Главная » О России » Кто мы — быдло или народ-богоносец? Владимир Москвин

213 просмотров

2607-20

Чтобы лучше понять обозначенную в заголовке линию разлома в общественном сознании россиян, нужно обратиться к событиям пятилетней давности, когда в Москве прошло два массовых митинга.

Дельфины и анчоусы. 4 февраля 2012 года на Болотной площади собралась либеральная «оранжевая» оппозиция, а на Поклонной горе — патриотически настроенные граждане. Последних оказалось в несколько раз больше. Это вызвало недовольство представителей либеральной оппозиции, которые сразу поделили народ на благородных свободомыслящих дельфинов, к которым причислили всех своих единомышленников, и «зомбированных правящим режимом» анчоусов, которых либералы зачатую называют попросту быдлом. Причем патриоты в нашей стране, по мнению либералов, катастрофически преобладают, в чем они совершенно правы. Результаты опроса, проведенного Фондом общественного мнения в июне 2017 года, свидетельствуют, что патриотами считают себя 78 процентов россиян. Не считают себя таковыми лишь 16 процентов опрошенных. В этом либералы видят главное препятствие для движения России в «просвещенную» Европу с ее однополыми браками, ювенальной юстицией, легализацией наркотиков и прочими «благами» западной цивилизации.

Так кто же мы, патриоты своей страны, — раболепствующие анчоусы или наследники Святой Руси, как издревле российский народ именует свое Отечество?

Отвечая на этот вопрос, мы должны предельно честно оценивать характер нашего народа со всеми его достоинствами и недостатками. И прежде нельзя закрывать глаза на склонность значительной части наших соотечественников к злоупотреблению алкоголем. Все мы видим, в какие мерзости способны впасть люди, подверженные этому пороку.

Жива Святая Русь. Но значит ли это, что мы перестали быть народом-богоносцем и отпали от Святой Руси? Ответ на этот вопрос дает Достоевский в «Дневнике писателя»: «Судите наш народ не по тому, чем он есть, а по тому, чем желал бы стать. А идеалы его сильны и святы, и они-то и спасли его в века мучений; они срослись с душой его искони и наградили ее навеки простодушием и честностью, искренностью и широким всеоткрытым умом, и всё это в самом привлекательном гармоническом соединении».

Могут сказать, что во времена Достоевского, может быть, все так и было, но только не сегодня. Ответ на это возможное возражение дает такой тонкий и наблюдательный режиссер как Дмитрий Астрахан в своем фильме «На свете живут добрые и хорошие люди». Вот как определяет сам режиссер ту задачу, которую он ставит перед собой в этом фильме: «Кто мы, жители России? Тупое быдло и скот, серая пьяная масса, не желающая никаких перемен, или великий народ, способный совершать героические поступки?»

Действие фильма происходит в наши дни в провинциальном городке Зареченске, в котором процветает пьянство со всеми сопутствующими «прелестями» жизни. У одного из главных героев фильма молодого учителя это вызывает резкое неприятие, доходящее до ненависти к окружающим его людям, которых он называет «скотом и быдлом».

Однако к концу фильма Астрахан с помощью необычных художественных приемов показывает, что все эти пороки — лишь видимая верхушка айсберга. Что в глубине души зареченцев живет желание совершить подвиг самопожертвования. И они его совершают, защитив свой город от сбежавших из колонии зеков.

Астрахан вслед за Достоевским показывает, что все наше непотребство — только рябь на поверхности сознания. А в его сокровенных глубинах живут идеалы Святой Руси.

Подводный благовест церквей. Манифестацией этих идеалов является легенда о святом граде Китеже. О нем мы узнаем из такого памятника русской письменности, как «Повесть и взыскание о граде сокровенном Китеже». Предание гласит, что построен он был в 12 веке великим князем Владимирским Георгием Всеволодович на берегах озера Светлояр (Нижегородская область). Когда хан Батый попытался захватить Китеж, из-под земли хлынули фонтаны воды и стали затапливать город. Последнее, что они видели захватчики, был крест на куполе храма.

Эхо этого предания докатилось и до наших дней. Говорят, что иногда из глубин Светлояра слышится колокольный звон. Китеж — это русский архетип Небесного Иерусалима.

Конечно, все мы грешники. Первородный грех работает в нас. Мы ссоримся, гнобим друг друга и еще много чего творим непотребного. Но народный характер не сводится только к этому. Еще раз процитирую Достоевского: «А если при том и так много грязи, то русский человек и тоскует от нее всего более сам, и верит, что всё это - лишь наносное и временное, наваждение диавольское, что кончится тьма и что непременно воссияет когда-нибудь вечный свет».

Замечательно сказал об этом Максимилиан Волошин в своем стихотворении «Китеж»:

Святая Русь покрыта Русью грешной,
И нет в тот град путей,
Куда зовет призывный и нездешний
Подводный благовест церквей.

Все мы далеки от благонравия, но в критические моменты жизни, когда наш духовный слух предельно обостряется, и мы способны услышать колокольный звон святого града Китежа, который толкает нас на такие поступки, которых мы, может, сами от себя не ожидали. «Неблагонравный» гаишник подставляет свою машину под несущийся джип, чтобы тот не врезался в микроавтобус с детьми. «Неблагонравный» армейский офицер ложится на гранату с выдернутой чекой, выпавшую из рук солдата, чтобы спасти жизни своих подчиненных. «Неблагонравный» прохожий без раздумий бросается по тонкому льду на помощь тонущей женщине. Все это реальные жизненные факты, которые можно множить и множить.

И то, что колокола Китеж-града по-прежнему звучат в наших душах, доказывает, что мы остаемся народом-богоносцем.

Владимир Москвин, публицист

Источник: Русская народная линия

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий