Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ » Софья Ковалевская из Твердыни Братства. Ал.Удачин

50 просмотров

2591-798

Облик Ковалевской мне очень близок, и скажу только Вам: она сейчас находится в Твердыне Братства в состоянии уплотнённого астрала и занята очень ответственной работой по собиранию лучей из разных стран.

Е. И. Рерих, том 4, письмо № 24.

От автора

Обнаружив неожиданное признание Е. И. Рерих в отношении Софьи Ковалевской, как было не заинтересоваться подробностями жизни выдающейся женщины? К тому же вспомнилось, что когда-то проживал в Москве по соседству с «улицей Софьи Ковалевской». Более того, часто бывал «на Софье», посещал библиотеку-филиал № 81, где несколько лет возглавлял литературную студию «На Ангарских прудах»». Но это так, к слову…

А вот Елена Руденко, автор очерка «Софья Ковалевская. Мистический математик», интерес к личности С.К. проявила по чисто «эстетическим соображениям». По её словам, часто проходила мимо старинного и красивого московского дома, что на углу улиц Чайковского и Моховой, и однажды, любуясь домом, заинтересовалась проживавшими там людьми (дом был доходным).

И обнаружила, что в молодые годы в доме квартировала чета Ковалевских. Так интерес Елены Руденко к знаменитому дому перерос в увлечение жизнью и творчеством Софьи Ковалевской…

Е.И.Рерих в состоянии полного восторга

2591-797«Неужели Вы ничего не слышали о Софии Ковалевской, гениальной математичке, нашей русской гордости? Уже давно я читала её автобиографию на французском языке, охватывающую лишь её детство и отрочество. Последующий период её краткой жизни описан был её большим другом, известной шведской писательницей (A. Ch. Leffler). Конечно, по давно заведённому у нас, русских, обычаю её гениальные математические способности должны были быть оценены сначала за границей; и только после всех её совершенно исключительных триумфов там, перед самой смертью, а может быть, как это чаще бывает, и после смерти она удостоилась избрания в члены СПб. Академии Наук!! Так наша родина на протяжении столетий в деле распознавания своих незаменимых ценностей упорно продолжает уподобляться – пожалуйста, не шокируйтесь – свинье, и даже без ермолки» (т. 4, письмо № 24).

Есть нечто общее

Когда знакомишься с биографиями Е. П. Блаватской, Е. И. Рерих и С. В. Ковалевской, в которых земные жизни, безусловно, представляются связаными с жизнями надземными, невольно начинаешь сравнивать и выделять похожие проявления натур и характеров.

Во-первых, это общая связь с жизнью надземной посредством сновидений, в том числе вещих, пророческих. Серьёзное восприятие знаков судьбы. Во-вторых, стремление к уединению, покою, сосредоточенности, желание «уйти в себя». В-третьих, тонкое предчувствие надвигающихся событий. И, как результат, дар пророчества. Словом, у выдающихся женщин проявлялись общие не менее выдающиеся черты характеров. Что следует признать явлением вполне закономерным.

По вопросу «схожести» проявления характеров Елена Руденко повествует следующее: «Она верила в знаки судьбы и вещие сны, часто предвидя грядущие события жизни. Прабабушка Ковалевской была цыганской гадалкой, и Софья верила, что унаследовала её мистический дар. На протяжении всей жизни Софья встречала надёжных покровителей, которые помогали ей идти вперёд и открывать двери, которые для других женщин-учёных в XIX веке оставались закрыты».

И вновь обнаруживаем общую черту: встречу с надёжными покровителями, благодаря которым удавалось то, что не удавалось никому. И, по-видимому, не только по этой причине: «Поговаривали, что «цыганская кровь» помогает ей оказывать магическое влияние на людей и добиваться желаемого». Возможно.

Далее: «Прадедушка учёный Фёдор Шуберт, талант которого унаследовала Софья, приходил к ней во сне с подсказками. Она любила уединение, держалась в стороне от бойкой сестры Анны и брата Феди. Её другом стал домовой, которого она видела собственными глазами. Софья верила, что «цыганский глаз прабабки» позволяет ей видеть то, что скрыто от других. Родные Софьи понимали, что сбывается предсказание…

Когда мать Софьи была беременна, Фёдор Шуберт явился к ней во сне и весело сказал: «Математик у тебя родится. Моё дело продолжит».

«Талант юной Софьи к науке заметили сразу, в 15 лет она получила разрешения слушать лекции математика И. М. Сеченова и изучать астрономию у профессора В. Л. Грубера в Военно-медицинской академии».

Е. И. Рерих о замечательном владении словом

«Теперь вернёмся к Ковалевской. Она была не только гениальной математичкой, но и прекрасной писательницей. Насколько припоминаю сейчас, её автобиография написана замечательно. Также роман «Нигилистка Вера Воронцова» и «Сестры Раевские», также неоконченное произведение «Vae Victic» свидетельствуют о её большом литературном даровании. Отец её, артиллерии генерал Корвин-Круковский, был довольно зажиточным калужским помещиком. У Ковалевской были ещё старшая сестра и младший брат. Сестра, по-видимому, очень красивая, тоже была талантливой писательницей. Достоевский часто навещал их семью и восторгался литературным талантом её старшей сестры. Сам он был предметом детского обожания со стороны Сони, но, увы, любовь его принадлежала её старшей сестре, которая не разделяла этих чувств. Трогательно описаны страдание и ревность детского сердца. Сама она в жизни была несчастлива. Замужество её с Ковалевским было номинальным, только для того, чтобы приобрести некоторую свободу и иметь возможность поехать за границу учиться. Но кончилось оно драматично» (т. 4, письмо № 24).

Математик-фантазёр

Вам приходилось встречать профессионального математика, одновременно проявлявшего свойства фантазёра-мечтателя? Мне не приходилось. В студенческие годы встречались ушедшие в себя, скупые на слова, отрешённые от мира сего люди, каждый шаг которых выверен, продуман и рассчитан. Таков общий портрет профессионального математика. А Софья? Это совершенно иное! Как и следующее суждение: «Многие, которым никогда не представлялось случая более узнать математику, смешивают её с арифметикой и считают её наукой сухой. В сущности же эта наука, требующая наиболее фантазии… Нельзя быть математиком, не будучи в то же время поэтом в душе».

Е. И. Рерих приводит заметку из Британской энциклопедии

«Привожу Вам краткую заметку о Ковалевской из Британской Энциклопедии. София Ковалевская (1850–1891), русская великая математичка, родилась в Москве 15 января в 1850 году В 1868 году она вышла замуж за молодого студента Владимира Ковалевского, после чего вместе с мужем она уехала в Германию продолжать свои занятия по математике. В 1869 году она изучала свой предмет в Гейдельберге под руководством фон Гельмгольца, Кирхгова, Кенигсбергера и П. Дю Боа-Реймонд, а в 1871–1874 гг. занималась частно с Карлом Вейерстрассе в Берлине, ибо женщинам не был открыт доступ в Университеты. В 1874 году Университет в Геттингене удостоил её звания доктора «ин абсентиа» (in absensia (лат.) – заочно) за три присланные ею диссертации, из которых одна, касающаяся теории «частичных дифференциальных уравнений», является одной из её наиболее замечательных работ. После своих лекций в Стокгольмском Университете Ковалевская в 1884 году была назначена там профессором по настоянию Густава Миттаг-Леффлера, также ученика Вейерстрассе. Она оставалась на этом посту до самой смерти. В 1888 году она достигла вершины своей славы. Французская Академия Наук присудила ей Приз Борден на конкурсе, в котором принимали участие все светила математики. Задание, предложенное конкурсу, было – «усовершенствовать в одной важной точке теорию движения плотного тела вокруг неподвижной точки». Задание это предлагалось уже раньше в течение шести лет Берлинской Академией, но безуспешно. Решение Ковалевской было настолько блестяще, что сумма Приза была удвоена, чтобы подчеркнуть эту необычную заслугу перед наукою. К сожалению, Ковалевская умерла 10 февраля в 1891 году, когда она достигла вершины своей известности и получила признание даже в своей стране, она была избрана в члены Санкт-Петербургской Академии Наук. Обратите внимание на это даже».

Сопоставляя, обнаруживаем нечто общее

Сопоставляя биографии героинь, обнаруживаем по сути много общего. Например, общую историю замужества Е. П. Блаватской и замужеством С. В. Ковалевской. Истории известные и невольно обращают на себя внимание странностью обстоятельств замужества. Обстоятельств необычных, но, как оказывается, вполне объяснимых. Вот что пишет по этому поводу Елена Руденко: «Софья хотела продолжить обучение наукам за границей, но по правилам XIX века она могла путешествовать по Европе только с родственниками или мужем. Сестра Анна посоветовала ей фиктивный брак, который поможет осуществить задуманное. В середине XIX века в России распространились клубы, где девушки могли познакомиться с будущими фиктивными мужьями, чтобы поскорее начать свою самостоятельную жизнь. Обычно женихи были из достойных семей, и у родителей барышень не было причин для отказа. Увидев Софью, Ковалевский сказал, что готов жениться хоть сейчас».

Фиктивный брак! Не новость, конечно. Итак, замужество любой ценой, не взирая ни на что. А вот ради чего? Ради комфорта жизни и материальных благ? Ни в коем случае! Ради обретения полной свободы, независимости, возможности попасть за границу и продолжить там образование. Повод наисерьёзнейший. Эти же цели преследовала юная и охочая до знаний Елена Ран, принимая фамилию старика-генерала Блаватского. Исключением явился брак Е. И. Шапошниковой, которая приняла фамилию Рерих по кармическим соображениям. Брак четы Рерихов, по мысли П. Ф. Беликова, автора духовной биографии Н. К. Рериха, явился «предуготованным» заранее… Но и брак Софьи, начинавшийся, казалось бы, с холодного расчёта, вскоре наполнился жизнью, окреп и оказался вполне благоприятным, не лишённым духовной основы. Что касается мужей, то, думается, и они явились на пути С. К. не случайно.

Елена Руденко пишет: «Владимир Ковалевский был талантливым учёным-биологом. Муж Софьи входил в революционные общества. Он уговорил жену покинуть Россию, чтобы его репутация не навредила ей. Вторым мужем, после трагической смерти Владимира Ковалевского, стал родственник мужа Максим Ковалевский: «Максим был уважаемым в мире учёным-социологом, читал лекции в Париже, Лондоне, Берлине, стал адептом Масонской ложи, о деятельности которой ходит немало легенд, он с пониманием относился к мистическим взглядам Софьи».

К похожести относится даже внешность героинь, особенность отношения к себе. О Софье: «Она представляла собою оригинальную смесь детской наивности с глубокою силою мысли… она не обращала ни малейшего внимания на свою наружность и свой туалет, который отличался необыкновенною простотою, с примесью некоторой беспорядочности, не покидавшей её всю жизнь». Что касается Е. П. Блаватской, то автор «Тайной доктрины» на протяжении всей жизни выказывала равнодушие к своему внешнему виду. Да и Е. И. Рерих была озабочена тем, как выглядит лишь в молодые годы, во времена балов, а в годы духовного возмужания относилась к внешнему виду постольку-поскольку.

Женщины эпохи «Водолея»

Общие черты жизни героинь просматривалась не только во внешних проявлениях, но, что более важно, во внутренних проявлениях, в глубинных сущностях натур и характеров. Кредо С. К. определялось следующим тезисом: «Каждый обязан свои лучшие силы посвятить делу большинства». Под этими словами могли бы подписаться и Елена Блаватская, и Елена Рерих.

«Я чувствую, что предназначена служить истине – науке и прокладывать новый путь женщинам, потому что это значит – служить справедливости. Я очень рада, что родилась женщиной, так как это даёт мне возможность одновременно служить истине и справедливости», – писала Ковалевская.

Двоюродная сестра Софьи С. Аделунг признавалась: «Соня «была постоянно готова пройти сквозь огонь, умереть мученической смертью за свои высокие идеалы, за человечество».

Но в жертвенной готовности С. К. просматривается неожиданный нюанс. Ю. В. Лермонтова писала: «Ставя перед собой самые сложные цели, она страстно желала их достигнуть. «Но, несмотря на это я никогда не видела её в таком грустном, подавленном состоянии духа, как когда она достигала предположенной цели».

И это подтверждала сама Ковалевская: «Я только тогда и счастлива, когда погружена в мои созерцания».Словом, человек счастлив не тогда, когда достиг вершины, а когда находится на пути к намеченной цели.

Первую встречу с Ковалевской выдающийся шведский математик Миттаг-Леффлер описал так: «Как учёная она отличается редкой ясностью и точностью выражений и исключительно быстрой сообразительностью». Однако откуда у молодой женщины бралась феноменальная ясность, точность выражений и быстрая сообразительность? Секрет феномена открыла Е. И. Рерих, указав на «огненную мощь» математика: «Вы спрашиваете, как решала Ковалевская задачи? Конечно, с помощью огненной мощи. В своей автобиографии она говорит, что в детстве решения самых сложных задач иногда вставали в её мозгу мгновенно, также иногда она видела цифры и формулы как бы начертанными перед нею. Конечно, она много трудилась, как видно это из её биографии, но также несомненно, что в её случае касание огненного луча, который будил её Чашу и вызывал забытое, было явлением не редким» (т.4, письмо № 24).

Как не вспомнить, что подобным «сценарием» восприятия сокрытых истин обладал и уникальный Николо Тесла, признаваясь, что диковинные формулы и схемы представлялись ему в готовом виде, в окончательном варианте. И, по-видимому, так же являлись следствием касание огненного луча.

…Казалось бы, какое дело выдающемуся математику до политики и даже до общественной жизни? В данном случае – прямое дело! Владимир Ковалевский, знакомя его с невестой Софьей, писал брату: «Я со всею своею опытностью в жизни, с начитанностью и напористостью не могу и вполовину так быстро схватывать и разбирать разные политические и экономические вопросы, как она; и будь уверен, что это не увлечение, а холодный разбор».

Надо думать, что и это явилось следствием касания огненного луча…

Творчество видимое и невидимое

Создавалось впечатление, что не существовало рода человеческой деятельности, на который не могла бы откликнуться Софья Ковалевская. Это была натура «всеядная», которой до всего было дело, нацеленная быть предельно полезной человечеству. Интересы С. К. проявлялись в педагогической и литературной деятельности, сотрудничестве в математическом журнале, в написании театральных рецензии и научных обозрений, публикуемых в газете «Новое время», в интересе к прямому использованию солнечной энергии, новейших изобретений телефона и телеграфа, в вопросах воздухоплавания и …самостоятельном зарождение жизни. Казалось бы, где математика, а где «процесс брожения и сущность ферментов»? Ведь это епархия химии. Однако и в этом вопросе С. К. оставлен след в науке. Невольно приходится сравнивать всеохватность интересов С. К. с всеохватностью великого М. В. Ломоносова…

В 1893 году, на страницах журнала «Акта Математика» Густав Миттаг-Леффлер писал: «Она явилась к нам провозвестницей новых научных идей». И мы знаем, что новые научные идеи приходили на планету Земля посредством Софьи Ковалевской из мира надземного, из Твердыни Братства. Но пора приблизиться к разгадке широты и глубины познаний С. К.

В книге «Беспредельность» (389) читаем: «Творчество настолько разнообразно, что можно утверждать, что формы создаются столькими энергиями, сколько насыщающих их потенциалов. Но творчество разделяется на видимое и невидимое. Трансформация космических форм, конечно, видима в своих следствиях, но самый наивысший, напряжённый процесс невидим».

Грани Агни Йоги. III. 502«Для работы мыслью обычной при математических вычислениях нужно время, карандаш и бумага или счётная машина. Не нужно всего этого при действии огненной мысли. Человек просто знает мгновенно то, что хочет он знать. Это уже свойство огненного сознания, ещё столь далёкого от реализации его массами. Только в случаях редких и одиночных людям даются его проблески, как прообразы будущих достижений. Область огненной мысли есть область духа, освободившегося от власти над ним оболочек, область огненного сознания, когда оформлено уже огненное тело».

Мир Огненный. III. 62: «Часто учёные получают формулы или направление именно через общение с Тонким Миром. Мысль и устремление также возжигаются Тонкими Сферами, но только дух, обладающий синтезом, не только берёт из сокровищницы «чаши», но он есть истинный сотрудник Космических Сил».

Получив столь удивительную информацию, находим ответ на вопрос, как именно и за счёт чего создавалось, казалось бы, немыслимое, непосильное человеческому разуму: писалась «Тайная доктрина» и книги «Учения Живой Этики», создавались электрические машины Николо Тесла, составлялись математические формулы Софьи Ковалевской…

О себе талантом поэта и прорицателя.

Поэт Франц Лефлер посвятил Софье Ковалевской следующее стихотворение:

Душа из пламени и дум!
Пристал ли твой корабль воздушный
Призыву истины послушный?
В тот звёздный мир так часто ты
На крыльях мысли улетала,
Куда уйдя в свои мечты,
О мирозданье размышляла…

Как видим, в данном случае образ «души из пламени и дум» носит не столько поэтически- умозрительный характер, а куда более глубокой характер, определяемый содержанием Агни-Йоги.

Софья Ковалевская писала стихи, в которых отразила загадочность собственной натуры:

Пришлось ли раз вам безучастно,
Бесцельно средь толпы гулять
И вдруг какой-то песни страстной
Случайно звуки услыхать?
На вас нежданною волною
Пахнула память прежних лет,
И что-то милое, родное
В душе откликнулось в ответ.

Что это? Воспоминания прежних жизней? Величественный, яркий образ открывается читателю в стихотворении «Если ты в жизни…»:

Если ты в жизни, хотя на мгновенье
Истину в сердце твоём ощутил,
Если луч правды сквозь мрак и сомненье
Ярким сияньем твой путь озарил:
Что бы, в решенье своём неизменном,
Рок ни назначил тебе впереди,
Память об этом мгновенье священном
Вечно храни, как святыню, в груди.
Тучи сберутся громадой нестройной,
Небо покроется чёрною мглой –
С ясной решимостью, с верой спокойной
Бурю ты встреть и померься с грозой.
Лживые призраки, злые виденья
Сбить тебя будут пытаться с пути;
Против всех вражеских козней спасенье
В собственном сердце ты сможешь найти;
Если хранится в нём искра святая,
Ты всемогущ и всесилен, но знай,
Горе тебе, коль, врагам уступая,
Дашь ты похитить её невзначай!
Лучше бы было тебе не родиться,
Лучше бы истины вовсе не знать,
Нежели, зная, от ней отступиться,
Чем первенствó за похлёбку продать.
Ведь грозные боги ревнивы и строги,
Их прúговор ясен, решенье одно:
С того человека и взыщется много,
Кому было много талантов дано.
Ты знаешь в писанье суровое слово:
Прощенье замолит за всё человек;
Но только за грех против духа святого
Прощения нет, и не будет вовек.

Источник:  Этико-философский журнал «Грани Эпохи» № 74 Лето 2018

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий