Главная » ОСТОРОЖНО - ГРЕХ, Осторожно - лжеучителя » «Выгребная яма» от Александра Сенкевича. Н. Ковалева

360 просмотров

2641-90

Сам факт того, что кто-то считает А. Сенкевича, автора книги о Е. П. Блаватской, «человеком доброжелательным» и «заинтересованным в открытии истинного положения дел», несказанно удивляет. Да, в этой книге иногда даются отдельные позитивные оценки Блаватской – очевидно, для того, чтобы пустить пыль в глаза читателям, создав видимость объективного отношения автора к главной героине его книги. Но незначительные позитивные заключения тонут в омуте совершенно необъективных оценок применительно к Блаватской и её деятельности, изложенных в этой книге вместе с заведомо клеветническими выдумками относительно целого ряда эпизодов её биографии, сочинёнными врагами Блаватской. Не хочется нырять опять в этот омут, но, видимо, придётся освежить память иных поклонников книги А. Сенкевича цитированием конкретных фрагментов его «благородного» труда.

Пресловутая «доброжелательность» А. Сенкевича по отношению к Блаватской начинается с первых же страниц ранней версии его книги о Блаватской, изданной в 1999 году[1] . Как вам такая оценка Блаватской: «…женщина <…> c отёкшим лицом, с выпученными базедовыми глазами, <…> уставшая от жизни, упёртая на своём старая тётка, иначе не скажешь. Плотно сжатый рот с акульим разрезом – последний и убедительный штрих к устрашающему образу. <…> Некогда привлекательные черты её облика подавил и исказил тяжёлый взгляд манипулятора, умеющего при необходимости извлекать выгоду из людей и ситуаций. Подобные лидеры появлялись и появляются в истории человечества и тут же обычно исчезают, как пузыри на воде. На смену им приходят другие, впрочем, со своими завиральными идеями, как правило не оригинальными, уже бытовавшими среди людей и всего лишь перелицованными на новый лад».

Предельно «доброжелательная» оценка, ничего не скажешь! Дальше – ещё хлеще.

В книге Сенкевича о Блаватской, изданной в 1999 году, находим ещё одно «доброжелательное» утверждение: «Вот почему Е. П. Блаватская, усиливая в себе бунтарское начало, нередко позволяла себе кощунствовать, юродствовать и лукавить»[2] .

Если систематизировать все оценки и характеристики, данные Сенкевичу Блаватской в его книге, то обнаруживается, что автор видит Е. Блаватскую личностью, во-первых, явно демонизированной, мечущейся между светом и тьмой, но причастной скорее к тьме, как намекает автор, а во-вторых, абсолютно беспринципной и циничной по отношению к окружающим её людям, способной на попирание основ нравственности, на сознательный обман и презрение даже к своим сторонникам. Судите сами.

По утверждениям А. Сенкевича, некое демоническое начало присутствовало в Елене Блаватской уже с детских лет (далее номера страниц указаны по изданию: А. Сенкевич. Блаватская. М.: 2010.):

С. 23. «Она ощущает себя чаном, в котором потусторонние силы варят какое-то дьявольское снадобье, чтобы на ней же его и опробовать»; С. 24. «Её пухлые ручки при этом подрагивают от вожделения: ещё бы, она сотворила такую сногсшибательную пакость! Её ангельское личико покрывается матовой бледностью, только красные, слегка обветренные губки выдают её кровожадность»; Стр. 30. «Некоторые из них (окружающих, – Н.К.) её, маленькую девочку, воспринимают страшной и гадкой, отмеченной печатью дьявола».

Спрашивается, какое отношение весь этот бред имеет к реальному образу Блаватской? Из каких источников автор накопал такую жуть? Да не из каких. Автор вообще не утруждает себя приведением каких-либо доказательств для подтверждения большинства своих выводов – таков жанр этой книги. Известно, что маленькая Елена действительно подчас удивляла окружающих своей фантазией и некоторыми свойственными ей необычными способностями, но никому не приходило в голову заподозрить в этом происки нечистой силы.

Демонизация образа Блаватской в книге Сенкевича находит кульминацию в его попытке тем или иным способом «приклеить» друг к другу имя Блаватской и – вы будете смеяться! – фашистскую идеологию:

Стр. 15-16. «Елена Петровна Блаватская уже предстала перед судом истории, и какой окончательный вердикт будет вынесен по её теософскому делу, пока никто не может предугадать. Не стоит забывать, однако, в связи с её верой в Учителей человечества, звёздных братьев, махатм глубокую мысль гениального русского учёного и писателя Ивана Ефремова: «Если нет Бога, то возникала вера в сверхлюдей с той же потребностью преклонения перед солнцеподобными вождями, всемогущими государями. Те, кто играл эту роль, обычно тёмные политиканы, могли дать человечеству только фашизм и ничего более».

Приведённая Сенкевичем цитата из «Часа Быка» И. Ефремова начинается так: «В плохо устроенном обществе человек или должен развивать в себе крепкую, бесстрашную психику, служащую самозащитой, или, что бывает гораздо чаще, надеяться только на внешнюю опору – бога. Если нет бога …» – а далее следует текст приведенной выше цитаты. Ну и какое отношение имеет эта цитата к теософии и Махатмам? В теософии совершенно чётко сказано о существовании Бога, то есть божественного начала, в виде универсального духовного принципа, присутствующего в природе и в человеке. А Махатмы Блаватской – это отнюдь не сверхчеловеки, требующие для себя слепого поклонения, что также явствует из Писем Махатм, книг Блаватской и учения Агни-Йоги.

Однако тема инфернального мира и его социального порождения – фашизма – явно не даёт покоя «доброжелательному» критику Блаватской. Развивая данную тему, А. Сенкевич доходит уже до чисто бредовых интерпретаций. Утверждая (абсолютно бездоказательно), что в последние годы жизни в Лондоне Блаватскую мучили депрессия и страшные сны, он живописует:

Стр. 55-56. «Она во сне видела тупые и сытые лица палачей, методично забивающих людей, как скот на бойне. (…) На поверку получалось что-то совсем противоположное её мечтаниям. Упорное подстёгивание людей ко всеобщему счастью дало не то чтобы убогий, а совершенно отвратительный результат.Блаватская узнала правду – в подготовке всемирной бойни было её подспудное участие, её идейное благословение[3] . (!!!) (…) Она ныряла в мёртвые воды Стикса с единственной надеждой – избавиться навсегда от сострадания и от любви к людям».

Вот так, ни больше, ни меньше. Неужели кто-то способен всерьёз считать, что всё это могло быть написано «…человеком доброжелательным, вероятно не ангажированным, заинтересованным в открытии истинного положения дел»?

Остаётся лишь гадать, куда конкретно «нырнул» сам А. Сенкевич, прежде чем исторгнуть на свет божий такое откровение, и почему он не приписал всё той же причине – идейному благословению Блаватской – ещё и изобретение атомной бомбы, аварию на Чернобыльской АЭС, возникновение ИГИЛ, международный терроризм и наконец, грядущий Апокалипсис. Наверное, просто времени не хватило?

Столь же «правдива» и данная Сенкевичем оценка нравственного облика Блаватской и её отношения к людям. Блаватская, по мысли автора, была «легкомысленной» особой (какая ещё женщина способна писать фундаментальные философские труды по восточной метафизике? Ну, конечно же, легкомысленная!). Кроме того, она любила лгать и завиралась до неприличия, сознательно обманывая людей, лицемерила, манипулировала людьми, а при этом ещё и ненавидела, и презирала их. Вот соответствующие фрагменты из книги Сенкевича:

С. 5. «Она сама задала тон моде превращать себя, молодую духом, смешливую и легкомысленную, по существу, женщину в мистическую фурию…»

Стр. 31-32. «Итак, сомнительный дар дурачить людей Елена Петровна Блаватская получила в наследство от своей матери. Другое дело, что этот дар она обратила на психологическую обработку практически всех, кто её окружал в зрелые годы жизни. Её прегрешения требовали покаяния. Но вот на подобное очищение совести Блаватская пойти не могла и не хотела. Единственное, что её спасало от душевных терзаний, это нравственная необходимость распространять ложь во спасение, создавать новые иллюзии для человечества…»

С. 50. «С годами Елена Петровна всё больше и больше укреплялась в духовном отщепенстве (…) Она жила преимущественно мгновением, сумбурной жизнью авантюристки. Ей приходилось выживать с помощью сомнительных средств и не задумываться о последствиях некоторых своих необдуманных решений и поступков».

Стр. 60. «К тому же она обладала фантазией неистощимой выдумщицы, и эта её способность завираться до неприличия с годами развилась ещё больше».

И когда после всего читаешь, что: «Ничего лживого в отношении Блаватской у автора не нахожу» – остаётся предполагать два варианта: либо автор такого отзыва абсолютно не знает, что представляла собой Блаватская, либо он просто напрочь забыл, о чём говорится в книге А. Сенкевича.

Что ещё характерно для книги А. Сенкевича – это передача клеветнических выдумок о Блаватской, сочинённых её врагами и предателями вроде Куломбов, без какого бы то ни было критического анализа этих сведений и явно без желания разобраться, как всё было на самом деле. Если автор имеет цель действительно объективно описать жизнь какой-либо исторической личности, то он обязательно приведёт в своей работе мнение как врагов, так и апологетов своего героя. Сенкевич сам пишет о том, что читал известные работы о Блаватской Сильвии Крэнстон, Мэри Нэф и некоторых других авторов. В этих работах говорится о наветах и клевете, сочинённой против Блаватской её недругами, а вместе с этим раскрывается и то, как всё было на самом деле. Однако А. Сенкевич, вместо того, чтобы поступить подобно серьёзным исследователям жизни Блаватской, ограничивается «добросовестным» пересказом всех вражеских сплетен в её адрес, оставив «за кадром» своего повествования реальные исторические факты, убедительно опровергающие всю клевету относительно неё. Это касается и эпизода отношений Блаватской с Эммой Куломб, и с выдумкой о том, что Блаватская произвела на свет незаконнорожденного сына, и с поддельным письмом, написанным от имени Блаватской в тайную полицию России, и много чего ещё. Причём сцену якобы имевших место родов Блаватской Сенкевич описывает с таким смаком, что, наверное, сам Кафка побледнел бы, прочитав такое.

Подчеркнём, что позицию, избранную А. Сенкевичем в освещении фактов из жизни Блаватской, никак нельзя считать искренне-ошибочной: автор вполне сознательно преследовал цель опошлить, извратить, оболгать всё, что было связано с Блаватской, унизив образ посланницы Махатм, их Вестника-первопроходца в западных странах, до уровня нечистой на руку авантюристки и аферистки, к тому же с мизантропическими наклонностями. В попытках достичь свою цель автор прибегает к своего рода дипломатии, изредка вставляя в свою книгу позитивные оценки некоторых черт Блаватской, которые, впрочем, тут же сменяются очередной фальшью. Ещё один приём автора – изложив лживую выдумку о Блаватской, продемонстрировать своё якобы снисходительное отношение к «слабостям» Елены Петровны. Так, один «доброжелательный» пассаж А. Сенкевича в адрес Блаватской выглядит чуть ли не оправданием её обманов:

С. 11. «Её подозревали в подделывании почерка Учителей, которые любили писать письма и рассылать их по адресам её знакомых. Ну и что из этого? Ведь суть не в том, что она прибегала к иллюзионистской практике, а в том, что она так поступала по необходимости, пытаясь донести до сознания людей вещи чрезвычайно важные и тем самым отвратить человечество от грубого материалистического взгляда на мир. Потому-то она нередко отвергала порядочность и честность в отношениях со своим окружением, когда пыталась всеми доступными средствами утвердить в общественном сознании эти новые идеи и себя – их носительницу».

Автор довольно тонко создаёт иллюзию своего снисходительного, чуть ли не оправдательного отношения к тому, что Блаватской якобы приходилось обманывать людей. Но это именно иллюзия. А в действительности подобными утверждениями А. Сенкевич ловко закладывает в сознание читателей ту же самую идею, которую так стремились утвердить в обществе враги Блаватской – что Елена Петровна была нечестна, что ради каких-то целей она обманывала людей, «отвергая порядочность и честность».

Но Блаватская и теософы никогда не использовали в своей деятельности известный иезуитский принцип «цель оправдывает средства». А. Сенкевич, видимо, не читал «Письма Махатм», если предполагает, что Блаватская могла одновременно лгать и быть ученицей и посланницей Махатм. В одном из писем Махатм приводится история светского ученика Махатмы М. англичанина Ферна, который во время испытаний, проводимых Махатмами для всех учеников, показал себя лжецом – и сразу же был исключен из числа учеников. Если бы Махатмы считали, что их ученики имеют право лгать окружающим людям – наверное, Ферна никто бы не исключил из учеников, не так ли? Но в том-то и дело, что для Махатм и их учеников нравственные принципы – Этика Жизни, или Живая Этика – всегда была выше каких бы то ни было конкретных целей. Делать добрые дела путём подлогов и лжи было совсем не в принципах Учителей (не в пример некоторым современным псевдо-рериховцам). Так что утверждения Сенкевича, что Блаватская обманывала людей и прибегала к иллюзионистской практике, чтобы «отвратить человечество от грубого материалистического взгляда на мир» – вздорная и провокационная идея, призванная на самом деле не оправдать Блаватскую в глазах читателей, иллюзию чего создаёт Сенкевич (вот уж кто действительно блестяще владеет иллюзионистской практикой!), а скомпрометировать, выставив основательницу теософии обманщицей, а её уникальные паранормальные способности – вульгарным фокусничеством.

Особо хочется сказать о том, как Сенкевич объясняет читателю необыкновенные способности Блаватской. Относительно этого он сообщает:

Стр. 57. «К тому же с детских лет она была подвержена необыкновенным галлюцинациям. Она умела, впадая в транс, в течение долгого времени видеть наяву то, что для большинства людей тут же растворяется в воздухе. Уже в Америке эта нервная болезнь окончательно определилась и диагностировалась как эпилептическая аура. Врачам известно, что заболевшие этой болезнью люди часто слышат какой-то невидимый голос и видят какие-то предметы. Этим заболеванием страдали как выдающиеся мужчины, так и женщины. Например, Елена Ивановна Рерих».

А. Сенкевич, наверное, никогда не слышал о многолетней исследовательской экспериментальной программе выдающегося американского учёного, нейропсихиатра Шафики Карагуллы, которая изучала и мужчин, и женщин, обладавших способностями – пусть и не в тех же масштабах, конечно – аналогичными тем, которыми обладали Е. Блаватская и Е. Рерих. Кому уж лучше нейропсихиатра знать, можно ли считать людей, обладающих подобными способностями, нервно больными, или эти способности являются тем эволюционным даром, которым рано или поздно будет обладать всё человечество? Ш. Карагулла на основе восьмилетних наблюдений и экспериментов установила, что подобные паранормальные способности не имеют ничего общего с «эпилептической аурой», а являются сверхспособностями, подлинными ясновидением и яснослышанием. Карагулла квалифицировала эти способности не как болезненные изменения в психике, а как «эволюционный прорыв», дающий сознанию человека мощный творческий импульс. Не случайно свою книгу, написанную по материалам осуществленной ею исследовательской программы, Ш. Карагулла назвала «Прорыв к творчеству. Ваше сверхчувственное восприятие»[4] .

Резюме нашего экскурса в книгу А. Сенкевича будут кратким. В ранней версии своей книги о Блаватской, изданной в 1999 году, А. Сенкевич сделал вполне правомерный вывод: «Как известно, дорога к истине усеяна колдобинами и рытвинами. Не обладая обыкновенным терпением, любознательностью и терпимостью к ценностям иной культуры, шагая или пробираясь ползком по этой дороге, можно свалиться в выгребную яму ложных умозаключений»[5] .

Вот именно этим и стала книга самого А. Сенкевича о Елене Блаватской – выгребной ямой ложных умозаключений.

И в каком углу этой ямы кто-то ухитряется находить доброжелательность и объективность А. Сенкевича по отношению к Е. П. Блаватской – совершенно непонятно.

Примечания:

[1] А. Сенкевич. Елена Блаватская. М.: 1999.http://royallib.com/book/senkevich_aleksandr/elena_blavatskaya.html

[2] А. Сенкевич. Елена Блаватская. М.: 1999.http://royallib.com/book/senkevich_aleksandr/elena_blavatskaya.html

[3] Выделено мной. – Прим. авт.

[4] Karagulla, Shafica. Breakthrough to Creativity: Your Higher Sense Perception. Santa Monica, Calif.: DeVorss, 1967.

[5] А. Сенкевич. Елена Блаватская. М.: 1999.http://royallib.com/book/senkevich_aleksandr/elena_blavatskaya.html

Ковалева Наталия

Источник:  Этико-философский журнал «Грани Эпохи» 67 номер (осень 2016)

Поделиться с друзьями:
Метки:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий