным.

К важным ценностным, составляющим стержень человека, я бы еще добавил дружбу, присутствие тайны, принятие другого как тайны, мира как тайны, стремление к добру. Все это значимо в нашей жизни. Например, если говорить о дружбе, то следует отметить, что дружба всегда больше, чем просто приятельство. Можем процитировать Цицерона, который сказал: «Лишь достойные люди способны на дружбу». Два друга — это почти двое в одном. Друг — это всегда зеркало. Кто-то сказал, что худшая форма одиночества — это когда двое живут вместе, но каждый одинок. Одна из болезней нашего времени — это одиночество, и оно увеличивается пропорционально росту разных поверхностных форм коммуникации. И это проблема. Поэтому я считаю, что свою дорогу к смыслу и к счастью можно начать с дружбы, с приручения, о необходимости которого говорил Лис Маленькому принцу.

2645-43Как сохранить стержень? Очевидно, нужно прилагать усилия и искать большие, беременные смыслом, камни. Где их искать? В жизни. Дружба не берется ниоткуда, дружба создается совместными усилиями, ее выращивают, для нее сражаются, ее постепенно открывают. Друг — это подлинное благо, которое мы часто недооцениваем, ибо нам кажется, что дружба не нуждается в заботе, что она сама собой подразумевается.
Проблема человека не в том, что смыслов, ценностей не существует, а в том, что мы просто их не видим или не осознаем их значимости.

Следует отметить, что поиск и выбор ценностей и приоритетов — работа на всю жизнь. Если о жизни мыслить из перспективы смерти, то мы легко разберемся, что важно, а что — нет. Сразу все становится очень просто. Поэтому одна из духовных практик во многих западных и восточных школах — это размышление и памятование о смерти.

Как вы думаете, в чем смысл жизни?

Вопрос о смысле жизни — это достаточно трудный вопрос, но прежде всего мы должны признать, что человек — это тот, кто наполняет жизнь смыслом, и тот, кто ищет смысл жизни.
Говорить о том, в чем заключается смысл жизни и предназначение человека, можно с разных позиций, и разные философские школы ответят на этот вопрос по-разному. Очевидно, что вопрос о смысле жизни не исчерпывается теоретическими рассуждениями и что каждый, осознавая это или нет, отвечает на этот вопрос, но не словами, а своим образом жизни, за которым легко разглядеть систему ценностей, а из нее вырастают наши мысли, чувства, слова и поступки.

2645-41

Если говорить о смысле, который люди придают жизни, можно обратиться к сказке о Царевне-Лягушке. Сказка рассказывает о том, что у одного царя было три сына. Когда они выросли (то есть созрели для смысла и осмысления жизни, для выбора образа жизни), отец сказал им, что пора жениться. Каждый сын взял лук и выстрелил, и стрела первого упала возле дома купца, второго — возле дома боярина, третьего — в болото возле лягушки. Дальше сказка рассказывает, как разворачивалась судьба каждого из сыновей. Если мы помним, почти ничего не говорится о жизни первых двух сыновей после их женитьбы, кроме как о соревновании невест. И сказка констатирует, что в этом соревновании ни купчиха, ни боярыня не способны творить чудеса, волшебство, в отличие от лягушки, Василисы Прекрасной, которая положила в рукава кости и вино, а появилось озеро с лебедями и т. д. Сказка интересуется жизнью Ивана Царевича и его проникновением в некоторое волшебное пространство, куда улетела Василиса Прекрасная и Премудрая.

Нам может казаться, что эта сказка наивная, но она говорит о трех основных смыслах, которыми мы наделяем нашу жизнь. Купец — это человек, который считает, что прожить жизнь — значит иметь, приобретать, и в этом для него смысл: иметь заводы, дачу, машину, много денег, иметь всего много. Смысл и счастье для него состоят в том, чтобы иметь. Второй сын считает, что иметь — это хорошо, но лучше иметь славу, почести, и смысл для него — в том, чтобы добиться славы и почестей. А третий сын — это искатель, начинающий философ, у которого стрела попала «туда, не знаю, куда», в болото; и невеста его на миг открывается, а затем снова прячется. Мы открываем тайный смысл жизни, но потом он ускользает; смысл постоянно требует, чтобы его искали. И если мы будем понимать, что смысл — это всегда движение в глубину и восхождение к возвышенному, тогда у нас всегда будут эти чудесные приключения, о которых говорится в сказке о Царевне-Лягушке: мы победим своих кощеев бессмертных, приобретем друзей и т. д., то есть будем обогащаться внутренне. В первых двух вариантах происходит обогащение в сфере внешнего, и здесь судьба может забрать все, что мы имели, например почести. Но то, что мы завоевали и что несем в своей душе, — этого у нас никто не может забрать. Это не значит, что купец или боярин не способны любить. Да, они любят, имеют семью, но для них основной смысл обозначен материальными благами.

2645-39

Я считаю, что смыслом жизнь наполняем мы; каждый выбирает смысл, и это зависит от широты взглядов, от того, как мы понимаем жизнь. Об этом говорит другая красивая притча. Трех человек, участвовавших в строительстве храма, спросили: «Что вы делаете?» (Все они везли кирпичи.) Первый ответил, что он возит кирпичи, второй ответил, что зарабатывает деньги для семьи, а третий сказал, что он строит храм. То есть одни и те же дела в жизни приобретают разное значение в зависимости от того, каким смыслом мы их наделяем. Я думаю, что эти осмысления важны, следует помнить, что жизнь нам дана, чтобы обогащаться внутренне, радовать других, преодолевать трудности. Если мы это понимаем, тогда нам будет легче.

Другими словами, я считаю, что для более глубокого смысла необходимо мнение или убеждение, что наша душа бессмертна. Это важная идея, точка отсчета, поскольку заставляет нас по-другому смотреть на жизнь, требует большей заботы о душе.
Вторая мысль, которую надо помнить, — что наша жизнь конечна. Что бы мы ни делали, мы уйдем из этой жизни через сто или двести лет. Поэтому на жизнь надо смотреть из перспективы смерти. То есть помнить о том, что, когда мы будем отсюда уходить, мы заберем только то, что несем в своем сердце, а все остальное оставим. Когда мы говорим о смыслах, я думаю, все это важно.
Человек должен не спрашивать, в чем смысл его жизни, а осознать, что этот вопрос обращен к нему самому. То есть жизнь спрашивает нас, каким смыслом мы ее наделяем, какие цели ставим перед собой. И мы сами, наша жизнь, ее качество, то, к чему мы стремимся, — это и есть ответы на вопрос о смысле.

Смыслы жизни можно найти, но смыслы нельзя дать. Невозможно никому дать смысл его жизни. Можно указать на дороги, ведущие к смыслу, но жизнь каждого очень разнообразна, и именно сам человек выбирает смыслы или отсутствие смыслов.
Смысл необходимо постоянно искать. Пока не закончилась наша жизнь, мы не открыли полноты всего смысла. Откровение смысла — это одновременно творчество и самотворчество, это созидание и восхождение, это улучшение себя.

Понятие «смысла» предполагает жизнь «с мыслью», то есть жизнь, в которой присутствует мысль, некоторый выбор осмысления; это жизнь, прожитая не бездумно, не впустую. Смысл — это всегда цель, то, ради чего мы живем. В смысл нашей жизни входят наши друзья, наша семья, может быть, наша работа. И прекрасно, если ко всему этому мы добавляем еще немного мистичности, немного заботы о себе, своей душе, немного способности становиться лучше и много-много человечности. Я думаю, что это прекрасно.
Найти смысл — значит подружиться с жизнью. Если жить в согласии с ней, она становится нашим союзником, обучает нас, мы идем с ней в ногу. Мы выбираем свою жизнь, то, какой она будет. Выбирать смысл — значит выбирать свое предназначение и выбирать дорогу. Если мы не выбираем дорогу, тогда за нас это сделает необходимость или судьба.

Таким образом, если говорить о смысле, важно качество жизни, и это его надо улучшать на всех планах: на психологическом, ментальном и физическом.
Чтобы улучшить качество жизни, надо научиться отличать преходящие эмоции и поверхностные волнения от глубоких чувств, стараться культивировать глубину. Когда есть глубина, легко преодолевать маленькие разногласия. Я часто говорю о том, что есть тысячи маленьких причин, чтобы люди не были вместе, и лишь одна — чтобы вместе строить жизнь, и это — любовь. Поэтому любовь выше всего, выше ссор и маленьких недоразумений. Поэтому надо возвышать свои чувства, выбирать чувства, не допускать, чтобы нами овладевали те или иные эмоции или чтобы мы просто пребывали только лишь в эмоциональной сфере. Надо осмысливать свой опыт на ментальном плане. С нами что-то происходит, и из этого можно делать какие-то выводы, чему-то научиться, чтобы не наступать все время на одни и те же грабли. И также, очевидно, надо развивать добродетели. Их мало, потому что Бог проверяет нас не в великих вещах, а маленьких, повседневных.

2645-38

Если говорить о духовном пути, не надо впадать ни в фанатизм, ни в нетерпимость, нужно стремиться к зрелости. Следует понимать, что духовность нельзя купить, духовность — это то, что собирается «по зернышку» в течение всей жизни. Духовность невозможна без нравственности, без добродетели, и ее нам не может дать ни одна «духовная» практика, ни йога, ни вегетарианство. Часто даже бывает, что эти практики способствуют усилению эгоизма, и люди, которые думали о духовности, становятся менее духовными, потому что слишком заняты собой. Поэтому во всем должно быть здравомыслие, и нельзя путать методы и цели; методы — это не цели, это инструмент, а он всегда должен исполнять свою роль.

Есть ли жизнь после жизни?

Если говорить о жизни после жизни, я считаю, что она есть. А если ее нет, мысль о том, что она есть, мне нравится. И не потому, что это надежда не светлое будущее после смерти, а потому, что это позволяет мне по-другому смотреть на жизнь. Если спросить о том, какова жизнь после смерти и от чего она зависит, я бы сказал, что она зависит от качества нашей жизни в этом мире: мы при жизни создаем то, что с нами будет после смерти. В этом смысле посмертные существования похожи на сновидения, красивые или некрасивые. Вначале некрасивые (надо немного очистить душу), а потом красивые. Подобно тому, как наши сновидения зависят от того, как мы прожили день и о чем думали, так и потусторонняя жизнь зависит от качества нашей жизни здесь и сейчас. В этом аспекте можем сказать, что иных миров столько же, сколько и людей: каждый строит свой мир — иной мир и здесь, при жизни.

Немного об этом ином пространстве нам символически рассказывают наши сновидения, немного — опыт жизни здесь и немного — тексты, такие как Египетская книга мертвых и Тибетская книга мертвых.

Об этом можно долго говорить, но следует обратить внимание на один важный момент: при жизни наше «я» максимально обращено наружу; когда мы засыпаем, оно немного обращается вовнутрь; когда мы умираем, внешнее исчезает, и человеку не остается ничего другого, кроме как всмотреться вглубь самого себя, встретиться с самим собой и отделить золото жизни от песка существования. После смерти мы встречаемся с самым худшим и самым лучшим в себе, и об этом надо помнить. Во Владимирском соборе в Киеве при выходе есть изображение Страшного суда и черного ангела, а в Кирилловской церкви — страданий в аду. Эти сцены напоминают нам, что мы выходим из священного пространства — где мы забыли о мирском, профанном, встречались с самим собой, разговаривали с Богом — и снова возвращаемся в обыкновенное, грешное пространство; и надо помнить о том, что нас будут судить. Один философ сказал, что страшный суд совершается ежедневно. И это правда. Но мы это игнорируем, и вместо того чтобы взвешивать свои поступки, оценивать самих себя, мы эту работу предоставляем ангелу смерти…

Как найти свое предназначение?

Прежде всего, надо дать философское определение предназначения. Человек всегда ищет смысл, который, кроме него самого, никто не сможет ему дать. И если говорить о предназначении, я бы сказал, что предназначение стола — быть столом, чашки — быть чашкой, а человека — быть человеком. То есть основное предназначение человека — это, в первую очередь, быть человеком. И если мы, говоря о предназначении, имеем в виду профессии, то Бога это не интересует, это не подлинное предназначение. Его интересует, насколько мы «очеловечиваемся» и действуем гуманно внутри той или иной профессии. Все, что мы делаем в этой жизни, включая и профессию, должно дать нам возможность «очеловечиться», узнать, кто мы есть и на что способны. Нам приходиться выбрать профессию, так как мы должны чем-то зарабатывать на хлеб и в чем-то реализоваться, через что-то себя открывать, но профессия — это не предназначение.
Спрашивать о предназначении — значит спрашивать о смысле. Спрашивать «в чем смысл жизни?» значит задать себе вопрос не «почему», а «для чего» я живу. И надо открыть для себя эти смыслы, и пусть это будет, например, только семья.
ХАЛ сказал: «Твои усилия должны быть подчинены смыслу жизни, и этот смысл проходит через твое сердце, раскрываясь изнутри наружу, как лепестки лотоса…» Смысл открывается в нашем сердце. «…Открыть свое предназначение — это часть нашей ответственности, но помни, ты не можешь искать его всю жизнь. Нужно быть практичным и уметь принимать решения, это тоже означает ответственность». Мы не можем искать предназначение и смысл всю жизнь, не можем быть в вечном блуждании, мы должны их открывать, как уже говорили выше.

Какую роль в нашей жизни играют цели? Как их достигать? И можно ли обойтись без них?

Присутствие в жизни целей является одним из факторов, делающих человека человеком. То, что у нас есть цели, говорит о том, что мы способны проецироваться в будущее и у нас есть ожидания и надежды. Например, у моей собаки нет жизненной цели, и она не проецирует себя в будущее, она не ставит себе цель быть хорошей, чтобы завтра ей дали косточку, у неё есть только эмоции.
Цель — это место назначения, и она предполагает движение, стремление осуществиться и осуществить задуманное. Но человек всегда должен ставить «человеческие» цели, способствующие очеловечиванию и себя и мира. Мы не можем знать, кто мы, если не знаем, на что способны, что можем сотворить и каких целей способны достичь.

Как добиться поставленной цели? Я думаю, нужна воля, устремленность, упорство и постоянство. Хотеть и знать, осмелиться и мочь. Хотеть значит проявлять волю; знать значит понимать, каким образом, знать средства достижения цели; мочь значит быть способным осуществить; и осмелиться значит начать движение.

С чего начинается завтра? С сегодня. Человек открыт будущему. Благодаря этой открытости будущему возможно самостроительство и строительство как таковое. Мы можем существовать в мире, но все-таки, как говорит Чайка Джонатан Ливингстон, мы пришли в этот мир не для того, чтобы кушать, а для того, чтобы овладеть искусством полета. Овладеть искусством полета — тяжелая работа, и мы должны это понимать. А для этого мы имеем ценности. Завтра всегда открыто, но есть «разные» завтра. Например, «завтра» с точки зрения внутреннего роста или «завтра» с точки зрения определенных целей и ответственностей.
Допустим, я могу сказать: «Завтра я стану богатым». Или: «Дай Бог, через год я женюсь». Это не те планы и не те мечты. Завтра начинается с изменения в нас самих. Можно ставить определенные цели, ожидать чего-нибудь. Но завтра начинается с сегодняшнего шага. Ведь если, например, я хочу стать врачом или хорошим программистом, я вначале становлюсь студентом. И завтра начинается сегодня: с обучения, со сдачи экзаменов. Чтобы стать врачом, необходимо после диплома пройти интернатуру. Поэтому необходимо научится ставить, в каком-то смысле, внутренние и внешние цели. Но часто внешних целей достигать легче. Внутренне делаться лучше, укреплять волю всегда труднее, но изменения начинаются с нас самих. И всегда есть, например, внешние обязанности, соответствующие нашему возрасту и положению: если мне 20 лет, то мое завтра очень открыто, а если мне 70 лет, завтра у меня не такое, хотя это не значит, что оно не перспективное. Оно просто немного короче, и оно требует осмысления. Завтра тогда тоже открыто, но оно уже больше открыто к смерти, к осмыслению.

Как обрести золотую середину?

Золотая середина — это не половина чего-то. Это гармоничное сочетание разных факторов. Можно сказать, что золотая середина — это совпадение должного и возможного. Это срединный путь. Если от этого уходить в крайности, требуя от себя больше, чем возможно, — мы сломаемся, если не требовать даже возможного — погрязнем в лени и рутине. Вопрос не в том, чтобы мы занимались чем-то 24 часа в сутки, а в том, чтобы найти свою меру по отношению к делам, чтобы браться всегда за должное и возможное — не больше и не меньше. Потом, с приобретаемым опытом, это соотношение можно увеличивать…
Золотая пропорция с точки зрения математики предполагает, что меньшее относится к большему, как большее — к целому. И это соотношение придает красоту всему. Это условие гармонии. Золотая пропорция присутствует в нашем лице, она есть в нашем теле, в росте растений. Она есть везде, где есть красота. Золотое сечение — условие целостности, потому что в нем нет частей, а есть соотношение. Условно части есть, но эти части представляют собой единое целое.

2645-37Другими словами, занятие философией должно сочетаться с работой, отношениями с родителями, разными заботами. Мы ведь не можем разделить жизнь на две половины — философскую и нефилософскую. Должно быть сочетание. Но даже если мы нашли эту золотую середину, важно помнить о том, что сегодня она такова, но по мере роста необходимо искать новую точку. В течение всей жизни мы растем, и золотая пропорция появляется в нашем теле на четвертом году нашей жизни. Мы растем, но она сохраняется.
Таким образом, золотая середина — это целостность жизни, это гармоничное сочетание должного и возможного в разных аспектах жизни. Точка равновесия не меняется, но меняется уровень наших возможностей. Мы приобретаем все больше стабильности, все больше вертикальности, больше уверенности. Соотношение должного и возможного в одном возрасте одно, а в другом возрасте — другое. Когда мы студенты — соотношение одно, а когда взрослеем и берем на себя ответственность — оно меняется. Жизнь не статична, все в ней меняется и движется.

Киев, 2011

Источник:  журнал «Человек без границ»

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий