Сергий Радонежский

Сергий Радонежский

Изображение Сергия Радонежского на покрове XV века

Изображение Сергия Радонежского на покрове XV века

Се́ргий Ра́донежскийигумен Радонежский, игумен земли Русской, всея Руси чудотворец (в миру Варфоломе́й; 3 мая 1314 года или май 1322 года — 25 сентября 1392 года) — монах Русской церкви, преподобный, основатель ряда монастырей, в том числе Свято-Троицкого монастыря под Москвой (ныне Троице-Сергиева лавра).

Духовный собиратель русского народа, с которым связаны культурный идеал Святой Руси и возникновение русской духовной культуры (и русской культуры вообще). Письменного наследия не оставил, однако известны его духовные наставления, в частности, его завещание всем людям Святой Русской земли «Любовью и единением спасёмся». Известен также как представитель деятельного исихазма, основоположник русского старчества и возобновитель монашеского общежития, которое идёт от Антония и Феодосия Печерских. С XV века почитается Русской православной церковью в лике святых как преподобный и считается величайшим подвижником, печальником, молитвенником, небесным воеводой земли Русской.

С древних времён почитался православными и старообрядцами исторической Руси как величайший подвижник Русской земли. Считается покровителем учащейся молодёжи. Почитание Сергия Радонежского, ограниченное до начала XX века почти исключительно пределами исторической Руси, после революции 1917 года распространилось далеко за её пределы, что стало заслугой послереволюционной эмиграции.

С 1969 года по распоряжению папы Павла VI имя преподобного Сергия включено в богослужебный календарь всей римско-католической церкви. Дни памяти у православных, старообрядцев и восточных католиков:

  • 25 сентября (8 октября) — преставле́ние (кончина);
  • 5 (18) июля — обре́тение мощей.

В Русской православной церкви имеются и другие дни памяти.

В приходах западных обрядов римско-католической церкви и в церквах англиканского сообщества день памяти — 25 сентября по григорианскому календарю.

Биография

Место и обстоятельства рождения

«Преподобный отец наш Сергий родился от родителей благородных и благоверных: от отца, которого звали Кириллом, и матери, по имени Мария», — сообщает Епифаний Премудрый. В повествовании Епифания не указано точное место рождения преподобного, сказано лишь, что до переселения из Ростовского княжества семья преподобного проживала «в деревне в той области, которая находится в пределах Ростовского княжества, не очень близко от города Ростова». Принято считать, что речь идёт о селе Варницы под Ростовом. Будущий святой получил при крещении имя Варфоломей в честь апостола Варфоломея.

  На том месте, где родился Сергий, построен Троице-Сергиев Варницкий монастырь

На том месте, где родился Сергий, построен Троице-Сергиев Варницкий монастырь

Как отмечает церковный исследователь Т. Крючков, Ростовское княжество ко времени рождения преподобного Сергия представляло собой примечательное явление русской жизни: его территория уходила далеко на север, в нынешнюю Вологодчину; княжество соперничало с Великим Новгородом в освоении нынешнего русского Севера; Ростовская земля была осколком русской домонгольской цивилизации; общий упадок, разделивший русскую историю на Киевский и Московский периоды, коснулся его примерно на столетие позже, и на это время Ростов стал негласным культурным центром Руси.

В Ростове существовали библиотеки и школы, одну из которых посещал отрок Варфоломей, хотя в разорённой Русской земле школы были редкостью.

Ростовскую культурную и религиозную жизнь того времени характеризовало «грекофильство». В Ростове сохранялась греческая церковная и культурная традиция: «тогда было в церкви Святой Богородицы так, что левый клирос пел по-гречески, а правый — по-русски». Святитель Стефан Пермский, прежде чем создать письменность зырян и перевести на язык зырян Священное Писание, отправился в Ростов, чтобы выучить греческий язык. Епифаний, первый составитель Сергиева жития, познакомился со Стефаном в так называемом Григорьевского затворе — училище при монастыре святителя Григория Богослова. Путешествия Епифания по христианскому Востоку (посещение Иерусалима, проживание на Афоне) означают, что он владел греческим языком. Это также указывает на греческий характер обучения в ростовских учебных заведениях.

Существует мнение, что греческим языком овладел и Сергий Радонежский.

Детские годы

Согласно Епифанию, Кирилл и Мария, родители преподобного, имели трёх сыновей: «первый Стефан, второй — этот Варфоломей, третий Пётр…». Когда Варфоломей был в возрасте семи лет, «родители его отдали учиться грамоте», но учёба не продвигалась: хотя «Стефан и Пётр быстро изучили грамоту», Варфоломей учился «как-то медленно и не прилежно». Старания учителя не приносили плодов: «отрок не слушал его и не мог научиться». Варфоломея бранили родители, учитель наказывал, товарищи укоряли, он же «со слезами молился Богу».

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона так описывал обучение Варфоломея: «Сначала обучение его грамоте шло весьма неуспешно, но потом, благодаря терпению и труду, он успел ознакомиться со Священным писанием и пристрастился к церкви и иноческому житию».

Чудесное научение грамоте

 Совершенно иначе рассказывает об этом житие преподобного, которое сообщает о неожиданной встрече Варфоломея с таинственным старцем:
« …он увидел некоего черноризца, старца святого, удивительного и неизвестного, саном пресвитера, благообразного и подобного ангелу, на поле под дубом стоящего и прилежно со слезами молящегося. »

По окончании молитвы старца Варфоломей сообщил ему о своей неспособности овладеть грамотой и попросил его помолиться Богу. После усердной молитвы старец подал мальчику кусок святой просфоры, который Варфоломей съел, получив от старца предсказание, что с этого дня он будет знать грамоту лучше своих братьев и сверстников, которое вскоре и подтвердилось.

Этот рассказ лёг в основу знаменитой картины «Видение отроку Варфоломею» работы художника Нестерова (см. иллюстрацию), а также установленного в Радонеже памятника работы скульптора Клыкова.

Первые подвиги

Как сообщает Епифаний, ещё до достижения двенадцатилетнего возраста Варфоломей «стал поститься строгим постом и от всего воздерживался, в среду и в пятницу ничего не ел, а в прочие дни хлебом питался и водой; по ночам часто бодрствовал и молился», что послужило источником некоторых разногласий между сыном и матерью, которую беспокоили такие подвиги её сына.

Иные сведения о занятиях Сергия в детские годы до нас не дошли.

Полученное образование

Существует мнение, что в Ростове Варфоломей овладел греческим языком, которое высказывает церковный исследователь Т. О. Крючков, выставляя в поддержку этой точки зрения как греческий характер образования в Ростове, так и другие факты, среди которых — предполагаемая начитанность Сергия в святоотеческой литературе (ещё бедной в те времена на переводы) и свободное владение греческим языком Сергиева племянника (святителя Феодора Ростовского), который с 11 лет жил в Троицкой обители: овладеть греческим будущий святитель мог только в стенах монастыря, будучи научен кем-то из троицкой братии.

Переселение в Радонеж

Через какое-то время сильно обедневшая семья Варфоломея была вынуждена перебраться в город Радонеж. Епифаний указывает в своем житии, каким образом отец преподобного утратил свое богатство:
Скажем и о том, как и почему он обнищал: из-за частых хождений с князем в Орду, из-за частых набегов татарских на Русь, из-за частых посольств татарских, из-за многих даней тяжких и сборов ордынских, из-за частого недостатка в хлебе.

Но наихудшим бедствием, как сообщает Епифаний, стало «великое нашествие татар, во главе с Федорчуком Туралыком», переход великого владимирского княжения к московскому князю Ивану Даниловичу и лишение ростовской знати её власти, имущества, почестей и всего прочего. Назначение и приезд в Ростов московского воеводы Василия сопровождались насилием и многочисленными злоупотреблениями москвичей, которые, согласно Епифанию, вкупе с татарскими набегами, посольствами и данями, а также частыми неурожаями побудили Кирилла к переселению: «собрался он со всем домом своим, и со всеми родными своими поехал, и переселился из Ростова в Радонеж».

Н. С. Борисов не указывает конкретную дату переезда в Радонеж и описывает событие не как собственное решение боярина Кирилла, а как принудительное переселение: «Иван Калита уплатил в Орде долги ростовчан и теперь мог поступать с ними по своему усмотрению», поскольку по тогдашним законам «неисправный должник попадал в полную личную зависимость от своего кредитора».В XIX веке считали, что переселение произошло, когда Варфоломею было примерно 12 лет. Сходно и мнение Б. М. Клосса, который считает, что переселение произошло примерно в 1334 году (а рождение — в 1322 году).

Другой современный историк, Аверьянов, считает, что переселение произошло в 1341 году, когда Варфоломею было примерно 19 лет. Современный церковный исследователь Т. О. Крючков также полагает, что переселение могло произойти на рубеже 1330-х и 1340-х годов, после неурожаев и голода в Ростовской земле, которые окончательно разорили боярина Кирилла.

Крючков также указывает, что при таких сроках переезда будущий преподобный Сергий вполне мог закончить полный курс обучения в греческих школах Ростова, подкрепляя этим наблюдением мнение о том, что преподобный Сергий свободно владел греческим языком.

Принятие монашества и основание монастыря

После смерти родителей Варфоломей отдал свою долю наследства младшему брату, Петру, и направился в Покровский Хотьковский монастырь, где были похоронены его родители и жил старший брат Стефан. Варфоломей уговорил Стефана уйти на пустынное жительство. «Вскоре оба они покинули Хотьково».

Профессиональные историки Киева сообщают, что в начале XII века была поставлена Троицкая башня, и только благодаря приезжим из нынешней России после смерти Преподобного Сергия в ней был устроен храм во имя Пресвятой Троицы, что подтверждается, например, свидетельством архимандрита Киево-Печерской Успенской лавры XVII века Иннокентия Гизеля, что ранее в этом месте храма не было, а была лишь каменная стена с воротами (имеется в виду, что построенная Николаем Святошей башня с воротами была интегрирована в каменную оборонительную стену, построенную при игумене Василии в конце 12 века, а храм во имя Пресвятой Троицы был устроен и освящён в ней в XV—XVII веках).К сказанному следует добавить, что посвящение храма Троице, как отмечает Н. С. Борисов, было чрезвычайно редким явлением: на Руси в ту эпоху предпочитали иные посвящения — в честь Спаса, Богородицы, святых воинов, отцов Церкви. Лишь традиция Киево-Печерского монастыря уделяла Троице большое внимание, и, по мнению Н. С. Борисова, над главными воротами монастыря в начале XII века была поставлена Троицкая церковь.

Историк Церкви Валентин Асмус считает, что освящение православного храма во имя Пресвятой Троицы было беспрецедентным явлением на Руси: и, хотя по Украине и Белоруссии нет точных данных, но на нынешней территории России православные храмы во имя Пресвятой Троицы после 1054 года до того момента не освящались абсолютно точно. Собор Святой Живоначальной Троицы был главным храмом Псковской земли, но впервые деревянный храм на его месте был построен и освящён во имя Троицы по велению святой равноапостольной княгини Ольги во времена единой церкви.

Троицкий монастырь. Основание

По Епифанию, храм во имя Пресвятой Троицы, с которого Сергий и Стефан начали строение монастыря, освящён в княжение Симеона Гордого, то есть не раньше1341 года. 1342 год — одна из предполагаемых дат образования обители, впоследствии Троице-Сергиевой лавры, эту дату предложил Клосс.

Уход Стефана

Согласно Житию Преподобного, старший брат Стефан «недолго прожил в пустыни с братом своим»: вскоре он «увидел, что трудна жизнь в пустыни, жизнь печальная, жизнь суровая, во всем нужда». Тогда Стефан оставил брата, возлюбившего пустынное жительство, и ушёл в Москву, поселился в Богоявленском монастыре, где познакомился с будущим митрополитом Алексием: «в церкви на клиросе оба, рядом стоя, пели». Великий князь Симеон, узнав о добродетелях Стефана, велел митрополиту Феогносту «поставить его в пресвитеры, облечь его в священнический сан», а затем «велел игуменство ему поручить в том монастыре» и сделал его своим духовником.

Так митрополит Феогност, знавший Стефана по случаю с просьбой о беспрецедентном освящении храма во имя Пресвятой Троицы, познакомился и с его старшим другом Алексием и стал поручать Алексию сложные дела Русской церкви. Позднее Стефан стал игуменом Богоявленского монастыря Москвы, духовником князя Симеона Гордого, а его воспитанный Сергием сын Феодор был духовным отцом святого благоверного князя Дмитрия Донского. Но преподобный Стефан проявлял самоуправство в интересах Симеона Гордого: хотя митрополит Феогност был против третьего брака Симеона, Стефан дал разрешение на женитьбу Симеона на тверской княжне. Передача Симеоном Гордым Иоанну Кантакузину казны Ивана Калиты якобы на ремонт храма Святой Софии также вряд ли была одобрена митрополитом Феогностом — другом Никифора Григоры. Поэтому после смерти Симеона Гордого преподобный Стефан Радонежский оказался в опале и удалился в Свято-Троицкую обитель.

Монашеский по́стриг Варфоломея

Варфоломей, оставшись в полном одиночестве, призвал некоего игумена Митрофана и принял от него постриг под именем Сергия, так как в тот день (7 октября) праздновалась память мучеников Сергия и Вакха. Как указано выше, датировки принятия монашества Варфоломеем разнятся: одна схема предполагает рождение Варфоломея в 1314 году, а постриг в 1337 году (23-летний возраст); другая — рождение в 1322 году, а постриг в 1342 году (20-летний возраст).

Первые ученики преподобного Сергия

Ученики у Преподобного Сергия появились только после его собственного подвига отшельничества, продолжавшегося от двух до четырёх лет. Сергий был очень строг к своему подвигу: ограничивал время сна за счет умножения молитвы, зимой ходил в летней одежде, питался немногим количеством хлеба, которое изредка доставлял ему брат Пётр, в пользу которого Сергий и Стефан отказались от своего имущества. Вокруг рыскали волки, к дверям избушки повадился приходить медведь, не трогавший Сергия, но не уходивший и ревевший до тех пор, пока Сергий не скармливал ему всю свою краюху хлеба. Сергий хотел показать, что на Святой Русской земле не только все люди, но даже «лесной человек» медведь — имеющие право на жизнь и свободу творения Божьи. От голода и трудов Преподобному являлись духи, гнавшие его прочь. Но Сергий с молитвой выдержал все эти испытания. Прошло два-три года, и вокруг заговорили о святой жизни лесного отшельника. Только тогда к нему стали приходить другие монахи и послушники, ставшие его первыми учениками. По мнению, Б. М Клосса, их стало 12 человек, включая самого Сергия, а вместе с жившим в отдалении игуменом — 13. Но Житие говорит о том, что братии было не более 12, что можно понимать так же и как максимум 12 первых учеников Сергия, тогда их всех было 14, а не 13. Некоторые первые ученики приходили и уходили, видимо, потому, что Сергий сам был главным работником и не мог прокормить много учеников. Это немудрено, так как по данным палинологии на это время приходится резкое похолодание, и усвоенные Варфоломеем в отрочестве и юности вековые приёмы агротехники не могли дать хороший урожай. Чтобы прокормить то же количество людей надо было и освоить новые приёмы агротехники и сорта растений, и значительно увеличить площадь распашки. Епифаний Премудрый писал о подвиге Сергия и первых учениках не только со слов самого Сергия и его брата Стефана, с которыми он жил и общался в Свято-Троицкой обители Преподобного Сергия. Он лично знал и независимого свидетеля — диакона Елисея, отец которого диакон Онисим был в числе первых иноков, пришедших в пустыню к Сергию, а родственники этого Онисима, по Епифанию, пришли в Радонеж из окрестностей Ростова вместе с отцом Сергия боярином Кириллом, его родственниками и родственниками его жены, его окружением. Из самых первых учеников Преподобного известны также Сильвестр Обнорский, Павел Обнорский, Авраамий Галицкий, Симон Экклесиарх, Исаакий Молчальник, Макарий Писемский, Михей Радонежский.

Число учеников Преподобного превысило 12 и стало быстро расти только после приезда из Смоленской земли опытного в ведении монастырского хозяйства в новых условиях престарелого архимандрита Симона.

Игумен Трубачёв цитирует православного историка В. О. Ключевского, глубоко изучавшего жизнь Сергия и написанное его учеником Епифанием Житие ещё в духовной семинарии:

Мы все читали и перечитывали эти страницы древнего жития, повествующего о том, как [преподобный] Сергий, начав править собиравшейся к нему братией, был для неё поваром, пекарем, мельником, дровоколом, портным, плотником, каким угодно трудником, служил ей, как раб купленный, по выражению жития, ни на один час не складывал рук для отдыха; как потом, став настоятелем обители и продолжая ту же чёрную хозяйственную работу, он принимал искавших у него пострижения, не спуская глаз с каждого новичка, возводя его со степени на степень иноческого искуса, указывал дело всякому по силам; ночью дозором ходил мимо келий, лёгким стуком в дверь или окно напоминал празднословившим, что у монаха есть лучшие способы проводить досужее время, а поутру осторожными намеками, не обличая прямо, не заставляя краснеть, «тихой и кроткой речью» вызывал в них раскаяние без досады. Читая эти рассказы, видишь пред собой практическую школу благонравия, в которой сверх религиозно-иноческого воспитания главными житейскими науками были уменье отдавать всего себя на общее дело, навык к усиленному труду и привычка к строгому порядку в занятиях, помыслах и чувствах. Наставник вел ежедневную дробную терпеливую работу над каждым отдельным братом, над отдельными особенностями каждого брата, приспособляя их к целям всего братства. По последующей самостоятельной деятельности учеников Преподобного Сергия видно, что под его воспитательным руководством лица не обезличивались, личные свойства не стирались, каждый оставался сам собой и, становясь на свое место, входил в состав сложного и стройного целого, как в мозаичной иконе различные по величине и цвету камешки укладываются под рукой мастера в гармоническое выразительное изображение […] Так воспиталось дружное братство, производившее, по современным свидетельствам, глубокое назидательное впечатление на мирян

Андроник (Трубачев), игумен. Русская духовность в жизни Преподоб­ного Сергия и его учеников

Многие миряне также желали поселиться поближе к святому старцу. Поток переселенцев вырос во времена страшного мора 1348-1350х годов, когда на Руси погиб почти каждый третий, а благодаря молчанию и гигиене в монастыре Преподобного и вокруг него никто не умер. Так в округе выросло множество крестьянских дворов, положивших начало Сергиевому посаду, хотя уединение ранее крохотного монастыря было навсегда нарушено.

По мнению игумена Трубачёва, Божий замысел о Преподобном Сергии состоит в том, чтобы явить русскому народу откровение о Святой Троице; что русский народ, приняв это откровение, должен высказать через Преподобного Сергия и его учеников свое заветное слово о Святой Троице, необходимое всем христианским народам. Это — главное в духовном подвиге Преподобного Сергия, что выдвигает его в уровень вселенских святых.

Игуменство Сергия

Сергий с 1354 года, получив необходимый сан, стал пресвитером и не первым игуменом основанного монастыря (первый — Митрофан) Посвятил его в сан управляющий делами Русской церкви в отсутствие митрополита Алексея епископ Владимиро-Волынский Афанасий, проживавший в это время в Переяславле-Залесском (из-за чего его неканонически называли также Переяславским). Возможно, епископ Афанасий был близким родственником опального у московских властей боярина Кирилла — отца преподобного Сергия. Запретив просить подаяние, Сергий поставил правилом, чтобы все иноки жили от своего труда, сам подавая им в этом пример.

С начала 1370-х годов положение обители меняется: около 1374 года умерла вдова Ивана Калиты княгиня Ульяна, в удел которой входил монастырь, и Радонеж отошёл князю Владимиру Андреевичу, став его «вотчиной». С этого времени князь Владимир часто посещает монастырь, организует снабжение его всем необходимым (ранее инокам нередко приходилось голодать).

Общежитийная реформа

К периоду 1358—1376 годов исследователи относят введение в монастыре общежития — вместо устава скитского (особножительства). Дата 1358 год связана с датой основания Благовещенского монастыря в Киржаче, а поздняя дата 1376 год объясняется посланием Вселенского Патриарха Филофея, который также прислал Преподобному Сергию параман, схиму и крест с частицами мощей новопрославленных в 1374 году в Константинополе византийских святых и трёх литовских новомучеников. Однако послание и дары Филофея были связаны с крещением под влиянием Преподобного Сергия последнего остававшегося языческим русского племени — литвы, освящением построенного Ольгердом и Иулианией Александровной храма во имя Святой живоначальной Троицы и успешным введением во многих монастырях на всей Руси нового монастырского устава и киновии не только по образцу афонских монастырей, но и Свято-Троицкой обители Сергия, где общежитие появилось значительно ранее 1376 года. Проведение общежитийной реформы встретило активное противодействие: у части братии возникла мысль «яко не хотети Сергиева старейшинства». Свои права предъявил скрывавшийся в Троицкой обители Сергия от недругов после смерти Симеона Гордого его духовник старший брат Сергия Стефан, сторонник особножития: «И кто есть игумен на месте сем? Не аз ли прежде седох на месте сем?» (слова, изречённые, согласно «Житию», Стефаном).

Вследствие конфликта, не желая деления братии на «партии», Сергий (как оказалось потом, временно) покинул обитель, направился к глубоко почитаемому им Стефану Махрищскому, но смущённый тем, что Стефан сам преклонился перед Сергием и хотел передать ему свою обитель, удалился и основал небольшую обитель на реке Киржач (ныне Благовещенский монастырь).

Игумен Русской земли

Сергий по просьбе братии вернулся в Свято-Троицкий монастырь, оставив в Благовещенском монастыре игуменом своего ученика Романа. Но и после этого он предпринимал, согласно Житию, пешие переходы по Русской земле. Хотя Варфоломей воспитывался в семье воина и дипломата боярина Кирилла, в детстве и в отрочестве ходил в ночное, и стало быть, рос искусным наеэдником, но, став иноком, он никогда не попирал Святую Русскую землю копытами коней, колёсами или полозьями, а двигался на своих двоих с монашеским посохом, с помощью которого он при необходимости мог бы увещевать лихих или диких или одичавших зверей и людей. Дважды — в 1358 и 1363 — он ходил в Ростов мирить ростовских князей с Москвой. В 1365 году Борис Константинович захватил Нижний Новгород, оставшийся после третьего, умершего брата, и не хотел уступать его своему старшему брату, Дмитрию Константиновичу. Дмитрий обратился с жалобой на Бориса к жениху своей дочери великому князю Московскому Димитрию Ивановичу и к митрополиту Алексию, который в малолетство и отрочество великого князя (родившегося в 1350 году) до его 15-летия был правителем государства. Великий князь и митрополит послали бы кованую рать, чтобы заставить младшего брата Бориса удовлетворить требования Дмитрия Константиновича, но в Нижний Новгород к Борису направился преподобный Сергий Радонежский с вежливыми людьми в рясах, которые после отказа Бориса уступить город затворили в Нижнем все храмы. Под угрозой восстания нижегородцев, которые не могли ни крестить детей, ни хоронить умерших, ни венчаться до рождения детей, зачатых, например, на Ивана Купала, после присоединения московского отряда к войскам Дмитрия Константиновича Борис всё же уступил без кровопролития. На обратном пути Преподобный основал Георгиевскую пустынь на Клязьме. Дмитрий Константинович, выдав дочь замуж за Дмитрия Ивановича Донского, от великого владимирского княжения, по крайней мере, до своего союза с Мамаем после поражения от него на реке Пьяне, отказался. Но этого не сделал тверской князь Михаил Александрович. Женатый на его сестре Ольгерд для защиты притязаний своего шурина три раза совершал походы на Москву, в ходе двух из них осаждал Кремль. Но затем, после того, как по благословению митрополита Алексия Дмитрий в 1371 году ездил в Орду, получив там ярлык на великое владимирское княжение, Ольгерд и Михаил Александрович чудесным образом отказались от претензий Михаила на великое владимирское княжение. Считают, что умиротворению великих князей литовского и тверского и женитьбе старшего после Дмитрия Ивановича в роде московских князей Владимира Андреевича Храброго на племяннице Михаила Александровича Елене Ольгердовне, в результате чего по лествичному праву она должна была стать великой княгиней московской, содействовал Преподобный Сергий. В 1385 году он окончательно примирил Дмитрия Ивановича Донского и Олега Ивановича Рязанского, сын и наследник которого женился на дочери Дмитрия. С тех пор с 1385 по 1521 год, когда Рязань и Москва объединились, они уже больше никогда не воевали друг против друга. Своими путешествиями преподобный Сергий Радонежский заложил основу такой страны, о которой Николай Гоголь скажет «Монастырь наш — Россия». Так задолго до признавшего Сергия хранителем и попечителем Русского царства Петра I Сергий, его собеседники и ученики строили Северную Фиваиду — монастыри, вокруг которых возникали посады, как города на болотах. Но, как отмечает В. О. Ключевский, многие ученики и собеседники и их ученики шли не на Север, а на Юг и Восток, где в борьбе со степью и с кочевниками также возводились монастыри-крепости с посадами при них и деревнями земледельцев вокруг них. Основывались учениками и монастыри в уже существующих городах, как повелось до Сергия, но таких было только 8, а пустынных, как подсчитал В. О. Ключевский, было 27. Однако Ключевский учитывал только выходцев непосредственно из Свято-Троицкой обители Сергия, собственно учеников, а если учитывать монастыри, основанные теми, кого Сергий наставлял и, случалось, как психотерапевт лечил и укреплял, как известно из биографии Кирилла Белозерского, то есть, тратил сил и времени больше, чем на собственно учеников — его собеседниками, а также их учениками, то таких монастырей современные историки насчитывают около 70.

Основание других монастырей

Благовещенский монастырь (Киржач)

Благовещенский монастырь (Киржач)

Кроме Троицкого монастыря и Благовещенского монастыря на Киржаче, преподобный Сергий основал ещё несколько монастырей: Старо-Голутвин близ Коломны, Высоцкий монастырь, Георгиевский на Клязьме, во все эти обители он поставил настоятелями своих учеников.

Учениками и духовными чадами (собеседниками) преподобного Сергия основано (как при его жизни, так и после смерти) до сорока монастырей; из них, в свою очередь, вышли основатели ещё примерно пятидесяти монастырей.

Миротворческая деятельность Сергия

По словам одного современника, Сергий «тихими и кроткими словами» мог действовать на самые загрубелые и ожесточённые сердца; очень часто примирял враждующих между собой князей, уговаривая их примириться с великим князем московским (например, ростовского князя — в 1356, нижегородского — в 1365, рязанского святого благоверного Олега и др.), благодаря чему ко времени Куликовской битвы многие русские князья признали главенство Дмитрия Иоанновича.

Куликовская битва

Новоскольцев А. Н. «Преподобный Сергий благословляет Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем»

Новоскольцев А. Н. «Преподобный Сергий благословляет Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем»

Наследный правитель Синей Орды хан Тохтамыш с помощью Тимура овладел Белой Ордой. После этого ему предстоял поход на запад, чтобы изгнать Мамая. Для того чтобы оказать серьезное сопротивление, Мамаю надо было собрать достаточное количество людей, поэтому он привлёк профессиональных воинов-наёмников Востока и Запада. У самого Мамая денег было мало. Он рассчитывал получить ещё большую финансовую помощь от своих союзников — генуэзцев. Те потребовали взамен концессии для добычи мехов и торговли на севере Руси, в районе ростовского Великого Устюга. Мамай пообещал князю Дмитрию Московскому и некоторым его боярам устроить их личные дела, в том числе, молодому князю Дмитрию выдать ярлык на великое княжение в обмен на предоставление концессий. Если бы Дмитрий согласился на эту сделку, то зыряне превратились бы в рабов, да и Московское княжество стало бы торговой колонией генуэзцев. И хотя многим предложение показалось выгодным, Преподобный Сергий Радонежский заявил, что «на Святую Русскую землю допускать иноземных купцов нельзя, ибо это грех». Авторитет Сергия был настолько высок, что с ним нельзя было не считаться, к тому же его поддержал митрополит Алексий. В результате Москва отвергла предложение Мамая и генуэзцев и тем самым перешла от союза с Мамаем к вольному или невольному союзу с законным наследником ханов Золотой Орды — Тохтамышем. Вместе с Москвой против Мамая выступило и население ранее завоёванной московскими воеводами по поручению Мамая Волжской Булгарии — предки нынешних казанских татар, чувашей и других народов Среднего Поволжья. На реке Пьяне русские войска были разбиты. Тесть Дмитрия Донского нижегородский и суздальский князь Дмитрий Константинович и Олег Рязанский несмотря на увещевания Сергия перешли к союзу с Мамаем, они только благодаря Сергию не пошли на кровопролитие. Посланное Мамаем на соединение с ними для побуждения их к активным действиям войско мурзы Бегича на реке Воже было разбито москвичами. В ответ Мамай обещал своим воинам разделить между ними земли Руси и Среднего Поволжья, которые они завоюют, упразднить там православную церковь и местный традиционный ислам, терпимо относившийся к верованиям народов Поволжья, насильно ввести на Руси и в Поволжье «правильный ислам», обратить в него всё подвластное население. Часть земель Московского княжества Мамай обещал великому литовскому князю Ягайло Ольгердовичу и Олегу Рязанскому. Хотя, в отличие от них, многие другие русские земли не направили войска на соединение с Мамаем, но новгородские, псковские, нижегородско-суздальские, смоленские войска не были и в силах Дмитрия Донского. Однако братья Ягайло, защищая православную веру, на помощь Москве привели по слову Преподобного Сергия свои дружины, где были воины самых разных русских земель — от Лемковщины и Пряховской Руси до Киева, Вильно и до самых до окраин, а также Литва, жмудь и другие.

Храм-памятник Сергия Радонежского (1913—1917 гг.) на Куликовом Поле. Архитектор А. В. Щусев. Памятник федерального значения

Храм-памятник Сергия Радонежского (1913—1917 гг.) на Куликовом Поле. Архитектор А. В. Щусев. Памятник федерального значения

Как сообщает первый жизнеописатель преподобного Сергия, битве с Мамаем, когда вдохновляемое преподобными Сергием, Пересветом и Ослябей воинство разгромило Мамая до его соединения с Ягайло Ольгердовичем и Олегом Рязанским, которые, получив весть о чудной победе над Мамаем объединённого войска под командованием Боброка Волынского, уклонились от боя (по другим сведениям, разграбив только некоторые обозы победителей) и вернулись домой, предшествовала встреча князя Димитрия с преподобным Сергием: «Известно стало, что Божиим попущением за грехи наши ордынский князь Мамай собрал силу великую, всю орду безбожных татар, и идет на Русскую землю; и были все люди страхом великим охвачены». Великий князь Димитрий, впоследствии известный как Дмитрий Донской, «пришел к святому Сергию, потому что великую веру имел в старца, и спросил его, прикажет ли святой ему против безбожных выступить: ведь он знал, что Сергий — муж добродетельный и даром пророческим обладает». Преподобный Сергий, согласно Епифанию, ответил:

Следует тебе, господин, заботиться о порученном тебе Богом славном христианском стаде. Иди против безбожных, и если Бог поможет тебе, ты победишь и невредимым в свое отечество с великой честью вернешься.

Получив от преподобного Сергия благословение, великий князь «ушел из монастыря и быстро отправился в путь». Отметим тот факт, что Сергий, согласно Епифанию, своим ответом (вопреки распространенному мнению) не предрёк великому князю безусловную победу и спасение от смерти, поскольку этот ответ содержал слова «если Бог поможет тебе» и по этой причине не был пророчеством. Лишь позже, когда русские воины, выступившие в поход, увидели войско «татарское весьма многочисленное» и «остановились в сомнении», «размышляя, что же делать», неожиданно «появился гонец с посланием от святого», в котором говорилось:

Без всякого сомнения, господин, смело выступай против свирепости их, нисколько не устрашаясь, — обязательно поможет тебе Бог.

(Обратим внимание, что в более позднем варианте жития, так называемой «пространной» редакции Пахомия Логофета, изложение этого эпизода меняется и становится несколько двусмысленным, поскольку слова Сергия теперь звучат так: «Господин мой, тебе следует заботиться о врученном тебе Богом христоименитом народе. Иди против безбожных, и с Божией помощью ты победишь и вернешься в свое отечество невредимым с великими почестями».) Последующие авторы, похоже, восприняли эту двусмысленную формулировку как твердое обещание победы, и у Димитрия Ростовского мы читаем: «Затем, осенив князя честным крестом, преподобный пророчески изрек: — Иди, господин, небоязненно: Господь поможет тебе против безбожных: победишь врагов своих». О том, что Сергий изначально предрек великому князю победу, говорится и в словаре Брокгауза и Ефрона.)

Упомянутую выше битву с Мамаем традиционно отождествляют с Куликовской битвой (в числе прочих источников об этом говорится в словаре Брокгауза и Ефрона.) Существует также версия (которую высказал В. А. Кучкин), согласно которой рассказ «Жития Сергия Радонежского» о благословении Сергием Радонежским Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем относится не к Куликовской битве, а к битве на реке Воже (1378 год) и связан с Куликовской битвой как с более масштабным событием уже впоследствии, в более поздних текстах («Сказание о Мамаевом побоище»).

Сергий Радонежский благословляетПересвета перед Мамаевым побоищем. Миниатюра Летописного свода Ивана Грозного, 1558—1576

Сергий Радонежский благословляетПересвета перед Мамаевым побоищем. Миниатюра Летописного свода Ивана Грозного, 1558—1576

Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», Сергий несмотря на запрет инокам присутствовать на поле боя вооружёнными под угрозой отлучения от Церкви и гибели бессмертной души благословил на битву пожелавших стать добровольцами и выйти против преступников из орды Мамая не только с крестом, но и с оружием в руках двухсхимонахов боярского рода — опытных в военном деле Пересвета и Ослябю.

В своём благословении Преподобный впервые в христианском богословии дал также ещё одно, новое толкование фразе «НЕТ БОЛЬШЕ ТОЙ ЛЮБВИ, АЩЕ КТО ПОЛОЖИТ ДУШУ СВОЮ ЗА ДРУГИ СВОЯ» (Евангелие от Иоанна 15. 13.)», где под душой в соответствии со смыслом обращения Христа в целом «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам» [Ио. 15:12-14] и материализмом Православия подразумевалась жизнь, земная сущность. Преподобный Сергий благословил христиан на борьбу с таким абсолютным злом, как нелегитимная хунта, в частности — Мамая, в вечности, даже в аду, силами или ценой их бессмертной души. Нарушив церковные установления и клятву инока, преподобные Сергий, Пересвет и Ослябя показали, что подвиг каждого ратника в грядущей битве за веру и Отечество с руководимыми нелегитимной хунтой преступниками священен.

После Куликовской битвы великий князь стал относиться ещё с большим благоговением к радонежскому игумену и пригласил его в 1389 году скрепить духовное завещание, впервые узаконивающее вместо способствовавшего усобицам ираздробленности лествичного права новый порядок престолонаследия: от отца к старшему сыну.

Прочее

В 1382 году, когда войско Тохтамыша подступило к Москве, Сергий на некоторое время покидает свой монастырь «и от Тахтамышова нахожения бежа в Тверь» под защиту князя Михаила Александровича Тверского.

Старость и кончина преподобного Сергия

Как сообщает Епифаний Премудрый, в трудах, воздержании и молитве преподобный достиг глубокой старости и о смерти своей предуведомил братию монастыря:

Предвидел он за шесть месяцев свою кончину и, призвав братию, вручил игуменство своему самому любимому ученику … по имени Никон.

После того как он дал наставления новому игумену, «Сергий … безмолвствовать начал». Незадолго до кончины Сергий, «видя, что он уже к Богу отходит», в последний раз призвал братию для беседы и наставлений.

И беседу повел подобающую, и полезным вещам учил, неуклонно в православии оставаться веля, и завещал единомыслие друг с другом хранить, иметь чистоту душевную и телесную и любовь нелицемерную, от злых и скверных похотей остерегаться, пищу и напитки вкушать трезвенные, а особенно смирением украшать себя, страннолюбия не забывать, от противоречия уклоняться, и ни во что ставить честь и славу жизни этой, но вместо этого от Бога воздаяния ожидать, небесных вечных благ наслаждения,

— так передаёт Епифаний Премудры содержание этой беседы.

Эти наставления преподобного Сергия нередко цитируют так:

Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную…

Перед самой смертью Сергий Радонежский «тела и крови Владыки причастился». Кончина пришлась на 25 сентября 1392 года.

Погребение

Историк церкви Е. Е. Голубинский писал о Сергии, что «он приказал было положить свое тело не в церкви, а вне её, на общем монастырском кладбище, вместе со всеми другими». Такое его приказание весьма огорчило монастырскую братию. В итоге «она обратилась со спросом и за советом к митрополиту Киприану», который, «по рассуждении … приказал положить его в церкви на правой стороне».

Современный исследователь А. Г. Мельник считает, что именно стремление «утвердить почитание игумена Сергия» было причиной нежелания «монастырской братии хоронить его вне церкви» и что погребение Сергия в церкви было зачатком его почитания.

Источник:  ВикипедиЯ

Статьи о Сергии Радонежском:

СВИДЕТЕЛЬСТВА БЛАГОДАРНОСТИ И ЛЮБВИ. Сергию Радонежскому

Сергий Радонежский (3 мая 1314 — 25 сентября 1392)

Труд как возношение сердца в учении Сергия Радонежского. Величко Н.Н.

Преподобный Сергий Радонежский. Все учение – жизнь. С.В. ПЕРЕВЕЗЕНЦЕВ

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ. Н. Яровская (Е.И. Рерих)

БЛАГОДАТНЫЙ ВОСПИТАТЕЛЬ РУССКОГО НАРОДНОГО ДУХА. В.О. Ключевский

ВРЕМЯ ПОДРАЖАТЬ. Спирина Н.Д.

ЖИВАЯ ЭТИКА О ПРЕПОДОБНОМ СЕРГИИ РАДОНЕЖСКОМ. Спирина Н.Д.

ИМЯ СВЯТОЕ — СЕРГИЙ. Спирина Н.Д.

Глаз зоркий. Рерих Н.К.

Свет неугасимый. Н.К.Рерих

700-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО. Ирина Головань

25 сентября — день памяти Преподобного Сергия Радонежского

«СПОДВИЖНИК АНГЕЛОВ И ПОМОЩНИК ЧЕЛОВЕКОВ». Цыганкова Ю.В.

Места, связанные с Сергием Радонежском

Источник Сергия Радонежского. Рийна Дидвиг

На родине Сергия Радонежского. Радонеж (24.04.14)

ВСТРЕЧА В РАДОНЕЖЕ. НАТАЛИЯ ЖУКОВА

Другой взгляд

Сергий Радонежский был волхвом. Два взгляда на подвижника Земли Русской. Лазарев С.Н.