Главная » История Земли » О моральном кодексе строителя… Сверхмодерна

155 просмотров

2594-44

12.02.2012

Предполагается, что в конце четвёртого тысячелетия до нашей эры, то есть 5000 лет назад были написаны Пураны, тексты древнеиндийской литературы. Ориенталисты считают, что Пураны – это некий свод Знаний зарождающейся культуры ариев. «Древние — они и есть древние, что их вспоминать-то?» – скажете вы. Однако, полагаю, что очень полезно понять как древние глядели на нашу современность. Представить даже сложно, как, к примеру, мы, по аналогии с ними, отзовёмся о 7011 годе. А вот индусы не только предполагали, не только угадали, но и живописали нашу с вами реальность.

Для начала, перед рассмотрением этой темы, следует, пожалуй, объяснить древнюю теорию циклов, которая получила развитие в индийской культуре. Они считают, что существуют четыре основные очень протяжённые в тысячелетиях периоды (Юги), которые сменяются друг друга как весна, лето, осень и зима. И названы они Золотым, Серебряным, Медным и Железным веками. Нынешний Железный цикл, или Кали Юга, они описывают несколько со своей точки зрения. Они акцентируют внимание на…морали! Да-да, вот что мы, например, ищем в своих воображениях, думая о будущем? Чаще всего – это взгляд на уровень развития техники, технологий, и прочие не столь существенные мелочи. Но вот наши предки смотрели в своё будущее несколько иначе: их интересовали нравы общества. И эти критерии они выделяли среди всех иных. Эволюция (или инволюция) этики становилась для них центральным вопросом. Вот что они отмечали:

В Падма Пуране говорится, что Кали Юга есть обитель греха, когда все заняты греховной деятельностью. Люди отвергают духовную истину и занимаются игрой и воровством. Все привязаны к сексу и помрачающим разум напиткам. На первый план выдвигаются еретики и атеисты.

Шримад-Бхагаватам продолжает: В эпоху Кали ум людей будет находиться в постоянном возбуждении. Их будет терзать голод и высокие подати, постоянно мучить страх, изнурять засуха. У них не будет ни достатка в одежде, пище и питье, ни способности правильно отдыхать, вести половую жизнь…

В Брахманда Пуране говорится, что основные характерные признаки Кали Юги — это жестокость, ревность, ложь, мошенничество и обман, крушение религиозных и моральных устоев, смертельные болезни, голод и страх.

В Нарада Пуране говорится, что знания людей в различных областях придут в упадок, вследствие чего возрастут их греховность и неуравновешенность. Люди станут тщеславными и будут обманывать друг друга. Они будут заниматься самовосхвалением и стараться возвыситься, принижая других.

В Ваю Пуране подтверждается, что женщины будут нецеломудренными, перестанут интересоваться религией; они полюбят вино и мясо. Без огромных усилий станет невозможно выжить. Люди будут легко впадать в гнев, совершать жестокие поступки. Правители станут низкородными и лживыми. Не колеблясь, люди будут убивать детей в утробе матери.

Линга Пурана даже утверждает, что в Кали Югу воры станут царями, а цари будут ничем не лучше воров. Цари будут отнимать собственность у граждан и присваивать общественную собственность, они перестанут быть защитниками и покровителями.

В Шримад-Бхагаватам говорится, что в Кали Югу власть будет принадлежать тем, кто продемонстрирует свое превосходство подавленному и вырождающемуся населению.

Подробнее об этом в Вишну Пуране: на протяжении всей Кали Юги правители будут лживыми и порочными; они будут отнимать собственность у своих подданных, а свои законы будут так же легко устанавливать, как и отменять. Их благочестие будет ничтожно, а желания ненасытны. В далеком будущем люди не в силах больше сносить гнет алчных правителей и побегут в горы, где будут питаться травами и кореньями, диким медом и плодами.

Согласитесь, что мрачная перспектива, но она точна и предсказана до деталей. То есть знание некоторых основ, на которых базируется развитие или упадок человека, ими прослеживается до академизма чётко. И что особо интересно, так это то, что нравы, или основы этики общества, они ставят во главу угла. Не развитие науки, не техника и технологии выводятся ими на первый план, а этика. Оказывается, моральные устои 5000 лет назад считались для общества центральными. В принципе, благодаря Пуранам у нас есть возможность посмотреть на эволюцию зла во всей своей красе. И рассматривая современность, приходится убеждаться, что мы, считающие себя цивилизованными и продвинутыми, достигшие уровня полётов в космос, то есть, доведя свой уровень цивилизационного развития чуть ли не до совершенства (хотя у совершенства нет пределов), мы по сравнению с предками, жившими 5000 лет назад – дикари. Потому что в своём нравственном падении опустились до такого развращённого уровня, что уже не удивляемся толпам бродяг, живущих отбросами с помоек, миллионам беспризорных детишек и воров во власти. Зло бурно прогрессирует.

Но вот, что интересно, так это сравнение отношений нашего общества к: (а) морали; и к (б) вопросами экологии. Такие области человеческого состояния, как гигиена физическая и нравственная чистота — стоят рядом, но мы среагировали только лишь на внешние факторы бытия – на санитарию – то есть, на слив в природу нечистот и заражение рек. Да, здесь у нас существует конкретные нормативы и жёсткие требования, согласованные с мерами наказания, а в области морали – не всегда. Тут, в борьбе за окружающую, то есть внешнюю среду, мы как бы встали на стражу, потому что понимаем – питьевая вода влияет на деятельность нашего организма напрямую. И, если канализационные стоки не очищать, то можно ввергнуть всю планету в нечистоты. А наши внутренние или, если хотите, духовные принципы – брошены, порой бездумно, на произвол. Да-да, нам оказалось не таким уж и важными те самые «жестокость, ревность, ложь, мошенничество и обман, крушение моральных устоев, обречение на голод и на страх»? С этим как нам жить? С экологией проще, она признана общим достоянием, всеобщей ценностью для всех – практически с неоспоримостью. И потому чистая вода, свежий воздух – одна на всех кладовая, её трудно приватизировать. А вот нарушив нравственные устои, можно добиться себе преференций. Стоит вам меленько и гаденько приворовать раз, два, три – и вы уже живёте в лучших и более комфортных условиях, а, хапнув по-крупному, – на вашем столе икорка, в гараже – машинка, на воде – яхточка, на машинке – мигалочка, и вы «Весьма Уважаемая Персона». То ли – VIP, то ли – ВОР.

А как на Западе? Частенько беседую на эту тему и слышу: «Вот в Европе ты на красный свет не поедешь, а стоит лишь подойти к перекрёстку – машины враз останавливаются!» И при этом говорят, что у европейца, дескать, культура выше, потому-то немцы, французы, голландцы и прочие – все такие правильные. Нет, культура их общества не в том, чтобы сознательно служить высокому, вечному, доброму. Культура Европы – это жёсткое и неотвратимое наказание за нарушение. Культ Закона. Там не забалуешь, халяву тебе никто не предложит. А внутри души бюргера не благоговение перед нравственными законами, не духовная устремлённость и сострадание к ближним, а страх и опасение перед земным вполне конкретными и жёсткими законом. Это на Востоке есть трепетное отношение к состраданию. Впрочем, эпоха Железного века опустилась на всю планету, поэтому и там нынче нравы переживают те же самые трансформации.

Этика – это наши внутренние нравственные правила и принципы, это то, что не позволяет совершить непоправимое – украсть, убить, отнять… А если вы НЕ делаете этого по причинам того, что внутри вас всё встаёт против такого намерения, НЕ потому что это противоречит вашим представлениям о высоком, чистом, вечном, а лишь из опаски попасть под действие уголовного или иного законодательного кодекса – это уже иной внутренний культ, иные критерии и мотивы поступков, а, следовательно, и культура иная, которая уже будет основана на иных нормах и иных ограничениях. Ибо есть культура внутренняя, и есть культура внешняя – поведенческая. Как и улыбка: идущая от души, или по причине «так принято», приклеенная к лицу без внутреннего отклика. Есть улыбка, в которую вкладывают радость от встречи и готовность помочь всякому доброму человеку, а есть улыбка, как маркетинговая стратегия. Так вот, на мой взгляд, на Западе улыбки чаще всего имеют ту же цену, как и включение поворота на перекрёстке – обозначение действия, не более того. Внутренняя культура предполагает нравственно-этическую базу и объясняет суть того, с чем вы повстречались, а внешняя поведенческая культура – это то, что может создать впечатление, но не раскрывает внутреннюю суть. Это как два разных состояния: «быть кем-то» и «казаться кем-то».

Ценностью нашего советского общества, в отличии от западного, была как раз та самая внутренняя культура, которую взращивалась в нашем российском обществе на протяжении веков. Помните «Моральный кодекс строителя коммунизма»?

Полагаю, что не грех ещё раз взглянуть:
1. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.
2. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.
3. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.
4. Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.
5. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.
6. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.
7. Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.
8. Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.
9. Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.
10. Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.
11. Непримиримость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.
12. Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

То есть страна, отказавшаяся от религии, тем не менее, понимала, что полностью от признания неких общекультурных ценностей отказаться нельзя, потому что отказавшись от веры, нужно какой-то каркас, некое метафизическое ядро, оставить. У общества должна быть единая опора, как общая шкала ценностей, и потому религиозную этику трансформировали в светскую этику. Это, конечно же, по большому счёту очень серьёзное ослабление, медленный отход от фундаментальных этических принципов, но, тем не менее, говорит о понимании большевиками важности этических начал в обществе. Тем более, что до этого Российская Империя столетиями держалась именно на этих нравственных столпах, и в один миг спилить их, сразу же предложив некую свою идеологию – дело сложное и требует достаточно много времени. Новую идеологию гражданскому обществу ещё и понять, и признать надо, довести по своей значимости до уровня религии это процесс не одного дня. Развалить всё-всё – значит посадить себя на зыбкую почву, и хоть в страну пришли революционные перемены, но нужны были и некие старые, опробованные веками фундаменты. Поэтому объявленная в стране свобода совести отделила церковь от государства, но вместе с нею не были отменены фундаментальные религиозные нравы: почитай отца твоего и мать твою, не убий, не прелюбодействуй, не кради, не произноси ложного свидетельства, не желай себе дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего… Потому что сознательное такое освобождение чревато уже весьма серьёзными последствиями. И тогда вместо прежнего института церкви понадобился бы уже достаточно мощный репрессивный аппарат.

Впрочем, на эти грабли страна наступила в Перестройку. Весь период 90-х годов – это резкий и бездумный отход от фундамента любого общества – этики. Думаю, что мы все видели тот процесс, когда милиция с самого начала уже не справлялась с выпущенным на волю драконом, а потом и сама ввергла себя в эту пучины нравственного распада. И никакие перемены местами названий «милиция» на «полиция» — сути не меняли. Была развалена Культура общества и не была выкована цепь закона, на которую можно было бы посадить эту огнедышащую скотину.

Именно потому, понимая всю глубину трагедии времени, С. Кургинян, заговорив о Красном проекте и сверхмодерне, вспомнил о метафизике, именно поэтому был начат им разговор о культуре и культах. Нашему обществу срочно нужны опоры, стране острейше необходим нравственно-этический фундамент, важность которого на много порядков выше политического, экономического, и всякого иного компонента. Ибо этика – это и есть внутренняя культура человека, тот самый хребет народа, надлому которого так радовался архитектор перестройки Александр Яковлев. Но заговорил Сергей Ервандович о метафизике не как о центральной религиозной идее для общества, а в синтезе науки, метафизики и философии. И в этом его величайшая заслуга.

Автор  Migrant

Источник:  Forum.Roerich Живая Этика (Агни Йога), Теософия

 

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий