Главная » Новые журналы, РЕРИХОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ, события Рериховского движения » Вышел очередной номер №1 за 2015 год газеты «Светоград» (25.12.2014)

687 просмотров

№1_2015. Содержание номера:

 

 2831 

В МИРЕ ДУХА —

ЛУЧИ КРАСОТЫ СЕРДЦА

 

Михаил Лермонтов: «Молитва»

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…

Джотто. Мадонна на троне

2831-1

 

 

Ли Бо (705-762 гг.):

«Вопрос и ответ в горах…»

Ты спрашиваешь, почему я живу
в зелёных горах,
Я улыбаюсь и не отвечаю, ведь моё
сердце свободно от забот;
Когда с груш облетают лепестки
цветов
И поток уносит их в неведомое,
У меня есть свой мир, далёкий
от людей.

 

 

 

Ма Юань

 

 

Николай Рерих: «Молитва Гайятри»

…Вот молитва моя!

Могу ли я принести Тебе
моё безмолвное поклонение?
Мою молитву без слов,
без песнопения?
Мою молитву, которую будешь знать
только Ты?
Я пополню сердце своё
Твоим молчанием и претерплю его.
Но придёт солнце и утро, и Твоё слово
вознесётся песнею над каждым
птичьим гнездом. И Твои напевы
расцветут во всех лесных чащах.

 

Владимир Набоков:

Живи. Не жалуйся, не числи
ни лет минувших, ни планет,
и стройные сольются мысли
в ответ единый: смерти нет.

Будь милосерден. Царств не требуй.
Всем благодарно дорожи.
Молись — безоблачному небу
и василькам в волнистой ржи.

Не презирая грёз бывалых,
старайся лучшие создать.
У птиц, у трепетных и малых,
учись, учись благословлять!

 

Булат Окуджава: «Музыкант»

Музыкант играл на скрипке, я в глаза ему глядел,
Я не то чтоб любопытствовал — я по небу летел.
Я не то чтобы от скуки, я надеялся понять,
Как умеют эти руки эти звуки извлекать.

Из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,
Из какой-то там фантазии, которой он служил.
А ещё ведь надо в душу к нам проникнуть и поджечь.
А чего с ней церемониться, чего её беречь?

Счастлив дом, где пенье скрипки наставляет нас на путь.
И вселяет в нас надежду; остальное — как-нибудь.
Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,
По чьему благословению я по небу лечу.

Счастлив тот, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остёр,
Музыкант, соорудивший из души моей костёр.
А душа, уж это точно, ежели обожжена,
Справедливей, милосерднее и праведней она.

 

Осип Мандельштам:

И Шуберт на воде, и Моцарт в птичьем гаме,
И Гёте, свищущий на вьющейся тропе,
И Гамлет, мысливший пугливыми шагами,
Считали пульс толпы и верили толпе.

Быть может, прежде губ уже родился шёпот,
И в бездревесности кружилися листы,
И те, кому мы посвящаем опыт,
До опыта приобрели черты.

 

Максимилиан Волошин:

Из Цикла «Когда время останавливается»

По ночам, когда в тумане
Звёзды в небе время ткут,
Я ловлю разрывы ткани
В вечном кружеве минут.
Я ловлю в мгновенья эти,
Как свивается покров
Со всего, что в формах, цвете,
Со всего, что в звуке слов.

Да, я помню мир иной —
Полустёртый, непохожий,
В вашем мире я — прохожий,
Близкий всем, всему чужой.
Ряд случайных сочетаний
Мировых путей и сил
В этот мир замкнутых граней
Влил меня и воплотил.

Когда ж уйду я в вечность снова?
И мне раскроется она,
Так ослепительно ясна,
Так беспощадна, так сурова
И звёздным ужасом полна!

 

Николай Рубцов: «Душа»

Пускай всю жизнь душа меня ведёт!

Живой душе пускай рассудок служит!
В душе огонь —и воля, и любовь!..

Когда-нибудь ужасной будет ночь.
И мне навстречу злобно и обидно
Такой буран засвищет, что невмочь,
Что станет свету белого не видно!
Но я пойду! Я знаю наперёд,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,
Кто всё пройдёт, когда душа ведёт,
И выше счастья в жизни не бывает!

 

Юлия Друнина:

«Кто говорит, что умер Дон Кихот?»

Кто говорит, что умер Дон Кихот?
Вы этому, пожалуйста, не верьте:
Он неподвластен времени и смерти,
Он в новый собирается поход.
Пусть жизнь его невзгодами полна —
Он носит раны словно ордена!

А ветряные мельницы скрипят,
У Санчо Пансы равнодушный взгляд —
Ему-то совершенно не с руки
Большие, как медали, синяки.
И знает он, что испокон веков
На благородстве ловят чудаков,
Что, прежде чем кого-нибудь спасёшь,
Разбойничий получишь в спину нож…
К тому ж спокойней дома, чем в седле.

Но рыцари остались на земле!
Кто говорит, что умер Дон Кихот?
Он в новый собирается поход!

 

Эдуард Асадов: «Цвета чувств»

Имеют ли чувства какой-нибудь цвет,
Когда они в душах кипят и зреют?
Не знаю: смешно это или нет,
Но часто мне кажется, что имеют.

Когда засмеются в душе подчас
Трели по вешнему соловьиные,
От дружеской встречи, улыбок, фраз,
То чувства, наверно, пылают в нас
Небесного цвета: синие-синие.

А если вдруг ревность сощурит взгляд
Иль гнев опалит грозовым рассветом,
То чувства, наверное, в нас горят,
Цветом пожара – багряным цветом.

Когда ж захлестнёт тебя вдруг тоска,
Да так, что вздохнуть невозможно даже,
Тоска эта будет, как дым горька,
А цветом чёрная, словно сажа.
Если же сердце хмельным-хмельно,
Счастье, какое ж оно, какое?
Мне, кажется, счастье, как луч. Оно
Жаркое, солнечно-золотое!

Назвать даже попросту не берусь
Все их от ласки до горьких встрясок.
Наверное, сколько на свете чувств,
Столько цветов на земле и красок.

Судьба моя! Нам ли с тобой не знать,
Что я под вьюгами не шатаюсь.
Ты можешь любые мне чувства дать,
Я все их готов, не моргнув принять
И даже чёрных не испугаюсь.

Но если ты даже и повелишь,
Одно, хоть убей, я отвергну! Это
Чувства, крохотные, как мышь,
Ничтожно-серого цвета!

 

Андрей Дементьев: «В метро»

Люблю смотреть на лица незнакомых.
Когда случайность сталкивает нас.
Люблю я слушать пешеходный гомон
В метро, на переходах, возле касс.

Я вглядываюсь в замкнутость прохожих.
И приобщённый к ним живой толпой,
Я чувствую загадочную схожесть
В тех людях, что несхожи меж собой.

В метро так тесно, словно вся столица
Решила навсегда спуститься вниз…
Смотрю на озабоченные лица.
И удивляюсь — нет весёлых лиц.
Перевожу глаза с задумчивой девицы
На сумеречный профиль старика.
Одна печаль по их глазам струится,
Как будто у обоих жизнь горька…

Жаль, что себя я в этот миг не вижу.
Я, может, тоже мрачен, как они…
Но через миг я из вагона вышел,
Лишившись неожиданной родни…

И вдруг подумал — «Как мы все похожи,
Тая в себе заботу иль беду…»
Не потому ль мне с каждым днём дороже
Счастливый взгляд, улыбка на бегу.

 

2831-2Су Ши (1036-1101 гг.):

«Любование пионами

в Храме удачи»

В старости я украшаю себя цветами,
                                   но не смущайтесь —
Это цветы должны смущаться, что
                они украшают голову старика.
На цыпочках иду я вдоль дома, и,
должно быть, все смеются надо мной,
Потому что вдоль дороги в половине
                            домов раздвинуты шторы.

 

 

Жэнь Сюнь

 

 

Владимир Набоков: «Стихи»

Блуждая по запущенному саду,
я видел, в полдень, в воздухе слепом,
двух бабочек глазастых, до упаду
хохочущих над бархатным пупом
подсолнуха. А в городе однажды
я видел дом: был у него такой
вид, словно он смех сдерживает, дважды
прошёл я мимо и потом рукой
махнул и рассмеялся сам; а дом, нет,
не прыснул: только в окнах огонёк
лукавый промелькнул. Всё это помнит
моя душа, всё это ей намёк,
что на небе по-детски Бог хохочет,
смотря, как босоногий серафим
вниз перегнулся и наш мир щекочет
одним лазурным пёрышком своим.

 

Лев Толстой: «Чем люди живы»

…поднялась женщина идти; проводили её хозяева, оглянулись на Михайлу. А он сидит, сложивши руки на коленках, глядит вверх, улыбается.

Подошёл к нему Семён: что, говорит, ты, Михайла! Встал Михайла с лавки, положил работу, снял фартук, поклонился хозяину с хозяйкой и говорит:

— Простите, хозяева. Меня Бог простил. Простите и вы.

И видят хозяева, что от Михайлы свет идёт. И встал Семён, поклонился Михайле и сказал ему:

— Вижу я, Михайла, что ты не простой человек, и не могу я тебя держать, и не могу я тебя спрашивать. Скажи мне только одно: отчего, когда я нашёл тебя и привёл в дом, ты был пасмурен, и когда баба подала тебе ужинать, ты улыбнулся на неё и с тех пор стал светлее? Потом когда барин заказывал сапоги, ты улыбнулся в другой раз и с тех пор стал ещё светлее? И теперь, когда женщина проводила девочек, ты улыбнулся в третий раз и весь просиял. …

И сказал Михайла:

— …Я был ангел на небе и ослушался Бога. …повисли у меня крылья, отвалились, и… я упал у дороги на землю. … Остался я один в поле и нагой. Не знал я прежде нужды людской, не знал ни холода, ни голода, и стал человеком. Проголодался, замёрз и не знал, что делать. Увидел я — в поле часовня для Бога сделана, подошёл к Божьей часовне, хотел в ней укрыться. Часовня заперта была замком, и войти нельзя было. И сел я за часовней, чтобы укрыться от ветра… Вдруг слышу: идёт человек по дороге, несёт сапоги, сам с собой говорит. И увидел я впервой смертное лицо человеческое … и страшно мне стало это лицо, отвернулся я от него. И слышу я, что говорит сам с собой этот человек о том, как ему своё тело от стужи в зиму прикрыть, как жену и детей прокормить. И подумал: «Я пропадаю от холода и голода, а вот идёт человек, только о том и думает, как себя с женой шубой прикрыть и хлебом прокормить. Нельзя ему помочь мне». Увидал меня человек, нахмурился, стал ещё страшнее и прошёл мимо. И отчаялся я. Вдруг слышу, идёт назад человек. Взглянул я и не узнал прежнего человека: то в лице его была смерть, а теперь вдруг стал живой, и в лице его я узнал Бога. Подошёл он ко мне, одел меня, взял с собой и повёл к себе в дом. Пришёл я в его дом, вышла нам навстречу женщина и стала говорить. Женщина была страшнее человека — мёртвый дух шёл у неё изо рта, и я не мог продохнуть от смрада смерти. Она хотела выгнать меня на холод, и я знал, что умрёт она, если выгонит меня. И вдруг муж её напомнил ей о Боге, и женщина вдруг переменилась. И когда она подала нам ужинать, а сама глядела на меня, я взглянул на неё — в ней уже не было смерти, она была живая, и я в ней узнал Бога.
И вспомнил я первое слово Бога: «Узнаешь, что есть в людях». И я узнал, что есть в людях любовь. И обрадовался я тому, что Бог уже начал открывать мне то, что обещал, и улыбнулся в первый раз. Но не мог я понять, чего не дано людям и чем люди живы.
Стал я жить у вас и прожил год. И приехал человек заказывать сапоги такие, чтобы год носились, не поролись, не кривились. Я взглянул на него и вдруг за плечами его увидал товарища своего, смертного ангела. Никто, кроме меня, не видал этого ангела, но я… и знал, что не зайдёт ещё солнце, как возьмётся душа богача. И подумал я: «Припасает человек себе на год, а не знает, что не будет жив до вечера». И вспомнил я другое слово Бога: «Узнаешь, чего не дано людям».
… Не дано людям знать, чего им для своего тела нужно. И улыбнулся я в другой раз. Обрадовался я тому,… что Бог мне другое слово открыл.
Но всего не мог я понять. Не мог ещё я понять, чем люди живы. И всё жил я и ждал, когда Бог откроет мне последнее слово. И на шестом году пришли девочки-двойни с женщиной, и узнал я девочек, и узнал, как остались живы девочки эти. Узнал и подумал: «Просила мать за детей, и поверил я матери, — думал, что без отца, матери нельзя прожить детям, а чужая женщина вскормила, взрастила их». И когда умилилась женщина на чужих детей и заплакала, я в ней увидал живого Бога и понял, чем люди живы. И узнал, что Бог открыл мне последнее слово и простил меня, и улыбнулся я в третий раз.

И обнажилось тело ангела, и оделся он весь светом, так что глазу нельзя смотреть на него… И сказал ангел:

— Узнал я, что жив всякий человек не заботой о себе, а любовью.

…Остался я жив, когда был человеком, не тем, что я сам себя обдумал, а тем, что была
любовь в прохожем человеке и в жене его и они пожалели и полюбили меня. Остались живы сироты не тем, что обдумали их, а тем, что была любовь в сердце чужой женщины и она пожалела, полюбила их. И живы все люди не тем, что они сами себя обдумывают, а тем, что есть любовь в людях. …

Понял я теперь, что кажется только людям, что они заботой о себе живы, а что живы они одною любовью. Кто в любви, тот в Боге и Бог в нём, потому что Бог есть любовь.

И запел ангел хвалу Богу, и от голоса его затряслась изба. И раздвинулся потолок, и встал огненный столб от земли до неба. И попадали Семён с женой и детьми на землю.
И распустились у ангела за спиной крылья, и поднялся он на небо.

И когда очнулся Семён, изба стояла по-прежнему, и в избе уже никого, кроме семейных, не было.

 

Учение Живой Этики, «Зов»:

Я сказал — Красота.

И в бою, и в победе Я сказал — Красота.

И неудача покрылась Красотою.

И горы зацвели Красотою.

А вы цветы допустите, их допустите — детей.

2831-3

 

 

Романова Любовь, 10 лет

«На крыльях космической радости»

СОШ №12, Изостудия «Лада», г. Владивосток; преп. Е.В. Юматова

 

 

 

2831-31

 

 

   

 

Лобанова Виктория, 6 лет

«В счастливой стране»

Детский сад № 146 «Калинка»,

г. Тольятти, Самарская обл.

преп. Р.М. Игошкина

 

2831-32

 

 

 

 

 

 

Писарева Настя, 13 лет

«Светоносец»

ДХШ, г. Лучегорск

преп. Н.Г. Синельникова

 

2831-33

 

 

 

 

 

Самсонова Виктория, 11 лет

«Небесные качели»

ДШИ №2, г. Артём, Приморский кр.

преп. И.Н. Гоголева

2831-34

 

 

 

 

Иванова Александра, 15 лет

«Храни меня, мой Ангел!»

ДШИ, г. Фокино

преп. О.В. Крюкля

2831-35

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гоголева Дарья, 4 г. 6 мес.

«Крылатые сердца»

ДШИ №2, г. Артём, Приморский кр.

преп. И.Н. Гоголева

2831-36

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Елохин Дима, 9 лет

«Зов вечной доброты»

Детский дом, г. Дальнереченск

преп. Л.С. Шепеленко

 

 

2831-37

 

 

 

Пономарчук Алёна, 15 лет

«Вдохновение»

ДХШ, г. Арсеньев, Приморский кр.

преп. Я.В. Юбко

 

 

2831-38

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Зонова Марина, 11 лет

«Сокровище Мира»

СОШ №12, Изостудия «Лада», г. Владивосток

преп. Е.В. Юматова

 

Девочка, расскажи, как ты любишь Землю

Лавиной света обрушилось небо на море…

Нет, вовсе не обрушилось, а опустились тысячи сияющих прозрачных колонн,

удерживая легчайший голубоватый хрусталь небесного свода. Они

невесомо опираются на серебристую гладь океанской волны.

Разноцветные всполохи чистейших искр блистают вокруг,

мерцают, вдруг ярко вспыхивают.

— Что это?

— Где? Ах, это… Это улыбки.

— Кто-то может так улыбаться?

— Да это же улыбки детей!

Смотрите, смотрите! А там зазвенел нежнейший хрустальный колокольчик.

 

Это засмеялась маленькая девочка – а волосы у неё мягкие и все в смешныхзавитушках. Она хохочет, играя с солнечными зайчиками, которые пускает в неёозорной мальчишка — морской прибой. Он весело прыгает по прибрежнымвалунам — брызги во все стороны! В руках озорник держит волшебное зеркальце и шалит, ловя в него лучи яркого солнца и пуская в лицо 2831-39маленькой хохотушки. Она радостно скачет, отворачивается, закрывается от брызг и солнца ручонками в звенящих браслетах. Её локоны-завитушки тоже подпрыгивают — смеются вместе с ней.

Как хорошо! Господи, как хорошо! Как божественно прекрасен мир!

Ты идёшь навстречу этому миру. Лучезарные колонны расступаются перед тобой.

— А что там, за колоннами? Если здесь чудо, то там?..

…Ступени, сотканные из золота и света, — они то ли поднимаются в Небеса, то ли с Небес спускаются на Землю.

Суханова Диана, 7 лет, «Ангел»

— Кто ты, путник? Пришёл ли ты недавно из Космоса — или решил, что пора покидать Землю?

— Не знаю, мне всё равно.

— Ты устал от жизни, путник? Неужели ты в обиде на Землю?! Присмотрисьвнимательнее, как она прекрасна! Как звенят восторгом детские голоса!Необыкновенно хороши в своём целомудрии земные женщины — носительницы Духа, хранительницы Чистоты Небесного Огня.

А как мужественны мужчины Земли, справедливо строги их чеканные лица — в уголках их губ, в блеске внимательных глаз таится ласковая улыбка.

Скажи, разве можно покинуть эту прекрасную обитель — планету, наполненную солнцем, радостью, восторгом?

 

Богом данная нам Земля!

Я пою гимн тебе! Я пою гимн счастья!

Я преклоняюсь перед твоим совершенством — имя ему Гармония.

И да будут совершенны мудрым твоим совершенством дети твои – земляне!

 

— Девочка, расскажи усталому путнику, как ты любишь Землю.

Кудрявая девчушка весело хохочет на берегу Вселенной – она ловит руками в звенящих браслетах лучики счастья.

Ого, уже набрала полный подол…

2831-4 

Наталия Спирина:

Беззвучна Речь, для слуха нет её,
Неслышна Поступь и Рука незрима,

Но скоро приближение Твоё,
И Новый Мир идёт неотвратимо.
     Об этом Ты свидетельствуешь Сам
     В Лучах Твоих проснувшимся сердцам.

 

 

Николай Рерих. «Да здравствует Король» (фрагмент)

 

Подготовила Ольга АВИЛОВА.

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий