43 просмотров

161. Сгущение мысли может быть пагубным для сердца. Как тяжкий газ, сжигающий сосуды, так может мысль сдавливать сердце. Как говорилось: «Змея под сердцем». Уроминай — змий, грызущий силы. Так знали когда-то об осмотрительности при мышлении. Мысль тяжкая в атмосфере. Так помните о Битве и явите осторожность.

162. Мало утвердить сознание, нужно научиться сохранять его в разных состояниях. Один клинок нужен для резания бумаги, другой — для дерева и совершенно иной — для металла. Можно сравнить мир физический, тонкий и огненный с сопротивлением бумаги, дерева и металла. Истинно, нужно постоянно приучать себя к сознанию Тонкого и Огненного Мира, к тому могут вести разные упражнения. Так нужно привыкнуть к состоянию бессменного труда, бесконечного и неустанного. Такое напряжение сознания незаменимо полезно для Тонкого Мира. Ведь люди обычно трудятся лишь для отдыха, но не для беспредельного совершенствования. Потому, оказываясь в Тонком Мире перед лицом Беспредельности, они впадают в растерянность и туман. Также для Огненного Мира нужно приучиться идти бесстрашно, по краю пропасти. Только высшее самообладание и готовность к опасности может приготовлять к сферам огненным.

163. Нужно готовиться к высшим познаниям, только в этом мышлении можно приближать новое сознание человечества. Нужно опять очистить великую действительность, чтобы она стала как ночлег перед путником. Так неизбежна действительность, так прекрасна, что было бы безумием отстранять ее от великого сужденного восхождения. Разные века по-своему предупреждали о грядущей яви. Даже в невежестве наполняли чертоги прекрасные ужасом, но лишь невежество пребывает в ужасах. Обитель духа прекрасна, если он избрал прекрасный путь.

164. Неудовлетворимость есть качество для Тонкого Мира. Можно уловить в нем вечное движение, ибо без этого движения нельзя продвигаться в мирах высших. Можно удовлетворить, насытить, желудок, мышцу, но что же может насытить сердце? Даже созерцание Высшего Света наполнит порывом, но не пресыщением. Сердце пламенное, сердце ненасытное, сама боль мира лишь устремит тебя Туман, застилающий глаза пресыщенные, обратится в сияние пламени зажженного сердца. Так будем беречь сокровище огненное. Растолкуем народам сердце ценное. Так будем перебирать в памяти все нужные в пути вехи. Не забудем, что правильно запомнить: «И это пройдет». Ведь стремительное движение не вернет никогда на прежнее место.

165. Понимать устремление общее — значит построить Храм Нового Мира. Устремиться, взаимно питая друг друга, будет уже пониманием Учения. Такое устремление ляжет как путь к Миру Огненному, но нужно иметь мужество взглянуть на Огонь, признать его единственным питанием своим.

166. Можно пересчитать рупии и сбиться на счете анн; явление итога будет также неверно. Потому протолкнетесь лишь полною мерою. Полная преданность есть передача сознания по Иерархии. Как нагнетенный парус уносит груз ценный, так напряженное сознание уносит за пределы опасности.

167. Когда повесите иглу маятника над песчаной поверхностью, чтобы следить за колебаниями космическими, не будете дергать иглу руками, чтобы насильственно усилить ее движение. Такое насилие было бы прежде всего глупо, ибо лишь показало бы ложь. То же и с маятником духа. Нельзя насиловать его показания. Начертания иглы духа сложны, но лишь устремление сердца может жизненно и правдиво усилить показания маятника. О том же маятнике духа говорит Учение старого Тибета. Над головою испытуемого помещается магнит, но не только внутренний рефлекс замечается, но магнит начинает раскачиваться, при этом замечают характер движений: они бывают порывистые или дрожащие, но могут быть круговые, и этот знак будет самым показательным для правильного состояния сознания. Конечно, это испытание очень длительное и даже мучительное, при нем требуется совершенная недвижимость, но знаете, как трудно достичь ее.

168. Нельзя не заметить, какое противодействие встречает каждое сознательное движение к Свету. Кроме обычных действий от темных можно бы заметить труд Хаоса, и в этом законе противодействия Непроявленного заключается наше самоутешение и опыт в терпении.

169. Бывает у людей такое одичание духа, что они могут существовать, лишь осуждая друг друга. Это не досмотр доспеха с целью помощи, наоборот, осуждение становится смыслом жизни. Если у такого осуждателя отнять язык, он пропадет, засохнет, как растение без воды. Такое явление можно разобрать с врачебной точки зрения. Можно видеть в этом осуждении вид вампиризма одержания, когда требуется овладение жизненным флюидом, более активным, чтобы питать одержателя.
Можно и дóлжно обследовать это явление жизни с научной целью. Конечно, трудно побороть одержание, особенно потому, что после одержимости долго открыты врата для посетителей. Требуется очень напряженная наблюдательность, чтобы охранить допустившего от раздражения, которое широко открывает дверь.
Сердце — лучшая охрана против одержания, но нужно, чтобы сердце не уснуло.

170. Неразумно лишь накануне готовиться, если желаешь сказать речь на незнакомом языке. Неразумно лишь накануне начать готовиться, если желаешь выступить с новым инструментом. Неразумно лишь накануне начать готовиться, если хочешь перейти в Тонкий Мир. Ужасно, когда всю жизнь человек отвращался от мысли о Тонком Мире, и лишь накануне перехода, как нерадивый школьник, начинает смутно твердить слова неосознанные. Явление неминуемого перехода возвещено всеми Учениями. Сказано: «Не умрем, но изменимся». Невозможно сказать короче. Нельзя сказать утвердительнее. Значит, нужно знать язык Тонкого Мира, значит, нужно приобрести право входа с полным сознанием, но накануне этого невозможно достичь. Вот вместо радости кто-то начнет внушать ужас и тем нарушать закон жизни. Но, как знаете, лучший проводник — сердце пылающее. С такою лампадой негасимою не ужасно пройти по поднебесью и встретить Ведущих.

171. Сердце может прослышать зов победы, когда еще битва кипит. Такое сердце стоит приобрести, и труды утончения сознания будут самыми благодатными действиями.

172. Огонь является самым близким звуку и цвету. И недаром трубный звук так привлекает огонь пространства. И не случайно могут как бы светиться некоторые картины — тот же огонь сердца пылает в них. Явление огня нужно представить себе не только как действительность, но как самое от нас неотрывное.

173. Учитель принял вечную клятву об утверждении Нового Мира, последуйте полным устремлением за Ним. Человечество нуждается в очищении существования. Так нужно начинать переустройство от очагов, от жизни каждого дня. Не нужно ждать движения целых народов, напротив, по всему миру вне народности, но личным началом будет исправляться жизненный принцип. Так, прежде всего нужно запомнить, что не прежние узкие границы будут расчленять Мир. Основание психической энергии не ограничивается определенным народом, но найдется совершенно иной мировой узор.

174. Пламенная Пентаграмма есть щит во время борьбы. Человек среди особого напряжения представляет собой подобную Пентаграмму: пылает гортань, пылают конечности рук и ног; тогда как непобедимый щит встает он, собою закрывая дела явленные. Конечно, такое состояние особенно опасно в жизни, где так много мелких предательских явлений. Советую молчание, чтобы не воспламенять ряд центров и особенно Сердце. Такое самоотверженное пылающее сердце как особая отрада для Высшего Мира. Как светочи сияют такие сердца поверх стеснений Мира.

175. Закрывшийся сосуд стеклянный откроется лишь на созвучие. Это достаточно известно, но соотношение созвучия, при поражающем разнообразии, недостаточно обдумано. Разве не странно, что то же стекло созвучит или стеклу, или металлу, или дереву — самым разнородным телам. Такое созвучие еще раз напоминает о разнообразии соотношений сочетаний. Явление этого примера полезно для человеческих предводителей. Разве наибольший вред не наносится однообразием, так проникающим во все слои человеческие! Закон одинаков, но вибрации его различны, как многообразно Мироздание. Познавшие этот закон не могут отнестись ко всему человечеству, как к груде однородных камней, которые тоже созвучат на разные вибрации. Должно радоваться этому многообразию, ибо именно оно дает путь к утончению. Что станет с сердцем человечества, если оно будет звучать лишь на одну ноту! Так путь помнят все водители о многообразии и разнообразии.

176. Армагеддон уже начался — конец тридцать первого года открыл Великую Битву, о чем не скрывал от вас, потому не может быть сейчас окончания сражения до победного решения. Конечно, все ощущения битвы отражаются на сердце, когда пылающая Пентаграмма должна быть воздвигнута как щит. Не нужно удивляться, как нагромождаются события, ибо битва земная следует за небесной. Много сказано о Воинстве Небесном, об Архистратиге Михаиле, о явлении Водителя утвержденного и о всех смятениях. Потому говорю — осторожность!

177. Не пренебрегайте ничем. В пренебрежении лежит причина многих несчастий. Советуйте понять, как даже величайшее явление имеет малейшую видимость. Не от физических размеров зависит космическое значение. Зерно служит лучшим примером. Особенно теперь указываем на необходимость уважения к разнообразным явлениям, наполнившим жизнь. Посланец разве должен быть непременно великаном? Разве луч должен по меньшей мере ослеплять? И плох был бы голос, причиняющий глухоту. Теперь множество малых по виду явлений по миру проходит. Нужно обострять внимание. Кто может приучить внимание к наблюдению за малейшим, тот поймет и большее.

178. Умение дать уважение даже малому поможет приобрести и терпение. Какое терпение нужно перед Беспредельностью, особенно, когда знаем ее неизбежность! И знаем, насколько каждый ропот затрудняет путь. Ту тягость неуважения к малым нужно заменить радостью наблюдений над разнообразием творений. Так в самых простых словах можем помочь друг другу.

179. Кто же поможет в дни Битвы? Тот, кто после терпения принял доспех мужества. Сами знаете, какое мужество нужно, чтобы пройти ходами опасными. Можно предложить путь опасный или безопасный, но сердце пламенное изберет первый.

180. Еще не сказано о начале Великой Битвы, как уже кто-то чувствует себя усталым. Что же скажет, когда увидит бесчисленных воинов вражеских? Каждая юга имеет значительное время, как срок подготовительный, но могут быть ускорения, которые должны необычно нагнетать все силы. Великую решающую Битву нельзя понимать как только войну. Явление Битвы той гораздо глубже. Она протечет по всему Тонкому и земному миру. Она выразится не только в сражениях, но и в небывалых столкновениях народных. Границы между сражающимися будут так же извилисты, как между добром и злом. Многие решительные битвы окажутся непостижимыми для глаза земного. Устрашающие столкновения Тонкого Мира на земном пути выразятся катастрофами. Также мужество земное отразится на Мирах Тонком и Огненном. Великая Битва будет первым звеном соединения миров. Так можно ожидать скорых действий по всем направлениям. Сотрудничество в этой Битве имеет громадное значение. Уже теперь звезда пылающего сердца приносит помощь большую. Если эта помощь не всегда зрима, то можно привести пример, как писатель, оказывающий громадное влияние, все-таки не знает читателей своих. То же самое при сотрудничестве в двух мирах. Нужно быть очень напряженным в дни Битвы. Конечно, она не исключает всех прочих работ каждого дня, но нужно при каждой работе мысленно помнить о послании ее на пользу Света. Также при каждой вражеской стреле нужно сознавать, что принят этот удар во имя Великой Битвы.

***

СОДЕРЖАНИЕ 

Вступление
1 — 20
21 — 40
41 — 60
61 — 80
81 — 100
101 — 120
121 — 140
141 — 160
161 — 180
181 — 200
201 — 220
221 — 240
241 — 260
261 — 280
281 — 300
301 — 320
321  — 340
341 — 360
361  — 380
381 — 400
401 — 420
421 — 440
441 — 460
461 — 480
481 — 500
501 — 520
521  — 540
541 — 560
561 — 580
581  — 600

 

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий