Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ » Юбилей Октябрьской революции: взгляд через призму столетия. Олег Кузнецов

52 просмотров

2597-60

В 2017 году говорить о юбилее Великой Октябрьской революции сложно. По ней дважды проехался пропагандистский каток: первый раз – елейно-советский, второй раз – озлобленно-антисоветский.

Подлинное значение событий вековой давности, сам масштаб её для России и мира пока еще скрыты от нас под наслоениями идеологических споров. Октябрьская революция до сих пор еще не стала историей, она по-прежнему актуальна и злободневна.

Представляется очевидным, что Октябрь 1917 года навсегда останется одним из важнейших событий в истории России по двум причинам.

Во-первых, большевики в конечном итоге воссоздали российскую государственность в момент ее тотального распада в начале ХХ века.

Во-вторых, наследие Октября сделало исконные русские идеалы социальной справедливости и народного социализма реалиями современной политики.

Но обо всем по порядку.

2597-59

 

Есть распространенное мнение, что в октябре 1917 года «большевики захватили власть». Некоторые договариваются даже до того, что «большевики свергли царя». Все это – следствие исторической безграмотности и распространенной в социальных сетях «образованщины».

Реальность состоит в том, что к моменту прихода большевиков и левых эсеров к власти, никакой российской государственности и связанных с ней рычагов власти просто не существовало. Трагические просчеты последнего периода монархии, Февральская революция и несколько месяцев правления либералов привели Россию к развалу и хаосу.

По сути говоря, к октябрю 1917-го были уничтожены все старые институты власти, а новых либералы, пришедшие к власти после свержения монархии, создать так и не сумели. Развал армии, в котором до сих пор винят большевиков, стал естественным следствием общей усталости от долгой и безрезультативной войны.

 

Генерал Деникин, которого трудно обвинить в коммунистических взглядах, так оценивал происходящее:

Было бы неправильно говорить о непосредственном влиянии печати на солдатскую массу. Его не было… Печать оказывала влияние главным образом на полуинтеллигентскую часть армейского состава. Что же касается миллионов рядовых солдат, то в их сознании преобладало прямолинейное отрицание: «Долой! Долой… вообще все опостылевшее, надоевшее, мешающее так или иначе утробным инстинктам и стесняющее «свободную волю» — всё долой!.

Уже летом 1917-го вопрос отделения от России Украины, Прибалтики, Финляндии, Закавказья и других окраин стал свершившимся фактом.

Параллельно развивалась крестьянская революция. По тогдашним подсчетам, более 90 процентов уездов были охвачены «аграрными беспорядками», т.е. крестьянскими бунтами. Однако войска, посылаемые Временным правительством на подавление, все чаще отказывались стрелять.

 

Власть же «главноуговаривающего» Керенского и его правительства превращалась в фикцию, пока окончательно не развалилась в конце лета 1917-го.

Говорят, что большевики во главе с Лениным «захватили власть». Ничего подобного. Они просто подобрали власть, которая валялась в грязи. Но заслуга Ленина и большевиков в том, что подобрав эту власть, они сумели её удержать и расширить практически до пределов границ бывшей Российской империи.

Есть обывательское мнение, что во время Гражданской войны «красные воевали с белыми». Это правда, но далеко не вся правда. Во время Гражданской войны и красные, и белые, противостояли главным образом всесокрушающей стихии народного бунта, «бунта бессмысленного и беспощадного» по верному пушкинскому определению.

И не столь существенно было – кто именно победит – Колчак с Деникиным, или Ленин с Троцким. Самое важное было в том, чтобы в России был преодолен кровавый хаос и восстановлена власть, любая – белая, красная или зеленая. Удалось это сделать именно большевикам, за что им честь и хвала, независимо от того, исповедуем мы их взгляды, или нет. Для любого непредвзятого наблюдателя очевидно, что большевики во главе с Лениным спасли Россию от уже свершившегося де-факто распада. Трудно, больно, кроваво, но они смогли сделать это.

 

По большому счету, Белое движение проиграло схватку за власть в России главным образом потому, что его идеологи и вожди, во-первых, представляли собой исключительно либеральных и прозападных деятелей, полностью находящихся в плену чуждых русскому народу западных конституционных идей (что не мешало им, впрочем, вешать и расстреливать ничуть не меньше, чем красным), а во-вторых, были недостаточно целеустремлены и «зубасты», чтобы победить стихию русского бунта.

Белое движение проиграло борьбу по тем же причинам, по которым Февральская революция проиграла Октябрьской. Власть западноевропейского типа оказалась совершенно непригодной в условиях Русского бунта. Потребовалась эффективная диктатура, которую белые создать так и не сумели.

Большевики же направили разрушительный каток Революции в нужном для себя направлении, воспользовались им, чтобы устранить препятствия на пути к цели, и в конце концов, окончательно задушили стихийную революцию к 1937-му году. До сих пор не признанная заслуга Ленина состоит в том, что он сумел оседлать взбесившегося коня народного бунта, усмирить его и вернуть Россию на государственнический путь развития.

 

Один из лидеров монархической партии Шульгин писал по этому поводу:

Большевики восстанавливают военное могущество России, восстанавливают границы Российской державы до ее естественных пределов. Конечно, они думают, что они создали социалистическую армию, которая дерется «во имя Интернационала», — но это вздор. Им только так кажется. На самом деле, они восстановили русскую армию. Как это ни дико, но это так… Знамя Единой России фактически подняли большевики. Конечно, Ленин и Троцкий продолжают трубить Интернационал. На самом деле их армия била поляков, как поляков. И именно за то, что они отхватили чисто русские области.

А вот что по данному вопросу писал великий князь Александр Михайлович:

Вершители европейских судеб, по-видимому, восхищались своею собственною изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, они призывали к священной борьбе против Советов, с другой стороны — на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи.

Я намеренно привожу цитаты именно из работ врагов Советской власти, чтобы высказываемая мысль прозвучала более отчетливо.

Сам же Ленин уже в 1918 году так определял основную задачу большевиков:

Добиться во что бы то ни стало того, чтобы Русь стала в полном смысле слова могучей и обильной… У нас есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил чтобы создать действительно могучую и обильную Русь.

 

Таким образом, марксистские идеалы Мировой революции, сталкиваясь с реальностью, все больше и больше отходили на второй план перед наиболее важной задачей – возрождением сильной российской государственности. И именно эту задачу позже до конца исполнил Сталин, выступая по его собственному определению, как верный ученик Ленина.

2597-58

Вторая историческая заслуга Октябрьской революции состоит в том, что она навсегда привила идеи социализма и гуманизма на российской почве.

Социализм принято считать чисто западным явлением, производным от марксистского учения и работ французских философов XIX века. Вместе с тем, социалистическая идея никогда не смогла бы прижиться у нас, если бы не имела глубочайших корней в русском национальном менталитете.

Думаю, никто особо не станет спорить, что идея справедливости – одна из самых основных для русского человека. Мы вообще коллективисты по натуре своей, отчего полноценный капитализм в России никогда и не будет построен.

Эту черту отмечал еще крупный национальный мыслитель о. Павел Флоренский писавший, что «Идея общежития как совместного жития в полной любви, единомыслии и экономическом единстве, — назовется ли она по-гречески киновией или по латыни — коммунизмом, всегда столь близкая русской душе и сияющая в ней как вожделеннейшая заповедь жизни, была водружена и воплощена в Троице-Сергиевой Лавре преподобным Сергием и распространялась отсюда, от Дома Троицы».

Тяга к народному социализму естественно проистекала из самого быта русского человека, его многовековых общинных традиций. Народный социализм естественным образом соседствовал с идеей «доброго царя».

 

Однако реальность царской России состояла в том, что все эти основы народных верований игнорировались высшей властью, которая и на самом деле, а не только в революционных прокламациях, была властью привилегированных классов. Социальные лифты в романовской монархии работали плохо, но самое главное – вся государственная система воспринималась народом, как явно несправедливая и порочная. На гнет неправедного государства народ отвечал бунтами.

Непреходящая заслуга большевиков состоит в том, что они сумели преломить европейские социалистические идеи на русской почве и совершить первую (и пока последнюю) в нашей истории попытку построения справедливого, общенародного государства.

Здесь не следует путать социалистическую идею с практикой так называемого «военного коммунизма» эпохи Гражданской войны. И современники, и потомки, даже сами большевики склонны были принимать меры, вызванные войной и разрухой, за реализацию некоей идеальной коммунистической программы. Теперь, по прошествии многих десятилетий, очевидно, что и продразверстка, и карточная система, и борьба с кулачеством – все эти общепризнанные «преступления» большевиков – были вызваны жестокой необходимостью обеспечения жизни страны в условиях тотальной разрухи и разрыва хозяйственных связей.

Как писал один из крупнейших идеологов русского монархизма Л.П. Карсавин:

Тысячи наивных коммунистов искренне верили в то, что, закрывая рынки и «уничтожая капитал», они вводят социализм. Но разве нет непрерывной связи этой политики с экономическими мерами последних царских министров? Возможно ли было в стране с бегущей по всем дорогам армией, с разрушающимся транспортом спасти города от абсолютного голода иначе, как реквизируя и распределяя, грабя банки, магазины, рынки, прекращая свободную торговлю? Даже этими героическими средствами достигалось спасение от голодной смерти только части городского населения и вместе с ним правительственного аппарата: другая часть вымирала. И можно ли было заставить работать необходимый для всей этой политики аппарат — матросов, красноармейцев, юнцов-революционеров иначе, как с помощью понятных и давно знакомых им по социалистической пропаганде лозунгов? Коммунистическая идеология, так называемый «военный коммунизм», оказалась полезною этикеткой для жестокой необходимости… И не мудрено, что, плывя по течению, большевики воображали, будто вводят коммунизм.

Все нынешние «разоблачители» Ленина и Советской власти упорно не желают понять, что в условиях восстановления разрушенного государственного и хозяйственного механизма «непопулярные меры» неизбежны. И любое правительство – хоть белое, хоть красное – в тех условиях вынуждено было бы на них пойти.

Большевиков сейчас клеймят, по сути говоря, за то, что они железом и кровью объединили Россию. Да, у них многое не получилось. Да, социалистическое государство просуществовало менее 80 лет, пав жертвой коррумпированного чиновничества и агентов влияния. Однако сама попытка важна.

Даже сейчас об идеалах социальной справедливости говорят, вынуждены говорить, и депутаты Госдумы, и члены правительства и сам Национальный лидер. И это – прямая заслуга Великой Октябрьской революции.

Столетний юбилей Октября в России сейчас практически не отмечается. Маленькие кучки ностальгирующих, коммунистических стариков, сытых, партийных бюрократов и разношёрстной, невыразительной молодёжи возле памятников Ленину. Пошлые анекдоты про «пьяных матросов» и «штурма Зимнего не было» в выпусках новостей. Атмосфера апатии и безразличия после длинных выходных, когда что-то там отпраздновали, а что – уже и не важно.

Но так будет не всегда. Ветер Истории развеет идеологический и пропагандистский мусор и 7 ноября обязательно будет отмечаться в России, как общенациональный праздник. Подобно тому, как современные французы, независимо от политических взглядов, каждый год празднуют день взятия Бастилии.

С Праздником, друзья! С Юбилеем Великой Октябрьской революции!

Источник:  Ваши Новости

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий