Главная » ПЕДАГОГИКА, Педагогика Шаталова » О моём знакомстве с В.Ф.Шаталовым и его методом (07.03.14)

1 134 просмотров

1035В моей мечте о Школе Будущего методике Виктора Фёдоровича Шаталова отводится центральное место. Помимо того, что она облегчает участь учителя и освобождает его от множества рутинных процедур, которые до сих пор считаются обязательными в учебном процессе, она ускоряет и процесс передачи молодому поколению базовых знаний, как они определены в нашем обществе соответствующими органами образования. Но главное, она делает этот процесс творческим и надёжным по своим результатам, освобождает большое количество времени для адаптации и становления молодого человека на планете, где будет проходить его дальнейшее развитие. О важности момента передачи знаний Е.И.Рерих говорила, что человеческое и гражданское предназначение учителя – передать подрастающему поколению вековую мудрость, накопленную человечеством, научить творчески пользоваться этим богатством. Каждый человек в своей жизни не обошелся «без учительства» (М.О. II, 80). Передавая накопленный багаж знаний и опыта, учитель, по мнению Елены Ивановны, экономит силы и время ученика и «тем самым даёт ему возможность скорейшего и дальнейшего продвижения и индивидуального творчества. Без преемственности накоплений где была бы эволюция?» (П., т. 1, с. 75).

В 70-е годы прошлого столетия педагогическую среду взорвала новость – педагогом из Украины Шаталовым по новой методике преподавания достигаются ошеломляющие результаты! В средней школе N13 города Донецка для эксперимента был выбран самый «непоказательный» 8 класс, где никогда не было ни одного отличника. Предыдущий класс закончили без троек только 9 учащихся, и, кроме того, за весь прошедший учебный год ни по алгебре, ни по геометрии не было поставлено ни одной отличной оценки. А через год уже 16 учеников закончили его без троек. Отличников ещё не было. Но к концу 9 класса теми же учениками было завершено изучение всей программы по математике и физике за курс средней школы! Две комиссии из Москвы и Киева провели итоговые экзамены по алгебре, тригонометрии, геометрии и физике. По каждому из этих предметов девятиклассники получили 22 пятёрки, 8 четвёрок, и только 3 раза были поставлены тройки. Через год 24 ученика имели в аттестатах об окончании средней школы только четвёрки и пятёрки по всем предметам, пятеро из них получили аттестаты без единой четвёрки, а трое закончили школу с золотыми медалями. По математике, физике, астрономии и электротехнике 28 учеников получили грамоты за отличные успехи. И всё это в обстановке непрерывного контроля, недоверия и откровенного противостояния педагогической науки. Все 33 выпускника стали студентами высших учебных заведений, и 17 из них за годы обучения получали повышенные стипендии. Эту традицию продолжили все без исключения выпускники школы до 1990 года. В дальнейшем, помимо десятков мастеров спорта, из них вышли 64 кандидата наук, 12 докторов (физики, философии, медицины, педагогики).

Система Шаталова показала возможность завершить среднее образование в 9-ом классе, без какого-либо искусственного отбора учащихся, при двух выходных днях (четверг и воскресенье) и 30-ти учебных часах недельной нагрузки школьников, включающих ежедневные уроки физического воспитания.

Тогда, в 70-е годы, была известна только часть этих выдающихся результатов, но и она будоражила учителей, а особенно студенческую среду. И я, в числе пытливых студентов педагогического института ловила любую информацию, хоть как-то разъясняющую, что представляет собой эта система и как проходят уроки педагога-новатора? Но не было никакой литературы по методике Шаталова. Статьи в газетах взахлёб только и рассказывали о результатах, а методические разъяснения были скудными. Первую книгу В.Ф. Шаталова «Куда и как исчезли тройки?» было невозможно купить, и её приходилось конспектировать. Это была бомба! Уж очень хотелось решить наболевший тогда вопрос – как передать ученикам кучу предлагаемой Министерством образования информации и при этом сделать учебный процесс лёгким и интересным. В первый же год работы в школе я пыталась сама по методике Шаталова составлять схемы и вести уроки математики в выпускном классе средней школы № 36 г.Кургана. Но даже эти неумелые таблицы вызывали у старшеклассников небывалый интерес к скучному для многих предмету и улучшили за год успеваемость!

Работая в дальнейшем в Литве, я переписывалась с Виктором Фёдоровичем, но лично познакомиться с ним мне довелось лишь в 2004 году, когда вместе с коллегами из журнала «Дельфис» выехала на конференцию в Донецкий Национальный Технический Университет. Педагог принял нас радушно в своём доме и за чашкой чая много вспоминал о бурной работе с детьми. В глазах была грусть, которую не прикроешь никакой бравадой. Чувствовалось одиночество и невостребованность, пришедшие вместе с деструкцией экономических и политических связей всех республик, прекращением финансирования программы. Но уже тогда Виктор Фёдорович сообщил мне, что в Москве работает школа по его методике, куда и он приезжает проводить семинары.

С педагогами московской школы я познакомилась лишь в 2012 году, благодаря своему внуку Никите. В силу ряда обстоятельств ему пришлось систематизировать знания по русскому языку и математике, полученные в школах разных стран за несколько лет.

Школа Шаталова (http://www.shatalovschools.ru/) успешно работает в Москве несколько лет. Она объединила подлинных новаторов – творческих, несгибаемых, виртруозных педагогов, последователей системы Народного учителя СССР В.Ф.Шаталова: Шаламову Ольгу Александровну, Давыдова Виктора Павловича, Легасова Владимира Геннадьевича, Соколова Юрия Геннадьевича, Данилович Римму Михайловну, Плеханову Наталью Васильевну. Основатель и руководитель школы – Виноградов Сергей Николаевич, кандидат философских наук, закончил военно-педагогический факультет (философское отделение) Военно-политической академии им. В.И.Ленина, заведует лабораторией инновационных дидактических технологий Института бизнеса и политики. Школа, которую он возглавляет, считается лабораторией этого Института. А сам Виноградов ведёт дополнительно к своим административным и педагогическим обязанностям активную научную работу – исследует закономерности усвоения текста, методики эффективного обучения. Как и в любом передовом деле, приходится преодолевать много препятствий в организации учебного процесса, но школа и весь её педагогический коллектив не сдаётся! Чтобы лучше себе представить характер работы по методике Шаталова, предлагаем читателям статью С.Н.Виноградова.

Узкова Е.С., преподаватель математики, кандидат философских наук
Источник:  http://www.delphis.ru/journal/article/o-moem-znakomstve-s-vfshatalovym-i-ego-metodom

Восприятие учебного текста
(или сказка про репку, атом и Куликовскую битву)

Виноградов С.Н., Кандидат философских наук

Не секрет, что сегодня школа теряет былые высоты. Что делать и кто виноват? Легче всего указать на учителя – в нём всё должно быть прекрасно. Но важнее определиться с главными ориентирами в поиске эффективных методик и оценок их результатов, иначе можно экспериментировать, как незадачливый коллега из фильма «Республика ШКИД» – бить чечётку на уроке для улучшения успеваемости.

Наука пока не предложила объективных критериев оценки эффективности как учебников (текстов письменных), так и уроков (текстов устных). Издательская политика в лучшем случае опирается на анализ продаж предшествующих изданий, в худшем – издаются лоббируемые авторы, которые никогда не работали в школе.

Во все времена школе нужна была система, которая позволяет быстрее выращивать кристаллы знаний, придаёт им прочность, облегчает усвоение новой информации, максимально освобождает от зубрёжки текста, помогает поверить в свои силы и идти по жизни с гордо поднятой головой. Я – могу!

Есть ли закономерности в передаче информации и усвоении учебных текстов? Чтобы в этой проблеме быстрее найти главное, примем три очевидных ограничения. Первое: наибольшую ценность представляют целостные, систематизированные знания. Второе: школьные знания представлены в основном текстами или математическими записями (тот же текст, но в других знаках), отражающими реальные явления. Понимая текст, мы можем понять действительные отношения вещей. Третье: в отличие от научных текстов, учебные тексты фиксируют относительно устойчивый уровень знаний, принятый школьной программой.

Раз текст является основным посредником в передаче знаний, то дело за малым – надо найти закономерности усвоения текста, чтобы в соответствии с ними строить учебный процесс. Тогда будет понятно, что делать и кого винить за нарушение естественных законов усвоения информации. Как в физике: если закон Ома для участка цепи не нарушать, утюги и лампочки не перегорят. Не возникнет и потребности в реформировании закона («принятого» природой, а не собранием депутатов).

Виктор Фёдорович Шаталов и Софья Николаевна Лысенкова впервые в мировой практике обучения создали систему, эффективно обеспечивающую работу механизма понимания текста, получив при этом огромный выигрыш во времени и в качестве усвоения учебного материала.

1. Уроки Шаталова и Лысенковой

Ф.Шаталова и С.Н.Лысенкову называют педагогами новой эры. Звание «Народный учитель СССР» они получили одним указом в 1990 году. И сегодня мало кому удаётся достигнуть даже близких к ним результатов. Софья Николаевна учит дошкольников и младших школьников, а Виктор Федорович готовит старшеклассников. Ученики С.Н.Лысенковой легко переходили из 2-го класса в 5-й, а питомцы Шаталова всегда заканчивали школьный курс в 9-м классе, и все поступали в вузы, и так – двадцать лет подряд. Методики подробно изложены в книгах знаменитых педагогов [см. библиографию их работ в конце статьи]. Их 60-летняя практика шла параллельно исследованиям учебных текстов, но чаще обгоняла их.

 

Диаграмма по курсу астрономии, которую использует В.Ф.Шаталов

Оба учителя по-своему группируют учебную информацию, дают глубокие прогнозы учебного материала, используют наглядные опоры для усвоения, систематически повторяют весь материал и т.д. Софья Николаевна даже называет свою методику «опережающим обучением». Методики Лысенковой и Шаталова имеют отличия, но, по большому счёту, они объяснимы возрастными особенностями детей. Объём одномоментного восприятия малышей меньше, чем у старшеклассников. Для малышей – меньше порции материала, меньше абстрактных картинок, короче сами «урочки», больше повторений, больше игры.

 

В.Ф. Шаталов

Система В.Ф.Шаталова родилась не за ночь, но постепенно заработала, вначале на математике, а затем была приспособлена и к другим предметам. Он не искал дополнительных учебных часов, не прибегал к помощи родителей, репрессиям и другим средствам стимуляции. Значит, всё-таки дело в методике, в умелой подаче учебной информации. Логично предположить, что учитель настроился на некий механизм, посредством которого учеником обрабатывается речевая, текстовая информация, и эмпирически определил её оптимальные формы, дозы, последовательность подачи, способы закрепления и активации.

Изучение каждой новой темы начинается у Шаталова рассказом учителя. Педагог создаёт «скелет» предмета. Это логически завершённый, взаимосвязанный и компактный рассказ с постепенной детализацией, возвратами и повторениями, сопровождающийся записью на доске. Текст буквально растёт на глазах. Растёт пропорциональным, единым целым. Выверенный до буквы (чтобы не загромождать память) опорный конспект раздаётся каждому ученику в конце урока. Во время его запись недопустима – продуктивно два дела делать невозможно.

Домашняя работа заключается в воспроизведении конспекта в тетради по образцу (обязательно самостоятельно!) и, если потребуется, – прочтения учебника. Проверка домашнего задания сводится к мгновенному взгляду на схему и не требует бессонных учительских ночей. Далее следует ответ учителя по неясным вопросам, и дети рисуют схему на бумаге. Затем в устной форме, по опорному конспекту каждый успевает изложить урок (у доски или на магнитофон) и получить оценку за то, что этот материал воспроизведён. Так дети не только становятся «демосфенами», но и привыкают осваивать курс без послаблений. Не секрет, что, при традиционном обучении, ответив у доски, ученик может не напрягаться до очередной «угрозы» вызова.

Пропуски в знаниях исключаются. Для тех, кто пропустил урок или отстал, существует множество приёмов, чтобы восполнить пробел. Оценки, заносятся в открытую ведомость и, как правило, бывают только отличными. Ведь педагог объясняет столько, сколько надо, даже после уроков. Оценка «хорошо» ставится карандашом и может быть исправлена на «отлично» в любое время. Оценки ниже четверки остаются пропусками в графе очередного раздела и немым укором отстающему.

На уроке

Многократные повторения в разной форме продолжаются круглый год и не вызывают затруднений. Дети знают всё и всегда! Это удивляло учителей, которые присутствовали на уроках Шаталова. «На завтра повторить «Геометрию — 8″», – говорит учитель. Повторение всего материала за 8-й класс посторонним казалось невозможным. Не удивлялись только ученики. Для них это привычная работа. На неё уходит не более 15 минут. И как же легко повторять пройденный материал! Ученики не листают заново весь учебник, а легко пробегают по ядру, зная, что всё остальное всплывёт само собой в памяти. Однажды выученную песню легко повторить. Способность восстанавливаться из отдельных фрагментов – неотъемлемое свойство образа, целого. В этом сила методики, опирающейся на законы понимания.

Имея постоянную обратную связь, в отличие от академического автора, учитель совершенствует не только форму опорных сигналов, но и их содержание. Идёт «обкатка» учебных текстов до оптимальной формы и размеров. Эту работу в народном творчестве делает время. Ведь сказка про репку, прежде чем обрела современный вид, претерпела те же изменения, что и «железная дорога метрополии». Сказка имела массу персонажей, прежде чем бабушки и внуки пришли к оптимальной форме и стилю. Причём в тех случаях, когда педагог считает, что теоретический материал учебника целесообразней рассмотреть на одном занятии, он объединяет значительно разнесённые программой темы, показывает их органическую взаимосвязь, обеспечивая тем самым высокое качество понимания. (А разве не этим занимаются учёные, преодолевая фрагментарность картины мира?)

Конечным продуктом такой всесторонней «обкатки» становится учебник в несколько страниц и опорные конспекты к разделам. Сравнивая со сказкой, в учебнике остаётся лишь то, что дед тащил репку с бабкой, внучкой, Жучкой, кошкой и мышкой (до семи элементов), а рядом изображён опорный сигнал со всеми персонажами. Многократные повторения процесса вытягивания овоща проходят на уроке в устной форме.

Внешне методические приемы для каждого предмета отличаются, как отличается геометрия от истории, но результат неизменен – материал прочно усвоен. Ведь «рождение» новых знаний шло в полном соответствии с законами развития целого. Причём чем меньше класс, тем менее эффективен процесс обучения. Это объяснимо тем, что в большом классе количество повторений возрастает пропорционально количеству учеников, становятся заметнее характерные ошибки. Это тоже важно для понимания.

В методике Шаталова важную роль играют знаменитые «опорные сигналы», позволяющие надежно усваивать большой объём информации, применять особую методику повторения и оценивания знаний, находить оригинальные системы решения задач и эффективно инспектировать учебный процесс.

По существу, опорные сигналы являются моделью текста. Процесс разворачивания изложения на уроках В.Ф.Шаталова предполагает постепенное углубление и конкретизацию материала на основе первоначального краткого охвата проблемы в целом. Причём в тех случаях, когда педагог считает, что теоретический материал учебника целесообразней рассмотреть на одном занятии, он объединяет значительно разнесенные программой темы, показывает их органическую взаимосвязь, обеспечивая тем самым высокое качество понимания.

Иными словами, В.Ф. Шаталов совершенствует не только форму опорных сигналов, но и их содержание. Что касается количества взаимосвязанных групп знаков в его опорных сигналах, то оно не превышает восьми, количество же буквенных знаков бывает довольно значительным.

Методические приёмы новатора иногда считают «натаскивающими», а используемые при кодировании содержания учебного материала знаки – «примитивными», хотя я бы сказал – они простые и лёгкие для запоминания. Что же до «натаскивания», то применительно к Шаталову и Лысенковой справедливее использовать другое слово – повторение. Классические тексты не зубрят, в отличие от скороспелых инструкций или учебников. Понятый материал легче запомнить, но без повторения не обойтись – природа не знает пока более надёжных путей к знанию.

2. Философы о рождении целого

3. Психолингвисты и филологи о тексте

4. Текст и наглядность

5. Заключение

Приобрести журнал с полностью опубликованной статьёй можно в интернет-магазине «Дельфис»

Источник:  http://www.delphis.ru/journal/article/vospriyatie-uchebnogo-teksta
Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий