Главная » ЛЮДИ И ДАТЫ, Светочи » Свет Утренней Звезды (опыт духовной биографии). Любовь Калинина

183 просмотров
Е.И.Рерих

Е.И.Рерих

Елене Ивановне Рерих
с любовью и благодарностью.

Высокий Путь… Где берёт он начало своё? На Земле? На Небесах? Когда открывается индивидуальности её предназначение? Её путь — радость или жертва, либо то и другое вместе? Где тот сокровенный исток, из которого начинает формироваться мощный поток духовного пути?

Изначальный, он кристально чист, ибо вобрал в себя весь Свет созидающий. Но у эволюции жёсткая поступь. И неопытный пловец беспомощная игрушка на стремнине Реки Жизни. Только опыт, опыт свой, не чужой, даёт возможность индивидуальности формировать свою Сокровищницу и восходить… Восходить духом и сердцем, опираясь на опыт обретённый, открывая в себе всё новые и новые грани, двухполюсные и противоречивые, которые он обязан сделать прозрачными, незамутнёнными. Этот опыт обретаемый, не только опора в мире земном, но и спорый подмастерье кармы, плетущей для индивидуальности свой замысловатый узор. Распутать эти нити, выткав свой чёткий и прекрасный узор — задача индивидуальности, узор, который облегчит эту созидательную задачу другим, рядом идущим. Как ниточка за иголочкой идёт за индивидуальностью и её опыт, и её карма. И из воплощения в воплощение, теряя и обретая, возрастает индивидуальность в духовном труде своём. Она впитывает в себя дух, культуру, самые сокровенные и глубокие устои того народа, той страны, куда приходит для труда. И зачастую, незримо для себя, прикипает сердцем своим именно к той стране, труд в которой оставил наиболее глубокий след в нём, тем более, если приходила сюда не единожды…

Высокий Дух… Когда обретается духом эта неземная Высота? В каком горниле испытаний выковывается победа над собой и обстоятельствами? Когда индивидуальность становится зрячей очами духовными, когда привносит мудрость и любовь высшую в каждое делание своё и на земле, и в мирах? Сокрыто это от глаза земного, и только высшая Индивидуальность в момент сокровенный может просмотреть весь Путь свой.

Посланниками приходят они на Землю, в самую тяжкую для неё годину, дабы позвать, направить, помочь. Приходят каждый со своей миссией, своей задачей, они приняли на себя добровольно этот тяжкий крест, и каждый раз, их приход — это великая Жертва, приносимая человечеству. Они вновь и вновь проходят земной путь ногами человеческими, и вновь, и вновь пропускают всю боль земную через сердце своё. Но переплетаются воедино в чистом сердце и великая Жертва, и великая Радость, ибо труд во Благо, во спасение — это его дыхание, это его жизнь. Нет у высших Посланников жизни лёгкой, ибо она всегда на стремнине жизни земной, она всегда отягчена обстоятельствами, ведь помещены они в самый эпицентр событий, разрешение которых они приняли на себя. И всегда они под особым прицелом тьмы, ибо каждому противостоит противник по силам его.

Сколько мудрости, мужества, дерзновенного устремления нужно, дабы вновь пройти путь земной, выполнить принятое на себя, и не потерять, а ещё больше возрасти духом!

Человечество, пирующее на краю пропасти… Повторяющее, что нет пророка в своём отечестве, что великое видится лишь издалека, не пора ли вырасти из детских штанишек, стать более зорким, чутким, добрее, наконец, ибо не будут нас водить бесконечно на помочах, и ответственность за Землю – это, в первую очередь, наша ответственность! И безмерна наша благодарность быть должна к Водителям нашим, оберегающим нас от последнего безрассудства. Именно Они открывают для нас путь в Будущее, Высокий Путь, пройти которым может каждое дерзновенное человеческое сердце. Разные это пути, но это всегда путь, Свет несущий!

Предчувствие

Сказано: «В Россию Моя первая весть…» Так где же, как не в России, должна была воплотиться индивидуальность, которая примет эту весть, пропустит через сердце своё и отдаст людям? Да, только в России, ибо должна она была обрести корни именно здесь, впитать суть этой земли, дабы Слово сказанное легло семенем восходящим в душу русскую… И не важно, где проляжет дальнейший земной путь, но то, что от Истоков уже будет неотделимо от сути, от сердечного труда индивидуальности, и кто как не она, будет болеть болью родной земли и чуять все глубинные процессы, идущие в ней.

Заснеженный Петербург 1879 года… Северная столица России – фокус её культурного потенциала, фокус поиска новых путей развития и укрепления этого потенциала. Именно здесь особенно мощно проходила грань между духовным и творческим ростом, активным поиском новых путей, и растлевающим ничегонеделанием высших слоёв петербургского света. Как разнятся эти два пути! И как трудно устоять против этого внешнего блеска, увидеть, понять всю гибельность его для живого ищущего сердца и принять свой путь, крайне тяжкий, ибо то, что непонятно обществу всегда встречает неприятие, отторжение и осуждение, оно стремится вернуть «беглеца» в лоно своё. Так было, так есть, и, видимо так будет, ибо «нет пророка в отечестве своём…»

Именно здесь, в Петербурге маленький человек, девочка Ляля, шагнула в мир земной, привнеся в него весь накопленный потенциал своего духа, своё устремление к познанию этого мира, своё внутреннее понимание этого мира и одновременно противостояние всему тому, что не принято внутренне ею в этом мире противоречий. У каждой индивидуальности свой духовный потенциал, своя планка чистоты сердца, а у Высокого Духа она чрезвычайно высока. В этом его и радость, и страдание, ибо приходя вновь в мир земной, жестоко страдает чистое сердце в этом мире иллюзий, проходя вновь и вновь путь земной ногами человеческими, верша свою судьбу, обретая вновь достижения свои и восходя на новую ступень Лестницы духовной.

Ляля не была желанным ребёнком, что изначально придало слабость физическую её сердцу и значительно отяготило земной путь. Но ведь и путь этот не был обычным. Он и не мог быть таковым, ибо Поручение, возложенное на это хрупкое, но мужественное сердце было столь высоким и ответственным…

Девочка с раннего возраста ощущала некоторую отстранённость от мира внешнего. Это как жизнь в двух мирах – в своём сокровенном внутреннем и внешнем, причём первый определяет второй. Удивительная любознательность и живость ума, и одновременно сосредоточенность на своих внутренних переживаниях, которые были столь необычны и тонки. В этот внутренний мир девочка не допускала никого. Это была область, сокрытая от глаз даже близких ей людей, куда не было доступа никому, где жил сокровенный, и пока незнакомый образ Учителя.

Ляля росла, и становление характера не было лёгким, ибо за приходящим в мир человеком тянется весь шлейф обретённых ранее, как положительных, так и отрицательных черт. И у Высокого Духа они сконцентрированы и сжаты до предела во времени, дабы быть преодолёнными и не мешать выполнению возложенного Поручения. Девочка была яркой и одарённой натурой, потому не могла не привлекать внимания окружающих. Но обласканная вниманием сверстниц и знакомых девочка невыразимо тяготилась этим вниманием, это было ненужно ей, оно противоречило внутреннему строю её сердца, склонному к уединению и размышлению. Но одновременно и резвость физическая, и тяга к действиям, свойственным ребёнку её возраста, ей были не чужды. Это был удивительный синтез радости жизни земной и сокровенной жизни сердца. И сердце ждало, ждало чего-то необычного, ещё само не умея определить эту необычность. Но оно ждало… Девочка росла, превращаясь в прекрасный цветок, женственный и нежный. Но этот цветок имел достаточно жёсткий стебель, ибо смог противостоять всей затягивающей, затхлой жизни светского Петербурга.

И теперь уже Елена, красавица, образованная, прекрасный, подающий большие надежды музыкант, притягивающая к себе как магнит взоры окружающих её людей, видела всю пагубность безделья и пустоты светской жизни. Внутренний мир этой девушки был очень тонко организован и несказанно богат. Врождённая тонкость и подвижность нервной системы, огромный духовный багаж, с которым она пришла на Землю, позволяли ей видеть и знать то, что недоступно обычному человеку. Всё сокровенное она хранила в глубине своего сердца, и, оставаясь наедине с собой, улетала в томящем и светлом предчувствии в Обитель Учителя, образ которого она видела в своих снах и видениях. Это было именно светлое предчувствие, которое озаряло её внутреннюю жизнь и оберегало от погружения в жизнь окружающую. Встреча будет потом, через много лет, а сейчас это было предчувствие, которое направляло Елену по пути духовному, пути предначертанному.

Как многое зависит в жизни женщины от правильного выбора спутника жизни. И неудивительно, что женское сердце такой тонкой и возвышенной организации так колебалось, стоя перед этим выбором. По сути, оно было одиноко, и ничего кроме противодействия семьи её выбору ощутить не могло. И только услышав совет ушедшего отца выйти за Николая Рериха, она приняла решение. Елена чувствовала, что ей нужен спутник творческий, духовный, способный понять её переживания, мысли и устремления. В лице Николая Рериха она обрела такого спутника жизни. Это был удивительный союз любви, вдохновенного сотворчества и служения высшим идеалам. Но, как и любой союз, он подвергался земным испытаниям на прочность, на долговечность…

Становление

Любая женщина, обретя спутника жизни, любимого и любящего, невольно ищет опору в нём, единения мыслей, чувств, и одновременно окрашивает это единение только ей присущими красками, стремясь привнести гармонию в создание семьи. И как непросто рождается эта гармония, ибо как бы люди ни любили друг друга, они разные, со своим характером, темпераментом, со своим пониманием слагаемого храма любви и семьи, со своими чувствованиями и уровнем проникновения в суть другого человека. И при всей внешней хрупкости и изящности Елены, удивительной тонкости чувств и восприятия внешнего мира, Николай сразу принял её водительство, ибо почувствовал в ней недюжинную волю, тот скрытый стержень, который будет основой для всей семьи на протяжении многих земных лет, почувствовал в ней человека, к которому он может принести и свою любовь, и своё переживание, и свою боль.

И в первые годы совместной жизни Елена полностью погружается в интересы и дела мужа, поддерживая его во всех его планах, участвуя порой в далеко нелёгкой их реализации. Но даже при самой самоотверженной и высокой любви остаётся в сердце сокровенный уголок, который сокрыт даже от глаз самых близких людей, ибо есть вещи, которое сердце не может вынести на обозрение, боясь быть опустошённым, потерять то, чем оно особенно дорожит. Всё проговорённое вслух теряет главное – свою сокровенность, оно мельчает, становится менее важным. И Елена не допускает в этот уголок никого, ибо в нём живёт Предчувствие, в нём — Образ Учителя.

Постепенно приходит неудовлетворение жизнью только интересами, пусть дорогого, но другого человека. Сердце чует иной путь и мучается поисками его. Оно не знает его названия, оно пока не видит вех, расставляемых Учителем, но оно ищет и нащупывает первую тропочку, по которой нужно идти вперёд в своём, и только своём, обретении пути. И столь велика вера, интуиция, и устремлённость женского сердца, что привлекает к этому пути и любимого человека. Теперь два сердца идут вперёд, рядом, в тоже время, сохраняя индивидуальность своего пути.

Уже тогда, невидимая рука Учителя направляет их путь, направляет чутко, оставляя решение за самими Рерихами. И здесь в высокой степени проявляется чувствознание женского сердца. Сердце чует сокрытое, сокровенное, но пока не может дать ему определение. Всё впереди… Но подготовка к Служению, к Огненному Опыту уже начата Учителем, и каким мужеством должно обладать сердце, переживающее тяжкие и необычные физические проявления, не зная природы их. Одновременно Служение требует устойчивости и на земном плане. А это опыт, опыт, и ещё раз опыт земной, обретаемый в борьбе с обстоятельствами, в поиске верного решения и выхода из любой ситуации, которую раз за разом подбрасывает жизнь. И в этом плане жизнь Рерихов лёгкой не назовёшь. Учитель не вёл их по красной ковровой дорожке, а предоставлял им свободу выбора в решении сложных житейских вопросов. И порой они принимали и неверное решение. Для Высокого Духа, пришедшего на землю для выполнения своей миссии, а миссия эта всегда ответственна и тяжела, ибо касается важнейших поворотных моментов человечества, все события, кармические, социальные, жизненно практические концентрируются на небольшом отрезке времени, и требуют для своего преодоления и правильного разрешения большого напряжения сил духовных и физических. А это всё необходимый, индивидуальный опыт, который позволяет крепко стоять на ногах на шаре земном. И сколь многое приходилось им преодолевать в себе в процессе обретения этого опыта, но именно Елена была той организующей и направляющей силой, которая легла основой создания настоящей семьи, где каждый из Рерихов являлся её полномочным представителем.

Становление семьи идёт десятилетиями, и семья Рерихов не исключение. И, конечно, теперь, Елена Ивановна – любящая супруга и мать играет здесь главную роль. И дело не в пальме первенства, а в том, что роль женщины, женщины любящей, всегда очень велика в создании и поддержании домашнего очага. А тем более, женщины высокообразованной, невероятно богатой духовно, обладающей проникновенным чувствознанием, и необыкновенной тягой к красоте, умеющей видеть её в самом малом её проявлении. И именно духовность, и красота самого женского сердца, которые обретались в непростой борьбе со своей собственной личностью, позволили Елене Ивановне вложить всё самое лучшее, что вмещало её сердце, в сыновей, позволили поддержать и направить мужа в моменты решительного выбора.

Постепенно крепнет общность интересов и идеалов, мечтается, строятся общие планы, но уже произошёл внутренний, осознанный выбор – путь в Индию. И выбор этот не был простым. А время было жёстким, перевернувшим Россию, все внутренние устои её.

Русская душа, пересаженная в почву иноземную, болеет, болеет долго. Она пытается прижиться, принять новые условия жизни, и внешне, вроде бы всё сладилось, получилось, но в затаённом уголке сердца остаётся боль разлуки, остаётся навсегда, и тяга к лазоревой бескрайней России порой так велика, что переходит в боль сердечную, физическую. Эту боль, эту великую любовь к России, это неодолимое желание вернуться Елена Ивановна пронесёт через всю свою жизнь.

В Лондоне происходит первая встреча с Учителями – Высшее Водительство обретает реальные черты. Меняются планы — впереди Америка… И Главное становится основной мерой вещей и событий.

Путь к Учителю

Женское сердце нашло водительство духа, и укрепило путь всей семьи. Но как непросто принять Высокое Водительство для человека земли. Сердце сомневается, болеет недостойностью своей, стремится сразу понять то, к чему оно ещё не готово. И Высокий Дух проходит вновь все круги земного становления, дабы прозреть, обрести вновь и возвысить всё то, что он уже имел перед приходом на грешную землю. Это необходимо, ибо пропасть между мирами Высшими и земным очень велика! Миссия, с которой приходит Высокий Дух на землю, открывается ему постепенно, поэтапно, по мере готовности сердца и сознания. А миссия Рерихов, и в первую очередь Елены Ивановны, была трудна и высока – пробуждение духа в России. И почему именно Россия была избрана Учителем для Высокого Пути? Видимо дело в тех глубоких, духовных корнях, которыми всегда держалась Россия в самые трудные годы свои. И как бы ни стремились подрубить эти корни, засыпать Истоки, они восставали из веков вновь и вновь, давали силу России, и питали её душу. А душа России схожа с душою ребёнка – бескорыстная, сострадательная, готовая протянуть руку помощи ненавистнику своему. И именно эта глубинная, духовная мощь, сможет стать опорой человечеству в час испытаний. Это понимали и Рерихи. А женское сердце особенно остро ощущало своё единение с родными истоками.

Учитель всегда ведёт исходя из соизмеримости, сопоставляя необходимость исполнения и возможности человека, его готовность. Так шли и Рерихи. Было и соприкосновение с тонким миром, спиритические сеансы, но они понимали, что это промежуточное «знакомство», и оно просто веха на пути к Главному. Прошли они и интерес к личным воплощениям, и Елена Ивановна, обладая особым чутьём Высшего Присутствия, смогла собрать в единое ожерелье Жизни воплощения, свои и близких. Однако это не было её целью, а лишь подспорьем для борьбы со своей нынешней личностью, для понимания корней тех, либо иных душевных качеств, которые нужно было либо искоренить, либо укрепить.

Постепенно именно Елена Ивановна занимает ведущее место в Общении с Учителем. Но даже в самой семье это принимается далеко не сразу. Да, сразу, наверное, и не могло быть, ибо сколь земное, то, что есть в сердце каждом, затмевает истину. К ней приходит сердце в ожесточённой борьбе с самим собой, очищая каждый уголок свой от ненужного, наносного, мешающего. Постепенно открывается сердце навстречу Учителю, при всём истовом желании его обретения. Оно приходит к самоотвержению, и дело Учителя становится делом всей жизни человека. Но как непросто придти к самоотвержению! Это огромный духовный труд, труд ежесекундный на всех планах Бытия. И через этот труд сердце Елены Ивановны открывалось навстречу Учителю как лотос, впитывая Любовь и Знание, даваемое Им. А Голос Учителя становится всё более отчётливым, следуют Указы во сне и наяву, но никогда они не касаются личной кармы, и только чувствознание сердца позволяет сопоставить два мира – тонкий и земной. Обладая очень тонким душевным складом, Елена Ивановна никогда не навязывала своих вопросов Учителю, понимая всю невыразимую тяготу и ответственность за путь человечества, которую Он принял на сердце и плечи свои.

Но ведь и земные заботы, и нужды, и тревоги были не чужды Рерихам. Материнское сердце пережило немало дней в тревоге за своих сыновей, печалила в определённый момент жизни и зависимость в денежном вопросе, пусть и от любимого мужа, переживались и обиды – ведь это жизнь, жизнь земная, и уроки её бесценны. И как обрести опыт бесценный без испытаний, без преодоления преград в себе и во вне? Это и называется — руками и ногами человеческими…

И вот Америка… Труд здесь был необходим, ибо без этого в дальнейшем не могла состояться Центрально-Азиатская экспедиция, не было бы создано центральное ядро Культуры, от которого нити протянулись во многие страны. По этим нитям будет идти и Знание, даваемое Учителем через свою преданную ученицу – Елену Ивановну.

В Америке – гигантская работа в области Культуры, сохранения её и развития. Создаётся целая сеть культурных учреждений, рождается Круг единомышленников, ближайших соратников Рерихов в духовной и культурной сферах. И если руководителем Круга был Николай Константинович, то душой, несомненно, была Елена Ивановна. Её удивительная чуткость к людям, простота общения, внутренняя и внешняя красота притягивают к ней сердца единомышленников и сотрудников. Она никогда не отталкивала человека, понимая, что каждый человек, это частичка единого целого, со своим опытом, со своими бедами и печалями, со своим представлением о цели своей жизни на земле. И оценивала лишь возможности и готовность человека войти в Новый Мир, мир, который постепенно открывал перед ней Учитель. Она трудилась самоотверженно, во всём помогая своему мужу, всегда оставаясь в тени его славы и известности, как художника, так и культурного деятеля. И это никогда не угнетало её, ибо её душевная организация была очень тонка, и скромность, и простота были её врождёнными качествами.

И, наконец, долгожданная Индия… По пути туда пришёл Камень, сокровенный, несущий в себе мощную энергетику, и как непросто было «сжиться» с ним, сколь многое нужно было изменить в себе, дабы энергии свои и Камня обрели гармонию, укрепили и дали новый толчок движению вперёд по пути, указуемому Учителем. Но радость, огромная радость и благодарность Учителю за помощь, за оказанное доверие давали и силы, и устремление.

Сотворчество с Учителем

Постепенно крепнет пространственная связь с Учителем. Огненный провод Общения набирает мощь, Елена Ивановна обретает яснослышание и ясновидение. И как просто звучит – «обретает»… Представить всю физическую муку открытия центров, а тем более описать её невозможно. Лишь собирая крохи переживаний Елены Ивановны, разбросанные по её письмам и записям, можно «представить» себе эти нестерпимые, по всему телу перемежающиеся боли, слабость, головокружения, и жар, и холод… И это малая толика описанных испытаний Огнём высшим. Буквально так закаляется сталь, а здесь – хрупкий, женский организм… Но дух этой изящной женщины был прочнее стали, и мужеству её могли позавидовать мужчины. Вся сила её воли, устремления, полного доверия Учителю особенно выпукло и мощно проявились во время Центрально-Азиатской экспедиции.

Экспедиция… Длившаяся не один год… В полевых условиях, потом на высотах, верхом, впервые сев на лошадь перед экспедицией, там, где не выдерживали и мужчины, эта удивительная, хрупкая женщина являла собой образец мужества и стойкости. Вся высота её духа, её незыблемая вера Учителю проявились в мере полной. Она поддерживала каждого нуждающегося в тёплом, ободряющем слове, она оказывала практическую помощь, не считаясь с малостью своих физических сил, она была центром и душой экспедиции. И это в то время, когда завершалась тончайшая, основная работа Учителя над раскрытием её центров. Именно на высотах, в тяжелейших природных и физических условиях этот процесс был завершён. Но внешние условия и тяжелейшее физическое перенапряжение вызвали воспламенение центров, и Елена Ивановна несколько дней находилась на рубеже огненной смерти – когда всё тело в огне, а кругом лютый мороз и колючий, как проволока ветер… Но сила духа этой удивительной женщины преодолела всё. Она была готова к Главному, чему она посвятит все остальные годы – принятию Учения Живой Этики.

Живая этика готовит людей к космическому сознанию. И для того, дабы принимать и понимать слова, сказанные Учителем, нужно соответствовать и сердцем, и сознанием сказанному. И сколь велика ответственность за каждое услышанное и записанное Слово! Елена Ивановна очень остро ощущала эту ответственность, потому и духовный, личный труд её не прекращался ни на минуту. Она понимала, что только чистое сердце может проникнуть в Истину, и трудилась, преодолевая в себе всё мешающее сотрудничеству с Учителем, понимая, что в основе сознательного сотрудничества с Учителем лежит любовь ко всему сущему, и шла к этой любви, не жалея ни сил, ни времени. Дело Учителя – стало главным делом её жизни.

Поразительная работоспособность её удивляла даже близких. Она стеснялась лишний раз спуститься в сад, настолько ценила она каждую минуту сотрудничества с Учителем. Она часами вслушивалась в голос Безмолвия, записывая строки мудрости, определяющие дальнейший путь человечества. И это при продолжающейся работе Учителя над центрами её, ибо здесь нет завершения, и каждый лотос раскрывается всё полнее и полнее при обретении духовной высоты. Нестерпимые периодические боли не останавливали её в духовном труде. Это был несгибаемый, огненный воин, стоящий на страже дела Учителя и эволюции.

И одновременно с несгибаемой волей и мужеством, истинная женственность, красота и простота общения. Она притягивала к себе как луч света в день пасмурный. Тепло её взгляда не оставляло равнодушным никого. Глубина этих прекрасных глаз не поглощала, а поднимала любое сердце к Свету, давала надежду, вселяла веру. И для своих близких она была магнитом, основой семьи, вдохновительницей. Многие её видения легли основой картин Николая Константиновича. Она отдавала и семье, и людям всё, чем было богато её сердце. А богатство этого сердца было неисчерпаемо. Это позволяло ей вести огромную переписку с людьми самого разного образования, стоящими на самых разных ступенях социальной лестницы. И каждый из них всегда получал исчерпывающий ответ на свои вопросы, касалось ли это Учения Жизни, либо какой-то иной сферы. Она всегда исходила, как и Учитель, в этом вопросе из соизмеримости, из канона «Господом твоим», и каждое её письмо было наполнено терпимостью и доброжелательностью. Сотни писем летели в разные уголки мира, и это всё… на допотопной печатающей машинке.

Многое, даваемое Учителем, предназначалось только ей, любимой ученице, только её сердцу, и это Сокровенное непросто было принять её сердцу, ибо врождённая скромность не давала осознать всю высоту собственного духа, его роль в глубинных сокровенных процессах. И это неудивительно, ибо пропасть между земным и высшим планом так велика, а вокруг и обыденность, и необычность одновременно. И нужно совместить жизнь свою на разных планах Бытия одновременно, а это так непросто для земного человека… Но вера Учителю приводит к принятию и своей роли, и к пониманию исключительности своей миссии. Да, и как иначе, пройдя горнило Огненного Опыта, и тело, и дух становятся единым утончённым инструментом для вершения миссии, ему открываются глубины понимания Единой Жизни, те законы космической жизни, по которым живёт всё сущее на Земле и в Беспредельности. Но самое сокровенное ложится в Дневники Елены Ивановны, и в самые потаённые уголочки сердца, ибо принять определённые вещи непросто даже сердцу, идущему рядом.

Действительно, скромность Елены Ивановны, при всей основополагающей важности её роли в семье, в творчестве Николая Константиновича, в труде её сыновей, была просто изумительна. На всех фотографиях она на заднем плане, предоставляя первый план своему знаменитому мужу и сыновьям. Она и в жизни всегда подчёркивала важность роли Николая Константиновича во всех сферах деятельности – культуре, науке, общественной деятельности, понимая и подчёркивая важность роли культуры в становлении общества. И свои труды она тоже печатает под псевдонимом.

Сколь многое было сделано Еленой Ивановной за человеческую жизнь… Это и переводы трудов Блаватской, и избранных писем Махатм Востока, и собственные труды, и огромная переписка, являющаяся сама трудом в нескольких томах, и Дневники, до поры сокрытые от чужого глаза, но без сомнения несущие в себе сокровенные знания, и одно из самых важнейших направлений её труда – книги Учения Живой Этики. Эти книги – результат сознательного и напряжённого сотрудничества с Учителем. Значение их чрезвычайно велико для человечества, ибо изложенное в них Учение даёт представление о человеке и Космосе, как единой одухотворённой системе, открывает пути к пониманию этого единства и достижению его.

Но при всей своей занятости, при невероятной тягости идущих огненных процессов Елена Ивановна всегда была готова обласкать одинокое, страждущее помощи сердце. И, кажется, насколько нужно быть слепым и глухим, дабы, будучи рядом, с таким прекрасным, высоким духом, наполненным любовью и состраданием – предать? Но, предательство свершилось… Сколько это предательство доставило переживаний и Елене Ивановне и Николаю Константиновичу, и это при том, что Елена Ивановна старалась оградить мужа от подробностей этих неприглядных дел, принимая на себя практически всю тяготу переписки с преданными Рерихам друзьями в Америке. Тяжба длилась не один год и очень ярко и выпукло показала истинное лицо сотрудников и достаточно близких людей. Крест предательства очень тяжек, и он, почти всегда, отягощает путь Высокого Духа. И нельзя сказать, что Елена Ивановна не ощущала возможность этого. Она знала, что при приближении к Свету работает Закон сгущения теней, и человек должен собрать все свои силы для преодоления этой тени в себе. Предателям давался шанс такого преодоления. Но для этого человек должен быть честен перед самим собой, зеркало его души должно быть незамутнённым. Однако, жажда денег и духовной власти, что особенно тяжко, оборвали духовное восхождение, и началось падение предателей… Любому человеку очень тяжело и больно пережить предательство близких ему людей, и Рерихи не были исключением. Эти события подорвали здоровье Николая Константиновича, и он оставил план земной.

Елена Ивановна очень тяжело, но мужественно пережила уход любимого мужа, соратника, друга… С этого момента она особенно яро стремится в Россию. Она продолжает обширную переписку, но даже в письмах так ощущается её тоска по Родине, по её полям, по её небу, такому бездонному, голубоглазому, как сама Русь. И, казалось бы, отчего Родине не принять достойную и любящую дочь свою? Но великое, к сожалению, видится издалека, а мелочное, стоящее на бугорке самой малой власти, считает себя центром вселенной, решая судьбы и великих людей.

Елене Ивановне не суждено было вернуться в Россию. И вся боль, вся тоска, вся любовь её к Родине вылились в благословение старшего сына на труд в родной стране, стране, о которой Учитель говорил – Моя страна, и ради которой, в первую очередь, трудилась её любящая и достойная дочь.

Велико Наследие, как всей семьи Рерихов, так и Елены Ивановны. И также велика благодарность и любовь наша к этой прекрасной, мудрой и мужественной женщине позвавшей человечество в Новый Мир, мир, в котором человек откроет себя, и станет не диссонансом, а тонкой нотой созвучия в гармонии Единой Жизни – мир одухотворённого единства.

06.05.2019г.

Источник:  Грани Сердца

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий