Главная » О вере и религии, РЕЛИГИЯ » Письма Е.П.Блаватской к любимой тёте Н.А.Фадеевой (1877-1880)

210 просмотров

2591-808

НАДЕЖДА АНДРЕЕВНА ФАДЕЕВА

(21.09 (03.10). 1829, г. Екатеринослав  27.05.1919, г. Одесса)

«… Такие откровения (письма Е.П.Блаватской к Надежде Фадеевой) стали возможными после длительных бесед с тетями в Одессе, где Е.П.Б. гостила с лета 1872 по зиму 1873 года. Стоит напомнить, что именно в доме Н.А. Фадеевой, на улице Полицейской, 36 и произошел разговор Е.П.Б. с Е.А. Витте, резко изменивший отношение Елены Петровны к христианству, и поворот ее в сторону буддизма.

Одесситы легко могут себе представить затянувшийся вечер с высоким закатом и первыми звездами. Тетя и племянница сидят у стола после ужина, курят и негромко беседуют. Входит госпожа Екатерина Витте и задает вопрос…»

«БЛАВАТСКАЯ И ОДЕССА. Одесские годы Елены Петровны Блаватской и членов ее семьи.» Ольга БОГДАНОВИЧ

***

Письмо 1

19… [1877 г.]
Нью-Йорк

Друг души моей, Надюшенька!

Не удивляйтесь тому, что я пишу вам не на почтовой бумаге. Это потому, что мне совершенно необходимо срочно и со всею серьезностью поговорить с вами, необходимо с того самого дня, когда я получила ваше письмо (да ниспошлют вам за него счастье силы небесные). Я все думала, размышляла и наконец, решилась изложить вам в письме всю правду как она есть. Я раскрою перед вами все свое существо: душу, сердце, рассудок — и будь что будет. Если вы меня поймете, значит, слава Богу, судьба ко мне милостива; если же не поймете, рассердитесь — это глубоко расстроит и опечалит меня.

В мире ином, в будущей жизни, где мы непременно встретимся, все станет ясно: кто был прав, кто ошибался; но пока мы обе искренни и повинуемся голосу разума и не обманываем никого из страха или малодушия, как бы сами ни обманывались в своих расчетах, надеждах, убеждениях, мы тем не менее остаемся честными людьми. Если бы вы были г-жой Ган (2) или этой глупой Романовой, я бы никогда не стала рассказывать вам о таких вещах. Но вы и сами знаете, что вы необыкновенно умны и в действительности обладаете гораздо большей ученостью, чем я, ибо ваша ученость целиком вытекает из вашего ума, вашего понимания, моя же — лишь наследственная.

Я всего лишь отражение какого-то неизвестного яркого света. Но как бы то ни было, этот свет постепенно стал частью меня, проник в меня, так сказать, пронизал меня насквозь; поэтому я не могу удержаться и не пропустить все эти идеи в свое сознание, в глубины моей души; я могу заблуждаться, но действую всегда искренне.

Сей пространный пролог вызван тем, что вы и ваш дядюшка по доброте душевной и повинуясь родственным чувствам, желаете получить два экземпляра моей книги (3). Первый том, “Против точных наук”, вас непременно весьма заинтересует. Но я боюсь за второй том, “Против теологии и за религию”.

Я знаю, как искренни вы и благочестивы, как чиста и ясна ваша вера, и мне остается лишь надеяться на то, что вы поймете: мои книги не против религии, не против Христа, но против трусливого лицемерия тех, кто мучает, сжигает на кострах, убивает во имя Всемогущего Сына Божиего уже с самого первого момента после того, как он умер на кресте за все человечество, за грешников, особенно за падших, за язычников, за падших женщин и заблудших, — и все это творится во имя Его! Где же Истина? Где ее найти? Среди трех основных так называемых христианских церквей — в Англии, Германии и других протестантских странах — существует 232 секты, в Америке их 176; каждая из них притязает на то, чтобы ее почитали, желает, чтобы ее собственные догматы люди признавали верными, а догматы других сект — неправильными.

“Где истина — что есть истина?” — вопрошал Христа Пилат, и это еще 1877 лет назад. Где же она? Я, бедная грешница, также вопрошала, но так нигде и не смогла найти ответа. Кругом сплошь обман, вероломство, жестокость — и наследие иудейской Библии, которая тяжким бременем лежит на плечах христиан и при помощи которой половина христианского мира задушила даже учение самого Христа.

Поймите меня правильно: это не относится к нашему православию. В книге о нем не упоминается. Я раз и навсегда отказалась его анализировать, ибо хочу сохранить хоть один укромный уголок в своем сердце, куда не прокралось бы сомнение, — чувство, которое я изо всех сил гоню от себя прочь.

Простой народ искренен в своей вере; она может быть слепой, неразумной, но эта вера ведет народ к добру. И хотя наши попы нередко пьяницы и воры, а подчас и просто идиоты, их вера все же чиста и может вести лишь ко благу. Учитель это признает и говорит, что единственный народ в мире, чья религия не умозрительна, — это православные. Что же касается наших привилегированных классов, то пусть они катятся ко всем чертям. Они такие же лицемеры, как и везде. Они не верят ни в бога, ни в черта, преисполнившись нигилистических идей и сводя все сущее к одной лишь материи. Речь не о них, а о мировых религиях. Так в чем же суть всякой религии? “Возлюби ближнего своего, как самого себя, а Господа превыше всего”.

Разве не эти слова говорил Иисус? Разве Он оставил хоть одну-единственную догму, разве Он учил хотя бы одному из многих тысяч символов веры, которые впоследствии придумали отцы церкви? Ни одному. Умирая на кресте, Он молился за врагов Своих, а во имя Его, точно так же как и во имя Молохапятьдесят-шестьдесят миллионов людей заживо сожгли на кострахХристос выступал против саббата — иудейской субботы, а здесьв Америке, несоблюдение саббатаименуемого субботним днем, карается штрафами и тюремным заключениемПусть субботний день поменяли на воскресный (день Воскресения) — ну и что? “Сатурн” заменили на “Солнце”, Dies Solis — день Солнца и Юпитера.(4)

По крайней мере, у нас, русских, слово “воскресенье” служит напоминанием о дне Воскресения Христова, а у этих язычников, протестантов и католиков, это всего лишь “день Солнца” (Sunday). У Св. Павла ясно сказано, что каждый волен поступать по-своему: для одного человека это день, приносящий удовольствие, для другого — нечто иное. Св. Юстиниан-мученик категорически против соблюдения воскресного дня, потому что этот день язычники посвящали Юпитеру, а здесь за несоблюдение воскресенья людей сажают в тюрьму. Если мы веруем в Новый Завет, то в Ветхий Завет верить невозможно. Иисус и Ветхий Завет со всеми этими древними книгами полностью противоречат друг другу. В Нагорной проповеди Христа (см. Евангелие от Марка) изложено учение, диаметрально противоположное десяти заповедям, данным на Синае. На горе Синай, как написано в книге Моисея, было сказано: “Зуб за зуб” и т. п., а также: “Но я говорю вам” и т. д.

Разве это не бунт против древних обычаев синагоги? Против меня могут ополчиться все церкви, меня может проклясть все человечество, но Бог, великий незримый Бог видит, почему я восстаю против учения церкви. Я никогда не поверю, что кристально чистый душою Христос как земная личность был сыном еврейского Иеговы — этого злобного, жестокого Иеговы, который нарочно возбуждает безжалостность в сердце фараона, за что впоследствии на него же и обрушивает удар; Иеговы, который искушает еврейский народ, искушает его сам, а затем из-за облаков швыряет в него камнями, подобно какому-нибудь испанскому разбойнику; Иеговы, который материализуется в расщелине скалы.

Христа бы не распяли, если бы Он верил в Иегову. Разве Иисус хоть когда-нибудь, хотя бы один раз произнес это имя? Иегова — всего лишь национальный бог евреев, и они бы никогда не допустили, чтобы он стал богом какого-нибудь другого народа, кроме народа избранного. Они — чудесный, избранный народ! Иегова же — просто Бахус, Вакх, что доказать так же легко, как дважды два — четыре. Вакха знали и под другими именами: Саваоф, Эль; Вакх — это Дионис, Дио-Нис, бог горы Ниса, то есть горы Синай, ибо египтяне называли Синай Низиэлем. А что мы находим на этот счет в Библии?

“И устроил Моисей жертвенник и нарек ему имя: Иегова Нисси” (см. Исход из Египта — Исх., 17:15). Мы обнаруживаем, что все имена Иеговы принадлежат языческим богам, — все, в том числе и последнее. Соломон и понятия не имел об Иегове, а Давид позаимствовал его у финикийцев. Яго был одним из четырех кабиров — тайных богов, игравших особую роль во всех таинствах. Еврейский народ — это всего лишь легенда. До второго века до нашей эры никакого еврейского народа не существовало, и все эти книги представляют собой апокрифы. Где исторические документы, подтверждающие подлинность этих книг? Какая из них является первой из известных еврейских священных книг? Септуагинта.(5)

Ее по приказу царя Птолемея переводило семьдесят переводчиков; кто об этом упоминает? Только историк Иосиф (6), который защищает и поддерживает евреев как только может и который сам по себе большой лжец. Почему эта история с семьюдесятью переводчиками не упоминается ни в одной книге — ни у древнегреческих авторов, ни в каких документах или архивах? Кто лучше древних греков и римлян мог бы свидетельствовать о деяниях Птолемея?

Если объединить усилия богословов всего мира, то и тогда бы не удалось найти ни в одной книге, ни в одной летописи ни единого слова о “евреях как о народе”. Разве известен хоть один автор, говоривший о таком народе? Возьмем, к примеру, Геродота(7) — писателя, славившегося своей точностью, путешественника, историка, каждое слово, каждое свидетельство которого сейчас подтверждается данными археологии, палеографии, философии и всех прочих наук. Он родился в 484 году до P. X., путешествовал по Ассирии и Вавилонскому царству в эпоху правления персидского царя Кира.

Прошло лишь полвека с тех пор, как пророк Даниил (8) превратил царя Навуходоносора (9) в быка; целых семь лет этот царь мычал, как и подобает быку; 42 тысячи евреев под водительством Зоровавеля вернулись в Иерусалим (538 г. до P. X.) из изгнания, дабы построить храм. Геродот прожил в тех краях несколько лет. Так почему же он, столь подробно, порою с избытком утомительных деталей (см. книгу VI:98) описавший правление Навуходоносора после взятия последним Иерусалима, описавший правление Кира, Дария и Артаксеркса (10) — почему же он нигде не упоминает о столь массовом переселении евреев, о пророках, вообще хоть об одном каком бы то ни было еврее? Есть несколько строчек о том, что проживающие в Палестине сирийцы переняли у египтян обычай обрезания — и больше ничего. Мыслимо ли это? Разве событие, подобное превращению царя в быка, учиненному верховным магом (Даниилом), не было бы описано у историков хотя бы в качестве легенды?

Если хронология Библии, установленная нашими учеными, верна, то как можно примириться с тем, что пророк Иезекииль несколько раз говорит о Данииле как о древнем мудреце, хотя Даниил к тому времени еще не родился?

Если иудеи были народом, которым правили Соломон, Давид, Саул и им подобные, то почему нигде в мире не обнаружено ни одной монеты с надписью на древнееврейском языке, то есть древнееврейской монеты, хотя уже найдены несколько самаритянских монет? Разве могли бы евреи, ненавидевшие самаритян, пойти на то, чтобы пользоваться монетами своих врагов и не чеканить собственных? Снова и снова ученые находят монеты тысячелетней давности; были вскрыты гробницы тех, кто жил задолго до Моисея, и найдены некоторые косвенные признаки, подтверждающие существование этих народов. Однако о еврейском народе нет никаких сведений. Ни гробниц, ни монет — ничего. Они будто испарились, улетучились магическим путем. Остаются только священные книги (а их Бога евреи сами же и убили), каковым человечество обязано слепо верить.

Ведь от такого события, как исход из Египта около трех миллионов людей (если сравнить это с тем, что за 150 лет до этого Иаков увел туда всего семьдесят человек, это означает, что размножались они быстрее копченой селедки, — подумайте об этом, опираясь на законы статистики!), наверняка должен был бы остаться хоть какой-то след, хоть какое-то упоминание на надгробных памятниках, гробницах или в каких-то древних рукописях. Но нет ничего — мертвая тишина! Ни единого намека, ни малейшего подтверждения! Немыслимо! А что касается священных писаний — где исторические документы, подтверждающие существование оных за 200 или 150 лет до P. X.?

Древнееврейский язык, то есть универсальный язык, именуемый ивритом, никогда не существовал. Это язык без единого исконного корня, язык, составленный из греческих, арабских и халдейских элементов. Я сумела это доказать профессору Роулинсону из Йельского колледжа. Возьмите какое угодно древнееврейское слово, и я вам докажу, что его корень — арабский, древнегреческий или халдейский. Иврит сродни пестрому костюму арлекина, сшитому из разноцветных лоскутков. Все библейские имена образованы на базе чужеземных заимствований; их структура прозрачна, и легко установить что к чему.

Древнееврейский язык — это, по сути, арабско-эфиопский диалект с примесью халдейских элементов; халдейский же язык, в свою очередь, происходит от санскрита (11). Теперь уже доказано, что в Вавилонии некогда жили брахманы и имелась школа санскрита. Аккадцы, как считают наши ассириологи (согласно Роулинсону), повидимому, пришли из Армении и обучили магов языку жрецов, то есть разновидности языка посвященных; они были теми самыми ариями (12), от которых ведет свое происхождение и наш славянский язык.

Вот пример (прошу извинить за отступление) из Ригведы (13):

Dyaurvah pita prithvi mata somo bhrataditih svasa.

Гимн Марутам из мандалы I (1,191:6) (14)

Вот перевод этого отрывка:

Небо — ваш отец, земля — мать,
Сома — брат, Адити — сестра.

Вот почему нелепо, смешно требовать веры в то, что древнееврейские рукописи — это древние откровения, то есть Слово Божие.

Бог никогда не стал бы ни писать, ни диктовать ничего такого, что дало бы повод земле, которую Он создал, человечеству, науке и т. д. в один голос обвинять Его во лжи. Верить абсолютно в еврейские писания и в то же время веровать в Небесного Отца Иисуса — это абсурд, и даже хуже — святотатство.

Если бы Отцу Неба и Земли, Отцу всей бескрайней Вселенной пришлось что-то писать, он бы никогда не создал таких условий, которые заставили бы человечество обвинять Его в противоречиях, которым несть числа. Общество по “исправлению” Библии действительно выявило 64 900 ошибок, но после того как ошибки исправили, обнаружилось еще столько же несоответствий. Всему этому виной иудейская масора.

Да, самые ученые раввины утратили ключ к своим книгам и не знают, как их исправлять. Хорошо известно, что евреи из Тиверии (15) постоянно вносили исправления в свою Библию; они изменяли в ней слова и числа, заимствуя их у отцов христианской церкви, или, стремясь нанести поражение противной стороне, при любой дискуссии обвиняли их в дурной привычке фальсифицировать тексты и хронологию. Так и получилась вся эта путаница. Ибо мы не имеем никаких рукописей Ветхого Завета древнее десятого века.

Бодлианский кодекс считается древнейшим. А кто поручится за его точность? Тишендорф (16) в своей истории утверждает (и он заставил поверить ему всю Европу), что он обнаружил на Синае так называемый Синайский кодекс. Но на самом деле двое других ученых (один из них — наш теософ), несколько лет проживших в Палестине, готовы доказать, что подобного кодекса в библиотеках никогда не было. Они вели исследования в течение двух лет, посетили тайные места вместе с одним монахом, который прожил в этой стране 60 лет и был знаком с Тишендорфом. И монах клялся, что за все эти годы он изучил каждую рукопись, каждую книгу и никогда не слышал о подобном своде рукописей. Ясно, что этот монах должен был исчезнуть, а что касается Тишендорфа, то русское правительство всего-навсего впало в заблуждение из-за фальшивки. Из 260 списков Ветхого и Нового Заветов — на древнееврейском, древнегреческом и других языках — не найдется и двух одинаковых вариантов. Стоит ли удивляться?

В течение столетий писания Моисеевы тоже были утрачены. Иезекииль неожиданно вновь находит их в 600 году до н.э. Храм Соломона разрушают, а его народ изгоняют (2 Пар., 23)… и опять эти книги исчезают. В 425 году до P. X. Ездра записывает их по памяти (40 книг) за 40 дней — и вновь они пропадают; Антиох Епифан сжигает их в 150 году — и в очередной раз их чудом находят. Все это лишь легенда, это не является историческим фактом. И вот приходит время пресловутой масоры.

Масореты превращают Иегову в Адониса, то есть в Адонаи; с таким же успехом его можно было бы сделать каким-нибудь Иваном Петровичем. И в то же время каббала, а также Онкелос — самый знаменитый раввин Вавилона, учат, что Иегова — не Бог, а Немро — термин, означающий Логос (“слово”). Проанализируйте слово Йодхевау, и вы получите Адама и Еву, потому что Иегова — это первый (не второй) Адам, венец творения, не земной Адам, а первый муже-женский Элохим (bara). Был создан человек, то есть Адам Кадмон (17), фантастический, двуполый, чье имя образовано из буквы йод и трех букв имени Евы.

Иегова — олицетворение грешного человечества, однако довольно этих еврейских сказок!

Видите ли, моя дорогая, я боюсь, что из-за всего этого вы меня отвергнете; Господи, убереги меня от этого, но я не могу изменить факты. Я верую по-своему, я твердо верю, как я вам уже писала, в то, что с начала процесса творения (то есть не творения, а последовательного развертывания эволюции мира согласно его духовному аспекту) воплощение Бога в человека повторяется каждые несколько тысячелетий или столетий. Избранный человек становится храмом Божиим, в нем проявляется чистый и святой Дух, объединяясь с душою и телом, и таким образом на земле вновь появляется Троица. У брахманов тоже имеется свой Христна, или Кришна, то есть та же Троица — Тримурти (18). Если бы первые христиане не верили в эти периодические воплощения, то как бы они могли гарантировать себе безопасность на случай прихода Антихриста и второго пришествия Христа?

Я верую в незримого и всеобщего Бога, в абстрактный Дух Божий, а не в антропоморфное божество. Я верю в бессмертие Божественного Духа каждого человека, но не верю в бессмертие каждого человека, ибо верю в справедливость Бога. Каждый должен взять Царство Божие силой, то есть через благие труды и чистую жизнь, но поверить в то, что любой негодяй, любой атеист, любой убийца благодаря одному лишь тому факту, что он воскликнет в момент наивысшего напряжения из чувства страха: “Верую! Верую в то, что Сын Божий умер за меня!”, — и сразу станет вровень с человеком добрым и праведным — в это я поверить не могу. Эта догма в том виде, в каком ей учит христианская церковь, является роковой догмой для человечества. Это оскорбление Бога — верить, что мы можем совершать всевозможные ужасы, убийства, вредить нашим ближним и взваливать все это на и без того перегруженные плечи Иисуса Христа.

В результате каждую неделю, когда людей вешают за самые ужасные преступления, протестантские и католические священники уверяют людей, собравшихся перед виселицей преступника, обратившегося к Богу перед смертью, что ему больше нечего бояться. Тем лучше! Тот, кто не боится смерти, может красть и убивать от всей души. Это его даже вдохновляет: если бы он не убивал, он не приблизился бы к Богу так торжественно и не попал бы в рай. А как же его жертвы? И это называется Божественной справедливостью? Если бы в тот момент, когда преступник получил прощение, это отпущение грехов вернуло бы жизнь его жертве, его имущество перешло бы сиротам, то есть равновесие между добром и злом было бы полностью восстановлено, тогда еще можно было бы в это поверить. Но, что же происходит в действительности?

Представьте себе озеро или море — безбрежное, с зеркальной поверхностью, а под нею — скрытые скалы и рифы, водовороты и прочие необыкновенные вещи; все идет своим чередом, все будто бы на своем месте, все в порядке. Так и человечество: человек рождается, живет и умирает. Жизнь каждой капли в море (каждого человека) во многом зависит от внешних обстоятельств, но прежде всего — от нее самой, ибо благодаря этой метафоре воображение должно допустить свободу воли и индивидуальности каждой капли. И тут на берегу появляюсь я, беру камень и швыряю его в воду! Этот камень производит волнение сообразно своим размерам: одна волна порождает другую, а та в свою очередь — следующую. Один за другим по воде распространяются круги, и движение воды передается атмосфере, ее нижним слоям. От поверхности до самого дна приходят в действие дремлющие силы, и далеко, насколько видит глаз, это движение распространяется от одного атома к другому, продолжается все дальше и дальше от одного слоя к следующему и теряется в бесконечном и безмерном пространстве. Импульс дан, и этот импульс, как хорошо известно врачам, вечен в своих последствиях.

Это образная картина любого преступления, любого дурного поступка, равно как и доброго. И что же, стало бы Божество, создавшее раз и навсегда неизменные законы Природы в материальном и духовном мирах, даже если бы и могло, останавливать действие этих законов, прекращая существование того, что однажды уже имело место? Может ли камень, уже брошенный, вернуться в руку того, кто зашвырнул его в глубины вод? Можно ли остановить движение воды и естественное движение духа, равно как и материи?

Преступник может получить прощение от Бога — но как быть с жертвой преступника? И потом, жертва, загубленная в данный момент, — это нечто очень малое по сравнению с теми последствиями, которые выявляются позднее. А бесчисленные жертвы того, что происходит в результате убийства этой конкретной жертвы? Человек убит, а значит, и работа, на него возложенная, насильственно прервана. И каждый человек, каким бы незначительным он ни был, является в своей области звеном, которое связано с другим звеном в его сфере; если оно разрушено, все идет не так, как надо, и это затрагивает и другие звенья…

Нет, сударыня, отпущение грехов, включающее уничтожение последствий преступления, для нас, теософов, вовсе не высшая справедливость. Бог — это нечто столь великое, столь непостижимое для нас, земляных червей, что нет смысла тратить время на дискуссии о Божественной Сущности. Ее манифестацией было появление на земле Бога, ставшего человеком: “Ессе Ното” (19) — следуйте за Ним, следуйте Его путем. Пока Он жив, просите у Него помощи. В это я верую абсолютно. Не в помощь Великого Бога — что мы в его глазах? — а в помощь Его Сына, представляющего все человечество, распинаемого каждый миг на кресте за каждое зло. Он показал нам путь — не в синагогах или храмах, как делали фарисеи, но в Его собственном Храме — в сокровенных глубинах души каждого из нас.

“Разве не знаете, что вы храм Божий?” (20) — вопрошал Св. Павел. Старайтесь загладить грехи свои добром, не через бесполезное покаяние, но делами, и карающий закон отступит от вас. Серьезно старайтесь на протяжении своей бренной жизни прочно соединиться со своим собственным личным Богом, со своим Божественным Духом, тогда ваша душа станет бессмертной, но, если вы разорвете связь с Ним, тогда вы отвернетесь от посланника Господа, от Христа, а значит, и Он отвернется от вас. Ваша душа будет мучиться не в аду с “рогатыми и хвостатыми” кузнецами, на кострах из дубовых и сосновых поленьев, но в том вечном аду, где плач и скрежет зубовный. Это значит, что ваша душа (астральный дух), ваше второе эфирное это, или то, что Св. Павел называет духовным телом (1 Кор., XV: 46), останется лишь полубессмертной, если она не была тесно связана с Духом, и после смерти тела должна будет дезинтегрироваться, распасться на элементы — огонь, воздух, земля и вода, — из частиц которых состоит весь мир и, следовательно, человеческая душа.

Вечно лишь субъективное, все объективное приходит к концу, и, поскольку духовное тело человека, каким бы утонченным оно ни было, тоже имеет форму и цвет, оно не может быть вечным. Вот вам и ад! Ад будет означать муки нашего сознания, наши скитания на земле по тем местам, где мы прямо или косвенно творили зло, и наконец полное исчезновение нашей личности.

Вы правы относительно темных и белых сил. По-другому и не могло быть. Миром движут центростремительные и центробежные силы. Левое и правое, внутреннее и внешнее и т. д. Если бы не было ночи, мы не знали бы дня; если бы не было зла, то не существовало бы и добра. Что же касается всяких там дьяволов как личностей, то есть сущностей, дьявольских по своему происхождению, то их не может быть, ибо тогда у Бога в деле творения чего бы то ни было, появились бы соперники.

Дьявол или, точнее, сила противодействия — это тот архимедов рычаг, на котором вертится мир, то есть поле, на котором произрастает добро, ибо злаки лучше растут там, где почва сильнее удобрена. Если бы я не была черт знает кем, к несчастью и великому стыду своему (прошлого не воротишь, можно лишь стереть его из памяти в меру своих сил), если бы я не была в юности так глупа, то мне не удалось бы теперь возвратить семь человек на путь истинный.

Ведь Олькотт, первый из них, еще три года назад не верил ни в Бога ни в черта, был лихим весельчаком, пьянствовал в разных клубах, имел любовниц; теперь же он чист и непорочен, он даже боится встречаться со мною взглядом. Он убежден, что я в состоянии прочесть самые сокровенные его мысли; он хуже трехлетнего ребенка. То же самое творилось с такими джентльменами, как Гидзе, и Кобб, и Харли, и Марбл, а в Лондоне — с профессором Стейнтоном Моузесом. Последний дважды являлся нам в виде призрака, астрального двойника; в трех случаях из пяти эксперимент провалился. Я попытаюсь явиться вам в таком же виде, но вы должны тщательно рассчитать, чтобы вы в этот момент находились у себя в кабинете одни или вдвоем с тетушкой, потому что, если рядом вдруг резко закричат дети, это может убить мое физическое тело, в которое я не успею вернуться достаточно быстро.

Вы правильно догадались. Я сейчас пишу о Стороженко и доказываю возможность существования вампиров. Вся книга (21) полна подобных историй, и я показываю, как все было и почему. Я опасаюсь лишь за две-три главы во второй части, где я нападаю на католиков и протестантов, их ныне здравствующих и покойных святых и принимаю сторону философов, брахманов и древних буддистов. Что же касается русской церкви, то о ней я вообще не упоминаю.

И тем не менее пропустят ли книгу на таможне? Как бы мне ее вам переслать? Что до денег и пересылки, пусть это вас меньше всего волнует, лишь бы ее не конфисковали. Но вдруг вы ее теперь вообще не захотите? Я так боюсь вас расстроить, Надежда Андреевна, ведь я очень люблю и вас лично, и вообще вас всех, однако же, я написала вам всю правду. Простите меня за многословие.

Да благословит Всевышний вас всех.

Елена

***

Письмо 2 (22)

3 июля [1877 г.?]

Ну вот, дорогая моя Наденька, я получила ваше письмо. Вскоре после того как я его прочитала, им завладел Кришнаварма, который две недели назад прибыл в экипаже из Мултана (Пенджаб) и сейчас живет у нас. Черт знает, каким образом, но он перевел мне на английский язык все написанные вами по-русски абзацы, посвященные вашим сомнениям и страхам по поводу предполагаемого отрицания мною Христа, и настоятельно просил отдать ему это письмо. Он сказал Олькотту: “Если бы среди европейских членов Общества нам удалось найти хотя бы дюжину людей с таким характером, с такой непоколебимой верой, с такими нерушимыми принципами, то мир был бы спасен”. Не верите? Как хотите, но он произнес именно эти слова и переправил ваше письмо Свами Даянанде. Не сердитесь на меня, он уважает вас за ваши принципы, и я не могла ему отказать в его просьбе. Но запомните следующее: у Арья Самадж нет никаких религиозных догм или правил.

Обязательным пунктом веры, как я вам однажды уже писала, является вера в Единого Бога — Единого в трех лицах (как веруете вы) или в триллионах квинтильонов, то есть в каждой пылинке, в каждом атоме по отдельности, и в то же время Единого Целого (как веруем мы) — не имеет значения.

Каждый волен веровать по-своему. Остается один факт: существует Единое, Всемогущее, Несотворенное и Вечное Божество, проявляющееся в каждый миг во всех Своих творениях — от пылинки до человека. Ни ваша, ни наша вера не могут изменить этого факта ни на йоту. И поскольку это так, Он был и пребудет во веки веков. И то, что Джон представляет Его стариком, Петр — юношей, вы — Троицей, а я — бесчисленным множеством существ и сущностей, это не грех против Него, при условии, что мы верим в Его Существование, а следовательно, материалисты не могут быть допущены в наше Общество — это уж точно.

И как в Природе не бывает ни двух совершенно идентичных листочков, ни двух, даже среди близнецов, абсолютно похожих людей, точно так же не найдется и двух людей, чья вера была бы в буквальном смысле слова совершенно одинаковой. Вера и вызываемые ею образы зависят от физиологического устройства мозга. Тетушка, вероятно, такая же добрая христианка, как и вы сами, однако, если бы вы попытались проникнуть в глубины ее сознания, вам бы открылось, что в сокровеннейших мелочах, деталях, ее вера очень сильно отличается от вашей. То, во что и как люди веруют, зависит не от них самих, а от того, как они устроены. Так давайте же проявлять справедливость по отношению к любой личности. Каждый человек верует по-своему. Это проявляется так же, как и во вкусах: один обожает помидоры, а другого от них просто тошнит; одному по душе красный цвет, а другому он глаза режет.

Различия в религиозных догмах создавались не святыми, а простыми смертными, погрязшими во всевозможных грехах; различные непохожие друг на друга, многообразные религиозные представления разделяют человечество на враждебные племена, народы и расы.

Если бы не существовало догм, то не было бы ни протестантов, ни католиков, ни буддистов, ни брахманистов и т. д. и т. п. Все верили бы в Единого Бога, Господа, Творца всего сущего; все считали бы друг друга братьями, детьми одного Отца. Людям было бы просто стыдно перед своими братьями истреблять друг друга в войнах, терзать и мучить друг друга подобно дикому зверью и превращать жизнь своих ближних в ад.

Никогда не забуду один особенный день, точнее, вечер в Одессе, когда мы ужинали у вас дома. Тетушка вступила со мною в спор по поводу религии и стала решительно утверждать, что ни один иудей или идолопоклонник не способен войти в Царство Небесное и никогда туда не попадет. С того самого момента я стала с грустью задумываться над этими словами. “Если даже тетушка, — размышляла я, — такая добрая, благородная, справедливая женщина, настолько ослеплена христианскими догмами, что в состоянии верить в такую ужасную, кошмарную несправедливость Бога, то что же говорить о других христианах, многие из которых и тетушкиного мизинца не стоят?” До этого момента во мне еще оставалось что-то от христианской веры. Спустя несколько месяцев я, если и не дошла до полного атеизма, то стала просто теисткой (24), затем последовала поездка в Америку, в Сангус, что возле лесов Бостокас. Но сейчас мне хотелось бы поговорить не о себе.

Не имея догм, не требуя от наших членов веровать в одно, а не в другое, мы в равной мере уважаем и индусов, и христиан — это второй важный момент. Исключение составляют католики. Не потому, что среди католиков меньше хороших людей, нежели в других конфессиях, а по причине низкого, иезуитского, двуличного поведения их духовенства — тех, кто вынуждает людей во время исповеди рассказывать о многом таком, что не имеет ни малейшего отношения к религии. Короче говоря, католикам к нам путь заказан.

Это связано еще и с тем, что католическая Мадонна в платье с кринолином и с зонтиком в руках гораздо больше напоминает идола, чем Кали (25) — супруга Шивы (26), а мы решительно против всяческого идолопоклонства. Хотя в действительности на заре брахманизма (27) верили в Единого Бога — Вишну (28), которого люди представляли себе не в трех лицах, а в тысячах обликов, образов и форм; формы же эти были изначально лишь символами его бесчисленных качеств, но со временем в народных представлениях они трансформировались в отдельные сущности, из абстракций превратились в нечто конкретное и осязаемое, в индивидуальные божества.

Все это — азбучные истины Вед (29). Это известно любому индологу, любому филологу, читающему на санскрите. Священники-брахманы (27) использовали это для порабощения и эксплуатации темных, невежественных и суеверных народных масс, так же как католическое и прочее духовенство.

Что же до уникальности этического учения Христа, то как мы можем в нее поверить, находя те же самые слова в “praeceptes morales (30) Кришны, Гаутамы Будды и других Учителей, живших за тысячи лет до начала христианской эры? Всю суть буддизма можно найти в Ведах древних ариев. Священнослужители исказили смысл Вед, и Гаутама Будда стал разъяснять людям подлинную сущность этих книг, сокровенное значение мертвых текстов. Потом и буддийское духовенство стало превратно толковать его учение, в своем искреннем и глупом рвении все дальше отходя от истины.

Веруя в истины древних Вед, проникнутых понятием Единого Бога и бессмертия Духа, мы веруем (за исключением нескольких догматов — позднейших вставок, сделанных грешными людьми с помощью разных бестий вроде святого (?! Константина) в то же, что и вы.

“Не делай другому того, чего не хотел бы испытать по отношению к самому себе”, — так говорили Конфуций, Будда и Кришна.

“Я люблю ближнего своего, как самого себя, а Бога — превыше всего на свете”, — и это тоже их слова.

“Если слепой ведет слепого, оба упадут в яму”, — написано в “Пракхье”, “Айтарея-брахмане” (31) и Ригведе. Если верить Максу Мюллеру (32) и д-ру Хаугу (33), который был одним из самых образованных санскритологов наших дней, эти книги уже существовали если не двадцать тысяч лет тому назад, как утверждают брахманы, то, по меньшей мере, за две тысячи лет до Христа.

Не существует ни одного высказывания Христа, которого нельзя было бы найти в Ведах или у Кришны в “Махабхарате” (34).

Вы веруете в Троицу, а мы — в Тримурти (на санскрите это буквально означает три лика). Но вы веруете в Троицу, учрежденную церковью: в Бога-Отца, Бога-Сына и Бога Святого Духа в антропоморфном смысле, что подразумевает три индивидуальности в Одной. В том же смысле брахманы верят в Тримурти, куда входят Брахма, Вишну и Шива — Создатель, Охранитель и Разрушитель.

Мы же, последователи чистой, монотеистической (35) религии и философии древних ариев, веруем в Троицу в ее научном, философском и Божественном смысле. Мы веруем и понимаем ее следующим образом: Бог-Отец — это Вселенская Душа, творческая сила, создавшая и продолжающая создавать все сущее во всех мирах; Бог-Сын — это мир, пронизывающий все творение, то есть Дух во плоти, чистая и видимая манифестация незримой созидательной силы…[…]

…как и вы сами. Ибо сказано в Евангелии: “В доме Отца Моего обителей много” (36) — работы хватит на всех. Христиане могут бороться против материализма и атеизма, а нехристиане — против католицизма и протестантизма; важно лишь то, что, каким бы именем Его ни называли, Он — все тот же неизменный Бог, а все люди — братья.

И лишь глупец Витгенштейн почувствовал себя оскорбленным тем, что бедняга Леймари (из “Revue Spirite”) обратился к нему в письме со словами “Моп cherfrere en сгоуапсе”. (37) Вот как Витгенштейн на это отреагировал: “L’animal! ип реи реи plus et il те tutoyerait!!!” (38) И это теософ? Он тоже христианин; видимо, он верует в Христа, однако питает сильнейшую неприязнь к духовенству всех мастей.

Нет, дорогая моя, мы не дадим вам выйти из нашего Общества: вы — наш “тетbrе honoraire”, (39) и неужели сами вы не хотите бороться с идолопоклонниками? Конечно, мы слишком уважаем наших членов и не в наших правилах просить их действовать вопреки своим убеждениям. У меня нет на этот счет ни малейших сомнений.

Вы теперь навсегда теософка (христианка). Мистик Бёме (40) был еще и христианином, а все средневековые каббалисты были теософами; то же самое можно сказать и о Сведенборге.(41)

Словарь к этому времени, вероятно, уже получен. Мне переслали через “Халл” квитанцию на рекомендованную вами книгу из Европы, но сейчас так жарко, что просто нет сил выйти из дома. Я вернулась лишь три дня назад. Пришлось вместе с Кришнавармой и Олькоттом доехать чуть ли не до самой Калифорнии. Один из наших членов, издатель журнала, находится в Сакраменто, и нам надо было обсудить с ним кое-какие деловые вопросы; он проехал полдороги нам навстречу.

В Милуоки и Неваде местные дамы все время прогуливались у нас под окнами и перед террасой, где мы сидели: им так хотелось посмотреть на Кришнаварму. Он исключительно красив, несмотря на светло-кофейный цвет кожи. В своем длинном одеянии, похожем на пижаму, с белым узким тюрбаном на голове, с алмазами на шее и босыми ногами он действительно представляет собой весьма курьезное зрелище на фоне американцев в черных пиджаках с белыми воротничками. Ко мне подходило много фотографов с просьбой позволить им сделать снимок нашего спутника, но он им каждый раз отказывал. Все удивлялись, как хорошо и чисто он говорит по-английски. Одному Богу известно, сколько ему лет. На первый взгляд ему не дашь больше двадцати пяти, но временами он производит впечатление столетнего старца.

Вы интересуетесь, почему индусы не платят мне за мою работу. Но разве можно просить денег за религиозные убеждения и за то, чем мы занимаемся во имя Господа? Индусы никогда не дадут мне умереть с голоду, это уже проверено, однако я ни за что не стану просить денег. Кришнаварма, который завтра уезжает в Южную Америку, привез нашему Обществу сорок тысяч рупий (двадцать тысяч долларов золотом), а мне выдал двести золотых фунтов за те две недели, что прожил у меня, при этом из наших продуктов он не пользовался ничем кроме чая, и заваривал его себе сам. Все это время каждое утро старый слуга Кришнавармы (кто-то вроде слуги — точно не знаю) отправлялся в город за фруктами и готовил рис в собственной серебряной посуде. Глядя на этого человека, можно подумать, что ему уже тысяча лет от роду. Лицо у него старое-престарое, словно древний пергамент, но какой силищей обладает этот человек!

На днях ватага мальчишек, в которую затесалось несколько взрослых людей, увязалась за ним, дразня его и всячески выводя из себя. В конце концов он схватил одного обидчика за горло и перебросил его аж на другую сторону улицы, прямо в грязную канаву, а другого отшвырнул на пятьдесят шагов. Компания пришла в ярость, но тут подоспевший Кришнаварма кинул в середину толпы пригоршню золотых монет, и все набросились на деньги, словно звери, а затем проводили обоих индусов до самого дома с криками “Ура!” Теперь во избежание скандалов в походах за продуктами старика сопровождает Олькотт.

Следующей зимой сюда приедет еще один учитель, Шейямаджи, второй Кришнаварма, главный апостол и ученик нашего Свами(42). Шейямаджи хочет доказать на основе фактов и статистических выкладок, что индусы, перешедшие в христианство, стали пропойцами, лгунами и ворами и что ни одна европейская христианская семья не пожелает нанять в слуги какого-нибудь индийца-христианина, а отдаст предпочтение “язычнику”, который никогда не лжет и еще сохранил некоторые хорошие качества и добродетели своих предков.

Посылаю вместе с этим письмом открытку для дядюшки от полковника британской армии в Египте Чейли Лонга, который черкнул ему пару слов. Чейли Лонг — мой большой друг и часто меня навещает. С дядюшкой он познакомился в Египте, то ли в Александрии, то ли в Каире, в Эббот-отеле. Я и не знала, что дядюшка побывал в Египте после меня. И вообще Ч[ейли] Л[онг] с похвалой отзывается о своем знакомом, говорит, что дядюшка — прекраснейший человек и очень хороший дипломат. Перешлите эту открытку дядюшке. Отправил ли он “Разоблаченную Изиду” тому московскому профессору? Английская “Pall Ма 11” превозносит эту книгу до небес.

Вы пишете, что куда-нибудь пристроите мои статьи, которые отказалась печатать “Правда”. Не могли бы вы подыскать в России кое-какие журналы, в которые мне можно было бы посылать мои статьи из Америки, Англии и Индии? В Индии нет ни одного русского корреспондента. Я могла бы писать и о политике, ибо я всегда в состоянии уследить за политическими новостями, а также давать весьма интересные описания этой страны, даже для какого-нибудь археологического или географического журнала. Вы уж постарайтесь, дорогая моя.

Последние два раза я послала Добровольскому в общей сложности семь статей. Три из них он мне возвратил, две опубликовал и две последние тоже отверг. Значит, пять статей у меня пропало даром, и я лишилась более двухсот рублей: он просил по две статьи в месяц и был готов выкладывать ежемесячно по пятьдесят рублей. И даже за две напечатанные еще не заплатил. Вот свинья! Не буду больше ничего для него писать.

Бедная Выева просит Христа ради как минимум две статьи в месяц. За последние две она получила восемьдесят рублей — даже это для нее большое подспорье. А вам действительно нравятся мои статьи? Мне самой они кажутся глупыми. Рада, что вам они по душе.

Как Наташка? Дай ей Бог счастья. А Катерина? Все так же перемывает косточки родителям или бросила пить и ругаться? В целом она женщина смелая и преданная, такие нынче редкость.

Конечно же, Эдисон (43) сдержал все свои обещания. (Тупица Добровольский пренебрег самым интересным в моей статье.) Эдисон творит просто чудеса. Вы знаете, что он ваш “confrere”.(*) Он — член нашего Общества, и Кришнаварма научил его еще двум “чудесам”, так что, теперь с помощью крохотного, почти невидимого аппарата на шее глухие смогут вполне сносно слышать.

Ну что ж, давайте прощаться. И так уже много написано, а мне теперь еще писать Выевой. Целую всех. Выева в письме просит меня заехать к ним из Лондона. Да разве же я по-настоящему свободна? Притом сижу без денег, ибо от Саньки толку нет, он так и не передал в письме ни слова, ни от Оли, ни от Саши, ни от Сени. Ему даже портрет не понравился.

Пишите, друг мой, чаще.

***

Письмо 3

28 октября 1877 г.
[Нью-Йорк]

Ну вот, дорогой мой друг, не ворчите и наберитесь терпения. Получила два ваших письма, и обнаружила 89 вопросов, на которые теперь собираюсь отвечать по мере сил и возможности. Жаль, что вы не читаете по-английски: вы могли бы найти все ответы в “Разоблаченной Изиде”. Вы уже получили посланные вам два экземпляра? Пожалуйста, дайте мне знать, как только получите.

Разумеется, вы не найдете в этой книге ни слова против русской православной церкви. Вы спросите, почему? Ваша церковь — самая чистая и истинная, и любые уродливые человеческие проявления, равно как и все эти несимпатичные маленькие “вражки” отца Кириака (44), не способны ее ослабить и принизить. Божественная Истина укоренилась в русской православной церкви весьма прочно, вот только покоится она глубоко, в самом ее фундаменте; на поверхности ее не найдешь, она живет лишь в чистых ангельских сердцах людей, подобных отцу Кириаку, и в таких глубоко философских умах, как высокопреосвященный Нил.(45)

Пожалуйста, выясните, нельзя ли раздобыть ту книгу архиепископа Нила о буддизме, про которую вы мне писали. Можно ли получить ее отдельно, без прочих его сочинений, ибо меня интересует лишь его мнение о буддизме? (46)

Спасибо вам за книгу “На краю света”(47). Может, она и написана в жанре “мимолетных зарисовок” — но так просто из головы они не вылетят. Это настолько глубокое и правдивое произведение, что если бы все христианские архиереи, священники и монахи были такими, как его персонажи, то не было бы ни сект, ни надоедливых религий и весь мир стал бы, не могу сказать “христианским”, но христоподобным.

Вы были правы, душенька, книга так понравилась моему хозяину (48), что он едва не назвал меня “дурой”, когда я смиренно призналась, что никогда не слышала о Ниле. А хозяин, представьте себе, был знаком с ним лично. Теперь вот засяду за ее перевод на английский — конечно, в сокращенном варианте, а “хозяин” постарается перевести ее на три-четыре индийских наречия, дабы она стала известна среди буддистов и послужила укреплению дружбы между ними и русскими.

Управлюсь за три дня и пошлю перевод на Цейлон, в Коломбо, в Буддийский колледж, его пастырю и президенту по имени Мохативати Гунананда. Он уже заказал 50 экземпляров моей книги для перевода некоторых фрагментов из нее. Он перевел также работы епископа Коленса, а также “Дух и материю” Бюхнера с примечаниями и комментариями — и не оставил от немца камня на камне. Спустя месяц он сумел в публичной дискуссии одолеть величайшего методистского оратора епископа Грингуда, да так, что последний не только разбил свои очки, но и подтвердил превосходство практического буддизма над теоретическим христианством.

Вы не правы, друг мой, относительно высказанного вами мнения, будто я только “обращаю взор” к Христу, тогда как меня влечет к Будде. Я смотрю прямо в глаза и Христу, и Гаутаме Будде. То, что один из них жил двадцать пять, а другой — девятнадцать столетий назад, не имеет для меня никакого значения. В обоих я вижу один и тот же Божественный Дух, незримый, но отчетливо мною ощущаемый.

В отличие от догматиков, я не люблю навязывать никому, не говоря уже о вас, свои собственные представления, но если вы, по своей доброте и великодушию, позволите мне раскрыть перед вами мое сердце, то я раскрою его полностью — так же, как я была бы вынуждена сделать это перед Христом и Буддой, когда по мере своего развития, причем не на словах, а на деле, я повстречаюсь с ними обоими в лучшем мире. В речах, поступках, да и в самой жизни обоих я всем своим духовным существом ощущаю один и тот же субстрат (49) Божественной истины. Для меня не существует христианских догм, равно как и буддийских и брахманистских. Ни Христос, ни Будда, ни индусский Кришна никогда не проповедовали никакой догмы, ни единого догматы веры, за исключением одной величайшей истины “Возлюби ближнего своего, как самого себя” и “Возлюби Господа твоего превыше самого себя”. (Простите, если я допускаю неточности.)

Одним из моментов, с которыми вы несогласны в рассказе о Ниле (у Лескова), по-видимому, является сатира на “отпущение грехов священниками”, но как раз эти страницы кажутся мне самыми замечательными; в них-то и заключен весь философский смысл произведения. Крещение якута оборачивается обвинением против бедного отца Кириака. Он совершает самое ужасное преступление. Почему? Потому что его катехизис учит, что нет такого преступления, которое уже не искуплено кровью Христа, что священники Христовы могут все, что они наделены властью отпустить любой грех, ибо эту власть даровал им сам Христос. Почему бы тогда не совершить какого-нибудь преступления по-страшнее?

Три дня назад здесь повесили одного негра-методиста (50). Он убил свою жену, разрезав ее на куски, а пятилетнюю дочь сжег живьем на кухонной плите, зажарив, пядь за пядью, с ног до головы, и эту пытку он продолжал в течение часа!! Когда на шею ему надели петлю, негр стал вопить в диком исступлении: “О, вижу моего Спасителя, вижу светлый лик Христа, Господа моего, и Он улыбается мне… Он раскрывает мне Свои объятия!!”

И подумать только, толпы людей живо раскупили лоскутки одежды висельника, разрывая их на мелкие кусочки и сохраняя как драгоценные реликвии. Всю свою жизнь этот негр был вором и пьяницей, а под конец стал убийцей-изувером, однако за час до повешения покаялся и получил причастие, а теперь, по словам пастора, “воссоединился навеки с Христом и обрел жизнь вечную на лоне Его”!!! О Господи, какое кощунство! Вот к чему приводит христианство.

Нет, дорогая моя Надежда, я не против Христа или Будды, но против человеческих догм. Буддизм учит, как заслужить Царство Божие и нирвану делами, а не пустыми словесами. Согласно буддийскому учению, между нами и судом Грядущего Непостижимого Божества нет иного посредника, кроме наших собственных поступков. У нас — Христос, у буддистов — Будда; оба они учили слепое человечество, как прозревать истину, но их апостолы исказили многое из того, что говорили учителя, извратили их учение: одни — по причине духовной и физической ущербности, другие — по злому умыслу и в силу эгоистических стремлений, как например, папство.

Вы не в состоянии поверить в циклические воплощения Непостижимого Божества, называемого в христианстве Святым Духом, а в буддизме — Священной Мудростью, Ади-Буддой (51), что, по сути, одно и то же; я же, грешным делом, в это верю, ибо мне кажется уму непостижимым, что если индивидуальная разумная Сущность, которую большинство людей называет высшим Творцом, вообще существует, то она могла ожидать столько тысячелетий с того момента, когда в процессе творения Вселенной возник наш земной шар, и явиться лишь 1877 лет назад. Неужели люди в древности, еще 20 тысяч лет назад, были настолько хуже нас с вами нынешних, или же, наоборот, они были настолько похожи на ангелов, что у Божества вообще не возникало потребности проявляться среди нас? Это же немыслимо.

Я не буддистка, но боюсь, что я и не христианка в традиционном церковном смысле этого слова. Я слепо верую в те слова Христа, которые мне понятны, а еще больше — в те, которые Он высказал в Нагорной проповеди, ибо нахожу в них буквальное повторение буддийских изречений Гаутамы в “Дхам-мападе” (52) или в шастрах (53) Сиддхартхи Будды, равно, как и в египетской “Книге мертвых”. (54)

Если Божественная Истина была и остается единой, то во все времена люди праведные и чистые духом должны были видеть ее белой, а не черной или зеленой. “Практические” буддисты (те, кто фактически практикует буддизм) в тысячу раз больше похожи на Христа, нежели христиане. Хороший пример я вспоминаю в собственной жизни.

Мне кажется, что с самого своего рождения я никогда не была христианкой, и все-таки случались моменты, когда я глубоко верила, что церковь может отпускать грехи и что кровь Христа спасла меня вместе со всем Адамовым племенем. И что же? Нет! Горько и мучительно вспоминать это прошлое. Вы знаете, на какие факты я намекаю. Лишь одно скажу я вам, Надя: если бы я родилась буддисткой, а не христианкой, то я бы не покрыла позором головы тех, кого любила больше всего на свете, — я имею в виду бабушку, тетушку, вас и всю семью. Помню, как в Тифлисе, за два дня до исповеди и причастия, будучи убеждена, что в любом случае мне простятся все мои грехи, так сказать, оптом и в розницу, я решила, что одним меньше, одним больше — какая разница? Так я и продолжала пятнать свою душу.

И такими же совершенно незрячими, как и я, были миллионы людей. Тысячи преступлений совершаются каждый день единственно из-за веры в отпущение грехов не через покаяние и благие поступки, а просто властью священника. Вот почему я верю и не могу не верить, что подобные циклические воплощения Божества имеют смысл, что они обязательны.

Будда никоим образом не противоречит Христу, а Христос — Будде. Греческое слово “Христос” (55) происходит от глагола “хрисо” — мазать, помазывать, освящать — и означает “помазанник”. А слово “Хрестос” существовало, как явствует из древних надписей, еще за несколько тысячелетий до христианской эры. Жаколио (56), возможно, глуп и во многом обманщик и хвастун — ведь он француз; однако относительно этимологии словосочетания Езеус-Кришна он прав. Оно означает “чистая сущность”, то есть Божественный Дух; и если слово “крист” на санскрите означает “черный”, то смысл слова “Христос” — нечто, ведущее свое происхождение от Божества, то есть Божественная Сущность, что и пытается доказать Жаколио.

Я мало читала этого автора и не люблю его за лживость; он высказывает неприятные и неверные суждения по поводу высоконравственного буддийского духовенства, которое он в своей ненависти ко всему церковному ставит на одну доску с католическими священниками.

Однако свои доказательства я беру не у пустобреха Жаколио, а черпаю их из древнейших манускриптов Центральной Индии и Цейлона, из “Книги мертвых” и надписей времен четвертой и седьмой династий египетских фараонов.

Хрестос — это слово, тождественное слову “Оннофр” (одно из имен Озириса); оно подразумевает также Божественную сущность, сострадание и любовь. Все древнейшие философы утверждают, что эта “сущность” — бессмертный Дух, частица безбрежного, безначального океана, именуемого Богом, искра, отделяющаяся от Божества при рождении каждого человека; что она призвана защищать нас в течение всей земной жизни, а после смерти тела, слившись в гармонии с душою (“периспиритом” (57) ), сделать человека бессмертным — или, если человек всю жизнь вел себя, как животное, разорвать духовную нить, связывающую животную душу (индивидуальный разум) с бессмертным духом, оставив животную сущность на милость элементов, составляющих ее субъективное бытие; после чего, согласно закону perpetuum mobile,(58) душа, или эго (59) , бывшего человека со временем должна неминуемо распасться, etre annihilee. (60)

Именно этот наш бессмертный дух мы всегда называли словом “Хрестос” или “Христос”. Следует ли нам согласиться с доктором Мюллером — епископом, прослывшим здесь блестящим оратором, что во время пребывания Христа на земле, а не на Небесах, вся Вселенная осталась без Бога? Что незримый мир пустовал, оставшись без правителя, подобно Франции в периоды анархии? Это вопрос чистой логики, гамлетовское “быть или не быть”.

Либо вся сущность Божества сконцентрировалась в Христе — тогда прав Мюллер и нигде больше не было другого Бога, либо только часть Великого Вселенского Духа снизошла в Иисуса — и тогда правы мы, теософы. Дух Света воплотился в Христе, но это было не в первый и не в последний раз от сотворения мира, ибо по существу этот Дух был тождествен бессмертному Духу каждого человека, с тою лишь разницей, что все прочие люди были более или менее грешны, а Христос — нет. Его избрал Божественный Дух, чтобы снизойти в Него, а не просто опекать и защищать с более или менее близкого расстояния. Он спустился ради искупления грехов рода человеческого или, точнее, ради спасения грядущих поколений людей, которые позабыли других Спасителей, являвшихся в иные эпохи и в иных краях.

Я прекрасно понимаю: все, что я говорю, может показаться вам чистой воды ересью. Но Нил тоже считал ересью все, что слышал от отца Кириака. Мой “хозяин” одинаково почитает и Христа из Назарета, и Гаутаму из Капилавасту. Однако он не считает ни одного из них Богом, рассматривая обоих как совершеннейших из смертных; и он почитает дух Христа точно так же, как и дух Будды, осознавая, что оба они — частицы Единого Великого Божества.

А все остальное — догмы и предписания — это дело рук человеческих. Если бы мы вели себя подобно Христу и Будде, когда они воплотились в виде смертных людей, — а каждый из нас может стать таким, как Христос или Будда, — то мы бы соединились, или слились, с принципом Христа-Будды внутри нас, с нашим бессмертным духом, но, разумеется, только после смерти нашего грешного тела; так как же мы можем со свиным gueule (61) жаждать земного рая и рваться в райские куши еще в этой жизни?

Смилуйтесь, не обвиняйте меня в кощунстве. Возможно, я и отхожу от принципов церкви и человеческой религии, но, по моему слабому человеческому разумению, я не грешу против Святой Божественной Истины.

Повторяю, что слово “Будда” я использую в его абстрактном смысле, в значении Божественного принципа Мудрости (62) , не имея при этом в виду ни человека Иисуса, ни человека Гаутаму, принца Капилавасту.

О “peisah” в Библии я больше говорить не буду. Это самое “peisah” и так уже доставило мне немало хлопот. Быть может, ученые-хронологи не сразу примут эту теорию, но будущие исследователи докажут, что иудейский монотеизм лишь немногим старше нашего христианства. И что Иегова родился в то же время, что и масоретская чушь, и прочно утвердился не ранее IV века. Ясно, что из четырех букв JHVH, которые можно встретить во всех рукописях еще до масоры, масореты могли образовать имена Йогива или Йегавха и вообще какие угодно, соответственно своим вкусам и потребностям. Масоретские письмена были открыты лишь в последнее столетие перед началом христианской эры.

Конечно, евреи и их предки существовали еще до Ездры, одного из авторов Ветхого Завета, но как народ они не были известны, ни одному просвещенному философу или писателю. Возможно, евреи на самом деле были гиксосами — царями-пастухами эпохи фараонов (63), или же звались финикийцами либо сирийцами, но до 150 года до P. X. их не называли ни иудеями, ни евреями, и они никогда не были в вавилонском плену.

В Кочине, близ Мадраса, есть еврейская колония, основанная еще до христианской эры. У ее обитателей сохранились все древние рукописи и прочие документы, включая и Библию Моисея, но только эта Библия к общепринятой Библии никакого отношения не имеет, она больше напоминает какое-нибудь самаритянское священное писание. У поселенцев имеются и свои идолы, и даже медный змий Моисея — Нехош, которому эти люди поклоняются. Ни одному ученому ничего не известно об этой колонии. Только несколько человек из общины Сат-Бхай поддерживают отношения с некоторыми каббалистами. Все свои бумаги и грамоты они получили от царей Траванкора спустя 400 лет после смерти Гаутамы Будды, то есть в 200 году до P. X. Колонисты могут подтвердить свое происхождение и предпочитают называть себя финикийцами. Они также доказывают, что сохранили в чистоте веру своих предков и Моисея. Браки они заключают только с членами своей общины и никогда не смешиваются с “язычниками”.

***

Письмо 4

29 октября [1877 г.]

А теперь поговорим о личном Боге, или антропоморфном, Вы говорите с упреком, что я не верю, будто “Великая Сущность” может проявить ко мне какой-то “интерес”. Давайте обсудим и этот вопрос. Если уж мы должны поговорить обо всем, давайте поговорим и об этом. Я буду предельно откровенна.

Кто всегда приучал нас мыслить о Боге в антропоморфных категориях, то есть приписывать ему чисто человеческие атрибуты и качества — считать, что Бог является добрым, справедливым, всеведущим и всепрощающим? Религии всех времен и народов. От самого сотворения мир всегда был полон всевозможных религий — плодов человеческого и чисто физиологического воображения. Повсюду: в горах ли, в долинах ли — во все эпохи люди молились Богу или богам; во все времена к небесам возносили страстные мольбы и просьбы. Религии проникли во все уголки земного шара.

Если религия, как учат нас священники, является матерью добродетели и счастья, то они давно уже воцарились бы всюду, где есть религия, особенно христианская. Но так ли это? Оглянитесь вокруг, обратите взор к дунайским странам и к Азии, где крест воюет с полумесяцем, а так называемая Истина — с идолопоклонством и невежеством. Возможно ли, чтобы Бог Истины был более внимателен или больше помогал христианам, нежели мусульманам? Сравните статистику преступлений и половых извращений, грехов и всяческих мерзостей в христианских странах и в языческих. На сто преступлений в христианских городах вы найдете у языческих народов от силы одно.

Какой-нибудь буддист, брахманист, ламаист или магометанин не пьет, не крадет, не лжет до тех пор, пока живет в строгом соответствии с принципами своей собственной языческой религии. Но как только появляются христианские миссионеры, как только они просвещают язычника, обращая его в христианскую веру, он становится пьяницей, вором, лгуном, лицемером. Пока эти люди остаются язычниками, они знают, что за каждый грех им воздастся по закону справедливости. Христианин же перестает полагаться на самого себя, он теряет уважение к себе. “Схожу к батюшке, и он меня простит”, — как ответил отцу Кириаку один “новообращенный”. Нечто подобное существует и в брахманизме, правда, в меньших масштабах и только в народной вульгарной его форме.

Нет, в мире уже столько религий, а страданий и несправедливости при этом больше, чем когда бы то ни было. И больше всего там, где воцарилось современное христианство, усовершенствованное и прекрасно приспособленное к законам XIX века. Я не могу написать вам несколько томов, но пришлю вам небольшую статью, переведенную из одной древней, очень древней сингальской рукописи. Если вы или кто-то другой, пусть самый ученый богослов, сумеете опровергнуть все его положения по пунктам, это будет означать вашу победу. А сейчас я отвечу на все поставленные вами вопросы.

Вам кажется странным, что какой-то индусский сахиб приходит в мой дом как самозванец и “хозяин”. Признайте же, наконец, что душа человека, его “периспирит”, является совершенно отдельной сущностью, что она не приклеена к его жалкой физической оболочке и что это тот же самый “периспирит”, который имеется в любом животном, от слона до инфузории, и который отличается от своего животного двойника лишь тем, что он более или менее защищен бессмертным духом и способен действовать независимо: в обычном (непосвященном) человеке — во время сна, а в посвященном адепте — в любое время. И тогда вы поймете все, о чем я вам писала, и все для вас полностью прояснится.

Об этом знали и в это верили еще в глубокой древности. Иерофанты (64) и адепты (65) Орфических мистерий были посвящены в эти тайны. Святой Павел, единственный из всех апостолов бывший адептом греческих мистерий, довольно прозрачно намекал об этом, рассказывая о неком молодом человеке, который “в теле ли — не знаю, вне ли тела — не знаю: Бог знает” вознесся на третье небо (66). А Рода, разве ей не говорили: “Это не Петр, но ангел его”, — подразумевая его двойника, его дух? Вспомните Филиппа, которого “восхитил Ангел Господень” и который “оказался в Азоте” (Деян., 8:39-40). Вознесено было явно не его физическое тело, а “периспирит”.

Почитайте Апулея (67), Плутарха, Ямвлиха и прочих философов: все они намекают (данный во время посвящения обет не позволял им изъясняться открыто) на этот феномен. То, что бессознательно делают медиумы под влиянием и с помощью духов умерших и элементалов, адепты делают совершенно сознательно, целиком отдавая себе отчет в происходящем.

Сахиб (одно из имен, которым сестра называла своего “Учителя”, или “Хозяина”) мне знаком вот уже лет двадцать пять. Он прибыл в Лондон вместе с премьер-министром Непала и королевой Оудха. После этого я не видела Сахиба, пока через одного индуса не получила от него письмо. В послании говорилось, что он приехал сюда три года назад и читал лекции по буддизму. Сахиб напомнил мне в этом письме также о некоторых вещах, которые предсказывал мне ранее.

В Лондоне он смерил меня взглядом, исполненным глубокого сомнения (вполне оправданного), и поинтересовался, готова ли я теперь отвергнуть неизбежное уничтожение после смерти и поверить ему.

Взгляните на его портрет: Сахиб с тех пор ничуть не изменился. Он, который по праву рождения мог восседать на троне, отринул все, чтобы жить, будучи никому не известным, а свое колоссальное состояние раздал бедным. Он — буддист, но не догматического толка, а принадлежит к течению Шивабхавика, последователей которого в Непале называют атеистами (?!!). Живет он на Цейлоне, но чем он там занимается, я не знаю.

Я не могу, не имею права рассказать вам все, но кончилось тем, что я уехала из Нью-Йорка и в результате провела семь недель в уединенном месте, в лесу, в Сангусе, где виделась с Сахибом каждый день, сначала в присутствии одного индийского буддиста, а потом в одиночестве, и каждый раз чуть не умирала от страха. Этот индиец появлялся не в виде двойника, а в своем обычном теле.

Он первым приступил к организации Теософского Общества. И он выбрал почти всех его членов, а барону Пальме предсказал, что тот умрет в мае следующего года, и велел ему заняться приготовлениями к кремации тела, что и было сделано соответствующим образом. Индиец уехал, оставив нам несколько десятков имен жителей Индии, которые были каббалистами или масонами, но не из этих глупых европейских или американских лож, а из Великой Восточной Ложи, куда не принимают англичан.

Факир Говиндасвами, о котором пишет Жаколио (возможно, вы читали в “Revue Spirite”), принадлежал к младшим членам этой Ложи. (Если вы не читали об этом, рекомендую прочесть работу Жаколио “Le Spiritisme dans le Monde” (68). Все эти господа — такие чудотворцы, что по сравнению с ними самые лучшие медиумы со всеми их духами просто ослы.

Когда индиец находился здесь, он специально ходил ко всем лучшим медиумам, и одно лишь его присутствие парализовывало все манифестации. Нет! Эти люди с подозрением относятся ко всем медиумам, называя их бессознательными колдунами, а всех духов — кикиморами, глупыми земными демонами-эле-ментариями, и считают, что ни на земле, ни на небесах нет ничего выше бессмертного человеческого духа. Превыше этого бессмертного духа — только Непостижимый Великий Бог или, точнее, Сущность Высшего Божества, поскольку, как вам известно, все они отрицают ип Dieu personnel. (69)

В одном из их подземных храмов стоит колоссальная бронзовая статуя Иисуса, прощающего Марию Магдалину. Рядом с нею изваяние Гаутамы, который поит нищего из своей чаши, а также статуя его ученика и брата — Ананды. И еще одна скульптурная группа: Будда у колодца, пьющий из сосуда, который ему протягивают отверженный и проститутка. Вот что мне известно. Однако сокровенный смысл этих трех изваяний лучше известен “посвященным”, чем мне. А я знаю лишь то, что мой “хозяин” гораздо больше проникнут любовью Христа и Христоподобен, нежели любой из современных христиан, и несомненно почитает Христа сильнее папы римского, Лютера (70) или Кальвина. (71)

Когда двойник Сахиба, то есть истинный Сахиб, временно покидает свою физическую оболочку, его тело пребывает в состоянии, похожем на то, которое можно наблюдать у тихих помешанных. Хозяин приказывает телу погрузиться в сон или же оставляет его под присмотром своих людей. На первых порах мне казалось, будто он выталкивает меня из моего тела, но вскоре я, видимо, привыкла к этому, и теперь у меня просто возникает ощущение, словно я живу какой-то двойной жизнью.

Когда мне предстояла операция на ноге (мне хотели ампутировать ногу в связи с развитием гангрены), “хозяин” меня вылечил. Он все время находился рядом со старым негром и посадил на мою больную ногу белого щенка. Помните, я вам писала об этом случае? А скоро он навсегда заберет нас с Олькоттом в Индию, только сначала мы должны основать Общество в Лондоне. Насчет того, занимает ли он другие тела кроме моего, мне неизвестно. Но я знаю, что, когда он отсутствует, порою много дней подряд, я часто слышу его голос и отвечаю ему “через океан”. Олькотт и другие тоже нередко видят его призрак: иногда он обладает определенной плотностью, подобно живым существам, часто же совершенно бесплотен, как дым, а еще чаще он невидим, и его можно только почувствовать.

Сама я только сейчас учусь выходить из своего тела; проделывать это в одиночку пока побаиваюсь, но вместе с Сахибом мне ничего не страшно.

Постараюсь опробовать это на вас. Только будьте так добры, не сопротивляйтесь и не кричите. И — не забывайте

Искренне вашу Лулустанку

 ***

Письмо 5

21 февраля 1880 г.

Получила ваше письмо, Надежда Андреевна, это всегда приносит мне радость, но на сей раз я испытала некоторое раздражение и даже слегка рассердилась.

Дома у меня царит беспорядок, поэтому я пишу в такой спешке. Вот уже три дня у меня гостит г-жа Хьюм, дочь губернатора провинции Пенджаб. Я так от нее устала, просто сил нет. Сегодня она уезжает в Лондон. А приехала г-жа Хьюм специально для того, чтобы ее посвятили в наши тайные знаки и пароль, ибо десять месяцев назад она вступила в Теософское Общество. Вчера вечером состоялась весьма впечатляющая церемония, присутствовали все официальные лица, председатели, секретари, библиотекари и рядовые члены Общества. Не было только неофитов. Присутствовали г-жа Хьюм, почтенный инженер Скотт Росс, парс-огнепоклонник, дэван (премьер-министр) махараджи Холкара (идолопоклонник) и бедный торговец индус из Бомбея. Потерпите, это описание я привожу с умыслом.

Вы видите пять совершенно различных, диаметрально противоположных личностей, отличающихся друг от друга религией, национальностью, а также социальным положением.

После посвящения г-жа Хьюм — надменная леди, которая прожила в Индии десять лет и, по ее собственному утверждению, ни разу не подала руки ни одному туземцу, — первая пожала руку бедному индусскому торговцу, чокалась с ним и называла его братом. Идолопоклонник, который еще три месяца назад был сущим фанатиком, почитавшим само прикосновение иностранца за осквернение, назвал братьями парса-огнепоклонника и торговца, лишившегося своих кастовых привилегий из-за реформаторских склонностей, и распивал с ними чай, что в глазах брахманов — страшный грех. Госпожа Хьюм — христианка и последовательница Сведенборга, Скотт Росс — тоже христианин. Недавно мы проводили посвящение одного магометанского принца.

Одновременно с этим письмом я направляю послание в Лондон председателю Лондонского Теософского Общества (Д.Дж.Уайлду) по поводу Елизаветы! Алексеевны. В Москву же пишу о его обращении (то есть речи) к теософам 1 января 1880 года; свою торжественную речь по случаю вступления в должность он произнес перед двумя тысячами теософов. Пусть мне снесут голову, если самый фанатичный христианин сумеет отыскать в обращении Уайлда хотя бы слово против Христа или христианства. Доктор славил Христа не как воплощение Бога, но как воплощение всех Божественных качеств. Доктор Уайлд — унитарий (72) и не верует в Троицу, но своим теософам он приводит Христа в качестве величайшего, воистину Божественного примера для подражания. Все это доказывает следующие положения:

  1. Теософское Обществоне является антихристианским.
  2. Его члены принадлежат ко всем возможным вероисповеданиям и национальностям;всеони не могут быть христианами, однако от членов-христиан отнюдь не требуется отказа от веры в Христа, пусть даже как в Бога.
  3. Главная цель Общества —всемирное братствои справедливость по отношению к любой религии, любой вере — какой угодно, лишь бы была искренней, и борьба не на жизнь, а на смерть с любым лицемерием. Ведь Христос пошел на смерть, сражаясь именно с ним, и Его учение было направлено в основном именно против лицемерия.
  4. Если мы, то есть Теософское Общество, в котором преобладает не христианская, а “языческая” составляющая, видим свою цель в том, чтобы всем сердцем, “как самих себя”, возлюбить всех людей, причем не только друзей (ибо это принято “даже среди язычников”), но и врагов, то Елизавета Алексеевна в своей ненависти к теософам ведет себя отнюдь не согласно учению Христа, но вопреки самому духу Его учения.

К тому же в “Разоблаченной Изиде” нет ни слова против Христа, нет ничего кроме величайшего уважения, почтения и преклонения перед Ним. Я выписала оттуда некоторые фразы, одна из них — из второго тома, страница 575, строки 13-20 (73), где говорится: “Почему же тогда Иисуса из Назарета, который в тысячу раз выше, благороднее и нравственно величественнее Магомета, христиане не чтут так же и не следуют ему на практике, вместо того чтобы слепо его обожать в бесплодной вере как бога и в то же время поклоняться ему в манере некоторых буддистов, которые вертят свои молитвенные колеса?”

В этой фразе заключена вся суть того, что я говорю об Иисусе в “Разоблаченной Изиде”. В том же духе выдержано все, что касается его. Разве это “осмеяние” или “нападки”?

Это первый пункт; перейдем ко второму. Полтора года назад вы в своем письме просили меня прекратить в нашей переписке любую религиозную полемику. Я ее прекратила. Я поняла, что вы правы, а я заблуждаюсь — точно так же, как заблуждались бы вы, восхваляя христианство перед благочестивым убежденным буддистом или мусульманином и принижая тем самым его собственную веру. С тех пор в нашей переписке я ни словом не обмолвилась о различиях в наших убеждениях. Вы искренни в своей страстной вере. Я верую столь же искренне и горячо. Вы веруете в одно, я — в другое. Лет пять назад я в ответном письме стала бы вас убеждать, что верую в то же, что и вы. С моей стороны это обернулось бы ложью и притворством, это было бы лицемерием.

Я не выступаю против Христа, против Иисуса (как, собственно, и никто из наших братьев). Я не против христианства истинного — я против западного, ложного христианства, которое один из членов высшей ложи Теософского Общества в статье, опубликованной в “Blackwood Magazine” (одном из старейших и ортодоксальнейших журналов Лондона) назвал “антихристианским”. Автор выступает там под псевдонимом “Турецкий эфенди” (74). В этой статье (75) он также называет учение Христа самым великим, чистым и благородным, а на псевдохристианство Запада (включающее в себя католицизм и протестантизм) он обрушивается так же яростно, как и я в своей “Разоблаченной Изиде”.

А если я не верую в Христа как в одного-единственного тождественного Бога, то это, Надежда Андреевна, не моя вина. С тем же успехом можно было бы обвинить меня в том, что я вдруг ослепла или оглохла — или, в моем случае, прозрела.

Некоторое время назад я, возможно, и верила в Иисуса, но не верила в Бога; теперь же, перестав веровать в Христа, я начинаю верить в Бога, что, на мой взгляд, ничуть не хуже. Если я несколько больше, чем прежде, верю в высшее совершенство его учения и его личную святость, да еще пытаюсь в меру своих скромных возможностей следовать ему во имя Незримого Великого Бога, которого он называл Отцом всех нас, и всего-навсего не могу поверить в его Божественность и тождественность Богу, я ничем не рискую, когда навеки покину невежественный суд этого мира, дабы предстать перед великим судом закона исправления, которым ведает Он — тот, кого никогда не могли постичь даже самые великие из его приверженцев и кого никогда не постигнут на этой земле.

Если же Христос действительно Бог, то он видит, что я никоим образом не считаю себя безгрешной, так что он не станет наказывать меня, и даже наоборот, скорее одобрит за искренность и прямоту, ибо всевидящее Око не может не видеть, что моя единственная вина лишь в том, что я не способна быть лицемерной. А если Иисус не Бог, как сам же он и учил нас, когда говорил: “Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог” (76)(простите, если я цитирую не совсем точно), — этой фразой ясно давая понять, что никогда не считал себя Богом, — что ж, тогда я и подавно ничего дурного не сделала.

Я всей душою желаю не расходиться с вами и другими моими близкими в религиозных вопросах, но что поделаешь, раз возникают такие сложности. Это происходит помимо моей воли и мне неподвластно. Наша покойная бабушка терпеть не могла яблоки, ей было дурно даже от их запаха, но при этом она не испытывала ненависти к тем, кто любил яблоки, точно так же, как и вы не осуждаете ее за эту идиосинкразию (77). Возможно, подобное сравнение некорректно, но сейчас не могу подыскать ничего получше.

Я не в состоянии заставить себя поверить в Божественность Иисуса так, как веруете в нее все вы, точно так же как не могла бы заставить себя поверить в Божественность Кришны (в которого индуисты верят так же серьезно и искренне, как и христиане в Христа). Они не глупее и не лицемернее христиан, они веруют, ибо их натуре свойственно верить, и, когда их вера в Кришну иссякнет, веровать им будет больше не во что. Только, попомните мои слова, из тех немногих, что обращаются в христианство, утратив веру в Кришну, ни один не верует в Христа, они просто фарисеи, лицемеры. Ну вот, думаю, что высказала все, а если что и забыла, то вы все сами поймете.

Надеюсь, вы покажете это письмо дядюшке и объясните ему ситуацию и больше не станете меня обвинять в оскорблении Христа, чего я никогда не делала и не делаю. Но вот против подлых, кровожадных лжецов и лицемеров — протестантов и католиков — я буду биться до последнего вздоха. Иисуса — благороднейшего из людей, идеального человека — они превратили в кровожадного, неистового, полоумного Иегову, который недостоин стоять рядом даже с отвратительным Брахмой.

“Верую в Бога Единого, в Душу бессмертную и в неизменный Закон исправления. Аминь”.

Пожалуйста, обязательно пришлите мне русское Евангелие с бабушкиным портретом, который я забыла у вас. Всем привет и низкий поклон. Получили ли вы посылку?

Целую вас всех, если позволите.

Елена

***

Комментарии

(1) Письмо Е.П.Блаватской, адресованное ее тетке Надежде Андреевне Фадеевой, важно в первую очередь тем, что представляет собой в некотором роде символ веры Блаватской.

(2)Г-жа Ган — Елена Андреевна Ган (урожд. Фадеева, 1814-1842) — мать Е.П.Блаватской, известная в свое время писательница, которую называли “русской Жорж Санд”.

(3)…получить два экземпляра моей книги… — Речь идет о книге “Разоблаченная Изида”.

(4)…день Солнца и Юпитера. — По-английски суббота — Saturday, “день Сатурна” (от Saturn), а воскресенье — Sunday, “день Солнца” (от Sun). Dies Solis (лат.) — “день Солнца” (от Sol — Солнце).

(5) Септуагинта (лат. Septuaginta — перевод семидесяти, т. е. перевод семидесяти толковников) — перевод Пятикнижия на греческий язык, выполненный в Александрии для царей из династии Птолемеев. По преданию, в работе участвовало 72 переводчика, откуда и название. Древнейший и наиболее полный из сохранившихся списков — Синайский кодекс.

(6) …историк Иосиф — Иосиф Флавий, собственно Иосиф бен Маттиас (ок. 37— после 100) — древнееврейский историк, принадлежавший к партии фарисеев и пользовавшийся покровительством римского императора Веспасиана. Сочинения: “Иудейская война”, “Иудейские древности” (история евреев от сотворения мира до войны с Римом), “Жизнь” (автобиография), “О древности иудейского народа. Против Апиона” (апология иудеев).

(7) Геродот из Галикарнаса (ок. 485 — ок. 425 до н. э.) — древнегреческий историк, прозванный “отцом истории”. Автор монументального сочинения в 9 книгах под названием “Historiai”, посвященного описанию греко-персидских войн с изложением истории государства Ахеменидов, Египта и др.; дал первое систематическое описание жизни и быта скифов.

(8)Даниил — библейский праведник и пророк-мудрец, жизнь и видения которого описаны в “Книге пророка Даниила” и в “Книге пророка Иезекииля”. Даниил жил при дворе Навуходоносора II и Дария! (VI-V вв. до н. э.) и был “главным начальником над всеми мудрецами вавилонскими”. Кир, Дарий, Артаксеркс — важнейшие представители Ахеменидов, династии древнеперсидских царей в 558-330 гг. до н. э. Основатель — Кир II. Государство Ахеменидов, включавшее большинство стран Ближнего и Среднего Востока, достигло наибольшего расцвета при Дарий I. Государство Ахеменидов прекратило существование в результате завоевания его Александром Македонским.

(9)Навуходоносор II — царь Вавилонии в 605-562 гг. до н. э. В 597 г., а затем в 587 г. (по другим данным, в 586 г.) до н. э. разрушил восставший Иерусалим, ликвидировал Иудейское царство и увел в плен большое число жителей Иудеи.

(10) Кир, Дарий, Артаксеркс — важнейшие представители Ахеменидов, династии древнеперсидских царей в 558-330 гг. до н. э. Основатель — Кир II. Государство Ахеменидов, включавшее большинство стран Ближнего и Среднего Востока, достигло наибольшего расцвета при Дарий I. Государство Ахеменидов прекратило существование в результате завоевания его Александром Македонским

(11)Санскрит (от санскр. “самскрта” — букв, “обработанный”) — литературный язык Древней Индии, язык большинства философских, религиозных, ученых и литературных сочинений, до сих пор остающийся в употреблении. Первоначально это был язык посвященных брахманов, язык мистерий, впоследствии обработанный в грамматической традиции, прежде всего в труде Панини, в IV веке до н. э.

(12) Арии (арийцы) — название народов, принадлежащих к индоевропейской (прежде всего индоиранской) языковой общности.

(13)Ригведа (санскр. — “Книга гимнов”) — первая, самая древняя (XV-X вв. до н. э.) и значительная из четырех Вел. По преданию, была “сотворена” из восточных уст Брахмы; согласно оккультной традиции, поведана великим мудрецам на берегу озера Манасаровар десятки тысяч лет тому назад.

(14) Гимн Марутам из мандалы Г — Ригведа в дошедшей до нас редакции Шакала состоит из 1028 гимнов и разделяется на 10 мандал (санскр. — “циклов”.)

Маруты (санскр.) — в мифологии индуизма божества ветра и бури, спутники Индры; ведут свое происхождение от Рудры (букв. “Ревун”, “Грозный”) — божества, часто отождествляемого с Шивой. Стр. 173.

(15)Тиверия (Тверия, или Тивериада) — город в Галилее, построенный Иродом Антипой, центр палестинского иудейства.

(16) Тишендорф Константин (1815-1874) — немецкий лютеранский богослов. Осуществил критическое издание греческого текста Нового Завета и Септуагинты. Из трех своих путешествий по Востоку привез большое собрание греческих, сирийских, арабских и других рукописей, в том числе древнейшую греческую рукопись Библии — так называемый Синайский кодекс (издан в Петербурге в 1862 г. и подарен им в 1869 г. императору Александру II.

(17) Адам Кадмон (евр.) — в каббале Первоначальный Человек, Небесный Адам. Это «человек, созданный эманацией», не имеющий «образа и подобия»; его мистическое тело представляют десять сефирот. По образу Небесного Адама творится Адам земной.

(18) Тримурти (санскр. — имеющий три образа) — божественная триада (Троица) индуизма, состоящая из Брахмы, Вишны, Шивы.

(19) “Ессе Ното” (лат.) — “Се человек”.

(20) “Разве не знаете, что вы храм Божий?” — 1 Кор., 3:16.

(21) Вся книга… — “Разоблаченная Изида”.

(22) Следующие три письма Е.П.Блаватской, написанные ею тетке Надежде Андреевне Фадеевой, имеют интересную историю.
К.Джинараджадаса сообщает, что в 1947 г. их прислало в Адьяр английское отделение Теософского Общества. “Кто-то прислал генеральному секретарю Теософского Общества, госпоже Дорис Гроувз, газетную вырезку с объявлением о распродаже рукописей из библиотеки покойного графа Кроуфордского и Балкарреского, среди которых были и письма Е.П.Б. Очевидно, в 1881 г. этот джентльмен интересовался учением Махатм и как-то соприкасался с А.П.Синнеттом… Как к графу попали три письма Е.П.Б., адресованные ее тетке, до сих пор остается загадкой. Госпожа Гроувз направила одного из своих сотрудников на аукцион, где на письма претендовали еще два покупателя, но в итоге посланник г-жи Гроувз перекрыл предложенную ими цену и приобрел коллекцию рукописей, которую г-жа Гроувз и привезла в Адьяр… Поскольку одно из писем отсылает нас к 1877 голу, оно представляет особый интерес”.

(24) Теизм (от греч.θεξς — бог) — религиозное мировоззрение, исходящее из понимания Бога как абсолютной личности, пребывающей вне мира, свободно создавшей его и действующей в нем. Наиболее характерен для генетически связанных между собой религий: иудаизма, христианства и ислама.

(25) Кали (санскр. — “черная”) — в брахманизме и индуизме женская ипостась бога Шивы, его супруга, почитаемая особенно в Бенгалии. Изображается главным образом в грозном, устрашающем облике.

(26)Шива (санскр. — “благоприятный”) — третье лицо индуистской Троицы (Тримурти: Брахма, Вишну, Шива), исполнитель разрушительной функции во имя созидания на более высоком уровне.

(27) Брахманизм — ступень в развитии религиозного мышления Древней Индии, следующая за ведической религией и предшествующая индуизму. Сложился приблизительно с VIII по II в. до н. э. Назван по имени жреческой касты брахманов. В священную литературу брахманизма входят Веды и обширные комментарии к ним (брахманы, араньяки, упанишады).

(28) Вишну (санскр., от корня “виш” — всепроникать) — один из высших богов индуистского пантеона, вторая ипостась индусской Тримурти (Троицы); олицетворяет творческую космическую энергию

(29) Веды (санскр.— “знание”) — древнейшие памятники индийской литературы, составляющие канон “откровения”, которому приписывают божественное происхождение. Обычно под словом “Веды” понимают четыре книги священного знания: Ригведа, Самаведа, Яджурведа и Атхарваведа.

(30) Praeceptes morales (лат.) — нравственные заповеди.

(31)“Айтарея-брахмана” — одна из Брахман (санскр. — “объяснение Брахмана”), древнеиндийских священных книг (VIII-VI вв. до н. э.), дополняющих Веды и содержащих в основном описания и толкования ритуала ведической религии, а также мифологические комментарии в Ведам.

(32) Макс Мюллер (1823-1900) — видный английский филолог-востоковед, специалист в области общего языкознания, индологии, мифологии и сравнительного религиоведения; автор огромного числа переводов и теоретических трудов.

(33)Хауг Мартин (1826-1876) — видный немецкий филолог-востоковед, санскритолог, исследователь литературы зендов.

(34)“Махабхарата” (“Великое [сказание о битве] потомков Бхараты”) — древнеиндийская эпическая поэма на санскрите; включает многочисленные мифы и легенды, религиозно-философские и другие дидактические тексты, в том числе “Бхагавадгиту”. Современный вид приобрела к середине I тысячелетия.

(35)Монотеизм (от моно… и греч. θεξς — бог) — единобожие, система религиозных верований, основанная на представлении о едином Боге. В богословской литературе к монотеистическим религиям относят иудаизм, христианство и ислам. […] — Утеряна целая страница рукописи.

(36) “В доме Отца Моего обителей много” — От Иоанна, 14:2.

(37) “Мой дорогой собрат по вере” (франц.).

(38) “Вот скотина: еще чуть-чуть, и он начнет обращаться ко мне на «ты»!!!” (франц.).

(39) почетный член (франц.).

(40) Бёме Якоб (1575-1624) — немецкий философ-мистик, один из выдающихся теософов средневековья. В детстве был пастухом, сапожником и прирожденным ясновидцем необычайной силы. Не имея соответствующего образования, писал серьезные труды по натурфилософии и этике, антропологии и теории языка, создал свою теософию. Работы Бёме оказали огромное влияние на самых разных людей: И.Ньютона, У.Лоу, У.Блейка и других.

(41) Сведенборг Эмануэль (1688-1772) — шведский ученый и выдающийся теософ-мистик, духовидец. Оказал огромное влияние на теософию, оставил глубокий след в науке в области астрономии, математики, физиологии, биологии, философии, горного дела. Писал мистические и пророческие труды, основываясь на своих видениях

(42) Свами (санскр. — хозяин, преподобный, повелитель) — название бога или индуистского святого, подвижника, монаха.

(43) Эдисон Томас Алва (1847-1931) — американский электротехник, изобретатель, основатель крупных электротехнических предприятий и компаний, член Теософского Общества.

(*) собрат, коллега (франц).

(44) Отец Кириак — персонаж рассказа Н.С.Лескова “На краю света”.

(45) Высокопреосвященный Нил — архиепископ иркутский, а позднее ярославский Нил (Исакович, 1799- 1874), который является прототипом повествователя и одного из главных repoeR рассказа Н.С.Лескова “На краю света”.

(46) Архиепископ Нил — автор “Путевых заметок” (Ярославль, 1874) и книги “Буддизм, рассматриваемый в отношении к последователям его, обитающим в Сибири” (СПб.1858).

(47) Спасибо вам за книгу… — Рассказ Н.С.Лескова “На краю света” написан в 1875 г. и впервые опубликован в еженедельнике “Гражданин”, а в 1876 г. издан отдельно под названием “На краю света (из воспоминаний архиерея)”. Скорее всего, Е.П.Блаватская получила от тетушки именно книгу 1876 года издания.

(48)…книга так понравилась моему хозяину… — Возможно, Е.П.Блаватская употребляет слово “хозяин” вместо имени своего Учителя.

(49) Субстрат — в философии общая основа всех процессов и явлений.

(50) Методисты — последователи протестантского течения, возникшего в XVIII в. в англиканской церкви.

(51) Ади-Будда (санскр.) — в буддийской мифологии махаяны и ваджраяны “изначальный будда”. Персонификация сущности всех будд и бодхисаттв.

(52)“Дхаммапада” (пали) — сборник буддийских афоризмов, содержащий этические заповеди.

(53) Шастры (санскр.) — отрасли специальных теоретических знаний, соответствующие им дисциплины и тексты, их трактующие.

(54)“Книга мертвых” — древнеегипетские религиозные тексты, которые помещались в захоронения, чтобы оградить покойника и напутствовать его в загробной жизни. “Книга мертвых” составлялась начиная с периода Нового царства (XVI в. до н. э.) и до конца истории Древнего Египта.

(55)…слово “Хрестос”… — Согласно Е.П Блаватской, слово “Хрестос” в древности означало “ученика на испытании, кандидата на иерофантство. Когда он достигал этого, пройдя через посвящение, длительные испытания и страдания, и был «помазан» (т. е. «натерт маслом», как посвященные и даже идолы богов, что было последним штрихом ритуального обряда), его имя изменялось на Христос, т.е. «очищенный» на эзотерическом языке мистерий”.

(56) Жаколио Луи (1837-1890) — французский писатель, этнограф, востоковед; автор путевых очерков и приключенческих романов “Пожиратели огня” (1887), “В трущобах Индии” (1888), а также этнографических трудов, исследований, посвященных индийской религии и мифологии.

(57) Периспирит — термин, образованный от греч. peri — “вокруг, около, возле” и лат. spiritus — “дух”.

(58) Perpetuum mobile (лат.) — “вечно движущееся”, т. е. вечный двигатель.

(59) Эго (лат. — “я”) — сознание “я есмь я”, ощущение “я есмь”. Эзотерическая философия рассматривает в человеке два эго: смертное, или личное, называемое “личностью”, и высшее — божественное и безличное, называемое “индивидуальностью”.

(60) уничтожиться (франц.).

(61) со свиным рылом (франц.).

(62) …слово “Будда” я использую… — Слово “будда” является производным от санскритского корня “будх” (будить, пробуждаться) и обозначает переход к просветленному сознанию; “буддха” — букв, “просветленный”, то есть достигший совершенства своего буддхи и ставший свободным от бремени сансары (круговорота рождения и смерти).

(63) Гиксосы — азиатский племенной союз, сложившийся на территории Синая-Южной Палестины в конце XVIII в. до н. э. и захвативший Египет. Гиксосы основали свою столицу в Хат-Уаре (Аварисе), и первые шесть фараонов-гиксосов остались в официальном царском списке Египта в качестве законной династии “царей чужеземных стран” (др-егип. “хеку-хасут”, греч. “гик-сос”). В начале XVI в. до н. э. господство гиксосов было ликвидировано египтянами.

(64) Иерофант (греч.) — букв, “тот, кто разъясняет священные понятия”; служитель священных мистерий, раскрывающий священное знание и главный среди посвященных. Звание, дававшееся в храмах древности высшим адептам, которые были учителями и толкователями мистерий.

(65)Адепт (от лат. adeptus — “достигший”) — в оккультизме человек, достигший стадии посвящения и ставший мастером оккультной науки и философии.

(66) …вознесся на третье небо… — “Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли — не знаю, вне ли тела — не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба”. — 2 Кор., 12:2.

(67) Апулей Люций (ок. 125-ок. 180) — римский ритор, писатель и философ-платоник. Главное философское сочинение — “Платон и его учение”, наиболее популярное — “Метаморфозы, или Золотой осел”, менее известное — “Апология”, написанная в собственную защиту против обвинения в магии.

(68) …работу Жаколио “Le Spiritisme dans le Monde”.— “Спиритизм во всем мире”.

(69) личного Бога (франц.).

(70)Лютер Мартин (1483-1546) — немецкий мыслитель и общественный деятель, глава бюргерской Реформации в Германии, основатель немецкого протестантизма (лютеранства); перевел на немецкий язык Библию, утвердив нормы общенемецкого литературного языка.

(71)Кальвин Жан (1509-1564) — французский богослов, деятель Реформации, основатель кальвинизма — учения о божественном предопределении одних людей к “спасению”, а других — к “осуждению”. Отличался крайней религиозной нетерпимостью.

(72) Унитарии (от лат. unitas — единство) — течение в протестантизме, отстаивающее идею единого Бога в противоположность догмату о Троице. Унитарии отвергают учение о грехопадении и искуплении, церковные таинства, допускают свободное толкование священных писаний.

(73) Я выписала оттуда некоторые фразы… — См. в кн.: Е.П.Блаватская. Разоблаченная Изида. — Москва-Минск: Сфера-Лотаць, 2000. Т. II, гл. 11, с. 558.

(74) “Эфенди” — это один адепт-йог, как и Сен-Жермен и Калиостро. Мы сейчас публикуем его статьи в журнале “Theosophist”. — Е.П.Б.

(75) Эта статья появилась совсем недавно и произвела настоящую сенсацию в литературных кругах. — Е.П.Б.

(76) “Что ты называешь Меня благим?…” — От Матфея, 19:17.

(77) Идиосинкразия (от греч. idios — особый, своеобразный и synkrasis — смешение) — повышенная болезненная чувствительность организма к определенным веществам или воздействиям. В переносном смысле — неприятие кого- или чего-либо.

Источник:  ТЕОСОФИЯ

 

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий