Главная » События Рериховского движения » Александр Лосюков: «Национальный рериховский комитет — пример эквивалентного обмена между государством и обществом»

211 просмотров
Фото: rferl.org

Фото: rferl.org

Президент Национального рериховского комитета Александр Лосюков рассказал о принципах деятельности этой организации

Александр Лосюков, российский дипломат, побеседовал с «Ревизором.ru» о проблемах создания Национального рериховского комитета, о его целях и задачах, о взаимодействии государства и общественности в деле сохранения наследия Рерихов — целого культурного пласта, который основан на идеях, важных для всего мира.

Расскажите, как был создан Национальный рериховский комитет? В каком положении он сейчас находится?
Национальный рериховский комитет (НРК) был создан два года назад и изначально состоял из небольшой группы людей, работавших в Международном центре Рерихов (МЦР), где я в то время был Президентом. Они ушли оттуда вместе со мной из-за несогласия с действиями руководящей группы этой общественной организации, имевшей большинство в ее Правлении. С того времени число членов НРК выросло за счет вступления в него представителей нескольких московских и региональных рериховских организаций. Сегодня НРК зарегистрирован в Минюсте РФ как юридическое лицо, имеет устав и расширяет список своих членов.

Образование Национального рериховского комитета было мотивировано в первую очередь желанием создать конкретную базу для взаимодействия между государством и общественностью, прежде всего, рериховской. МЦР, сожалению, в последние годы настойчиво проводил курс на противостояние с государственными органами, прежде всего с Министерством культуры РФ. Мне представлялось, что это был (и остается сейчас) неправильный подход: в нашей стране невозможно чего-то добиться и продвинуть какие-то идеи, находясь в конфликте с государством. Это путь в никуда.

Фото: youtube.com

Фото: youtube.com

Ведь государство обязано строить инфраструктуру жизни общества, способствовать его активной деятельности в интересах страны. Возможно, это не всегда получается, однако, конфронтация с управляющей структурой не обещает успеха. Тут надо искать компромиссы, к чему МЦР был совершенно не склонен.

Вникнув в стиль действий коллег, работающих в МЦР с наследием Рерихов, я пришел к выводу — нужны усилия для того, чтобы сблизить интересы государства и данной общественной группы — так называемого рериховского сообщества.

Считаю, что если есть проблема, то надо искать пути её решения, конечно же, мирным путём. Поговорил с представителями Министерства культуры, попытался понять их позицию, отношение государства к рериховской среде, разобраться в их взаимных претензиях. И понял, что при разумном движении навстречу друг другу можно найти правильное решение. К сожалению, из-за «твердой»позиции руководства МЦР выйти на такое решение не удалось. Пришлось создавать новую организацию, что и было сделано.

Полагаю, что разные мнения имеют право на существование, но для того, чтобы добиться успеха надо не ставить ультиматумы, а искать зоны совпадения интересов, делать упор на взаимопонимание. Если видеть друг в друге только врагов, договориться никогда не получится. В случае с МЦР и у государства, и у общественной организации были определенные требования друг к другу. Была, на мой взгляд, и возможность найти общий язык. К сожалению, этого не случилось. Конфликт продолжался, и привел он к предсказуемому финалу. Государство, долго смотревшее «сквозь пальцы»на многочисленные нарушения законов общественной организацией, привело в конце концов в действие механизм принуждения. Вероятно, стоило это сделать раньше. Скорее можно было бы покончить с тупиковой ситуацией и приступить к продуктивной работе, которую восстанавливает теперь НРК. Пусть это послужит уроком другим общественным организациям, которые надеются, что законы для них не писаны.

Если говорить о задачах, стоящих сегодня перед Рериховским комитетом, то они весьма объемны. Ведь идеи Рерихов сегодня актуальны как никогда: это поддержка культуры, сохранение культурных памятников, того исторического слоя, на котором зиждется и строится любое общество. Люди без уважения к своей истории, без её понимания просто не имеют перспективы. Это задача не только российского измерения, и потому мы видим здесь немалое пространство для взаимодействия российской и зарубежной общественности. Последняя с энтузиазмом приветствует идеи Рерихов, ценит сделанное ими, с интересом относится к их российскому происхождению. Рерихи до сих пор » работают»на подлинный авторитет россии. В нынешней международной ситуации, когда российские и иностранные политики и дипломаты испытывают «трудности взаимопонимания»— это наш немалый ресурс для поиска зон совпадения интересов с зарубежной общественностью. Надо его использовать.

Фото: agnivesti.ru

Фото: agnivesti.ru

Наверно, Ваше занятие рериховским наследием тесно связано с Вашей дипломатической деятельностью? Расскажите о работе в дипломатическом корпусе и местами, где сталкивались с наследием Рерихов?
Более 40 лет я проработал в МИД и практически всё это время — с «заездами»в США и страны тихоокеанского региона —  занимался Азией, так по образованию являюсь «специалистом по странам Востока». Наряду с английским изучал персидский и афганский языки, работал в Афганистане, на Филиппинах, в Новой Зеландии, Австралии, Японии. Был заместителем министра иностранных дел по Азии и тихоокеанскому региону. Занятия культурой, историей и языками стран Азии дали мне очень много. Изучение истории и культуры Индии впервые вывело на творчество семьи Рерихов. Рад, что многие годы спустя привелось еще ближе познакомиться с жизнью и деятельностью этих наших замечательных соотечественников. Они ведь и стали своего рода первыми российскими дипломатами, заложившими основы тесных официальных дружественных отношений между нашей страной и Индией, которым уже семьдесят лет. Когда я учился в МГИМО, в Азии и в мире в целом разворачивались грандиозные процессы перестройки международной системы взаимоотношений. Рушилась старая колониальная система. Сильный экономический рывок сделали Индия, Япония, Китай, другие страны Азии. Результаты мы видим сегодня — Азия стала совершенно другой за жизнь одного поколения людей. Рерихи предвосхитили такое развитие.

Вообще при всем уважении к достижениям западной цивилизации сегодня все яснее становятся видны ее недостатки, если не сказать пороки. На этом фоне в нашем обществе явно пробуждается (не первый раз в нашей истории) растущий интерес к Азии, ее истории культуре, религиям, другой — отличной от западной модели жизни и психологии людей. В моей дипломатической жизни «понимание Востока»сыграло неоценимую роль. Кстати, знание Востока совершенно определенно помогало, как это ни странно, находить общий язык с представителями западной культурной традиции. И конечно же, без знания и понимания Востока, Азии сегодня нельзя адекватно оценивать любые крупные международные проблемы.

Особенно привлекает меня лично в поведении «людей Востока»умение слушать собеседника, уважение к старшим, прививаемое с детства, вежливость , возведенная в закон жизни, уважительное отношение к партнеру по переговорам (хотя бы и показное). Как не хватает этих качеств сегодня политикам, публичным персонам и дипломатам (и российским , и иностранным). Определенно есть, чему нам поучиться у наших восточных соседей. Давайте не забудем и о как правило проявляемом на Востоке уважении чужого мнения и стремлении его осмыслить. Извините, что отвлекся от нашей основной темы.

Фото: youtube.com

Фото: youtube.com

Когда я оказался в рериховской среде, то должен был опираться на тот опыт, те знания, которые приобрёл во время службы в МИДе. Вот почему и занялся поиском решения проблем рериховского сообщества, с которыми столкнулся в МЦР, стараясь никого не обидеть, поиском основ для сплочения, взаимопонимания, лучшего отношения друг к другу. Должен сказать, что задача по сложности оказалась не менее головоломной, чем решение дипломатических проблем мирового масштаба.

Мы в НРК стремимся объединить последователей Рерихов общей  темой:  уважением рериховской  философии, приверженностью рериховским миротворческим и культуроохранным идеям, научным осмыслением наследия, оставленного России этой семьей. Только на этой основе можно создать возможности для работы с более широким кругом общественности. А это необходимо, потому что нельзя замыкаться в рериховском пространстве, оно должно быть открыто для восприятия и понимания многих людей. Если не озаботиться мнением других общественных групп и представителей государства, то можно легко оказаться в закрытом сообществе, превратиться, скажем прямо, в секту или сеть маленьких сект, разбросанных в разных уголках России. А это не сценарий для понимания и успеха идей Рерихов и не формат для поддержки культуры, исторической памяти, исторического наследия – как нашей страны, так и в мире. Считаю, что поддержать формат общественной работы, предлагаемый НРК, — в интересах государства и общества в целом.

Фото: museum.ru 

Фото: museum.ru

Но ведь государство недостаточно финансирует рериховское наследие. Николай Константинович оставил множество артефактов, материалов, огромное количество картин во всём мире, много научных работ, малоизвестный институт «Урусвати». Государство должно более серьёзно отнестись к этому, прежде всего финансово поддерживать это движение, иначе оно будет малоэффективным. У нас есть разные организации, в том числе Российское (Русское) историческое общество, в котором состоял когда-то и сам Рерих. Должен быть национальный культурный центр с полным финансированием, который будет заниматься сохранением всего того, что делал Рерих. Однажды сам Рерих в 1903 году сказал так: «Пора русскому образованному человеку узнать и полюбить Русь. Пора светским людям, скучающим без новых впечатлений, заинтересоваться высоким и значительным, которому они не сумели еще отвести должное место, что заменит серые будни веселою, красивою жизнью».
Я полностью разделяю Вашу мысль. Сейчас общественным организациям, особенно небольшого масштаба, живется в России непросто. И речь тут идет не только о рериховских группах. У нас сегодня имеют хорошие условия — включая финансовые — крупные общественные организации, такие как Российское историческое, Географическое, Военно-историческое общества, безбедно существующие благодаря использованию т.н. административного ресурса. Они, конечно, делают большую и важную работу. Но есть множество небольших общественных организаций, занятых полезными для общества делами, которые интересуют и волнуют наших сограждан.  Они объединяют во много раз больше людей, чем упомянутые три опекаемые государством организации. Последние, как я понимаю, живут в основном за счет бюджета, который формируется из средств налогоплательщиков, т.е. наших с вами. Если мы хотим сплотить общество, занять людей в значительном масштабе полезными для страны и интересными им делами, то нужна , конечно, как-то система поддержки государством деятельности небольших общественных групп. На это не нужны миллиарды, которые нередко тратятся на какие-то грандиозные, но весьма бесперспективные проекты. Возьмите пример проведения в России мирового футбольного первенства. Может быть сначала научиться играть в футбол, а потом строить футбольные арены по всей стране? Наоборот вряд ли получится.

По-видимому, Рерихи были правы, считая Россию  уникальной страной. Но для того, чтобы «особость»России выражалась в благополучии страны, счастье её народа, нужно много работать. Это касается и общественных организаций. Государственная поддержка им, безусловно, нужна. Она не должна быть чрезмерной. Общественные организации должны и сами учиться зарабатывать, искать поддержку у меценатов. Уверен, что последних на всех не хватит. Да и случается, что «дареные средства» не идут на пользу. Так, щедрые даяния мецената развратили МЦР, лишили его способности содержать себя, по существу превратили общественный музей в частный. А привело это к краху и лишению организации местожительства и наследия.  Это поучительный пример.

Фото: icr.su 

Фото: icr.su

Сегодня крайне необходимы меры по разработке системы поддержки малых и средних общественных организаций, новые фор совместной работы общественности и государства. У всех на слуху термин общественно-государственное партнерство. Однако, реальных примеров такого взаимодействия общества и государства практически не видно. Учитывая значение культуры в ее широком смысле для жизни человеческого общества, считаю, что приоритет в разработке форм общественно-государственного партнерства должен отдаваться общественным группам, работающим на культуру. Рерихи считали культуру основой человеческого бытия. При низком уровне культуры или ее отсутствии нельзя иметь успеха ни в каких областях человеческой деятельности. Можем ли мы сегодня быть удовлетворены состоянием российской культуры? Скорее нет, чем да. Поэтому поддержка государства, в том числе финансовая, общественной активности в этой сфере, безусловно, нужна. Она должна быть дозированной и обеспечивать минимум помощи, необходимой для поддержания жизнедеятельности конкретной организации. Зарабатывать или находить дополнительные деньги на расширение своей деятельности общественные организации должны сами. Соответствующие критерии разработать несложно. Но и деятельность дотируемых организаций должна быть абсолютно транспарентной, понятной обществу и отвечающей всем требованиям закона. Думаю, при таком подходе, увеличение господдержки общественным  организациям, включая рериховские, не будет сокрушительным ударом по бюджету.

Хотел бы сказать о ситуации, сложившейся сегодня вокруг наследия  семьи Рерихов, переданного в Россию С.Н.Рерихом.

После серии судебных тяжб, проигранных МЦР, что привело к удалению организации и ее общественного музея из арендовавшейся ими территории  в старинной усадьбе Лопухиных в центре Москвы, государство в лице Министерства культуры приняло решение о создании государственного Музея Рерихов (филиала Музея Востока). В нем объединились две части ранее разобщенной рериховской коллекции, оставленной Рерихами российской общественности. Государство взяло под свою охрану ценные экспонаты , готовится постоянная экспозиция  нового музея. Как это у нас водится, средств на это выделено недостаточно. А ведь есть возможность создать прекрасный рериховский музей: материалов и экспонатов для этого предостаточно, в руках государства теперь крупнейшая в мире коллекция работ Николая и Святослава Рерихов, значительный архив семьи.

Фото: youtube.com

Фото: youtube.com

Рериховская общественность, включая НРК и поддерживающие его организации приветствовали создание государственного музея. Мы заинтересованы в его успешной работе и продвижении рериховских идей. Общественность  в меру своих возможностей помогает работе музея, созданию его экспозиции. Но мы и сами существуем только на небольшие взносы наших членов. Серьезную работу без дополнительной поддержки развернуть трудно. Выходит, что и музей и НРК сталкиваются со сходными проблемами.  Логично было бы поддержать друг друга. Учитывая, что НРК создан для продвижения в жизнь принципа общественно-государственного партнерства, поддержанного  руководством страны,  мы предлагаем создать на базе Музея Рерихов общественно-государственный научно-просветительский музейный комплекс, в рамках которого можно было бы наилучшим образом объединить усилия государства и общественности, имеющих аналогичные цели. Комплекс состоял бы из двух частей: первая — государственный музей, вторая  — существующая на этой же территории общественная организация Национальный рериховский комитет (ассоциация нескольких рериховских организаций). Обе части могли бы заключить договор о сотрудничестве, четко разграничивающий ответственность и права сторон. Государство обеспечивало бы существование музея с его ценной коллекцией. Общественность занималась тем, что ее интересует, т.е. популяризацией и научным осмыслением творчества Рерихов. Подобная структура, на наш взгляд,  может послужить неплохим примером действенного объединения общественных и государственных усилий, эквивалентного обмена между государством и обществом, работающим на интересы как государства, так и широкой общественности. Разве не это требуется сегодня? Надеемся, что успешное применение подобной схемы могло бы привести к аналогичным сдвигам в жизни и других российских общественных организаций, больших и малых. Нужна поддержка этой схемы прежде всего в Министерстве культуры РФ и, как Вы отметили, финансовая поддержка такого комплекса государством. Позитивно оценили наше предложение в Госдуме и Совете Федерации, с энтузиазмом поддерживает его значительная часть рериховской общественности.

Эту институцию исключать нельзя. Сам Николай Рерих, помимо того, что создавал произведения искусства, занимался наукой и просветительством, был ещё и гражданином, он вёл общественную деятельность.
Николай Константинович Рерих был удивительным человеком, который практически в одиночку, без всякой государственной поддержки, исключительно благодаря своему международному авторитету сумел поднять международное движение в защиту культуры и за сохранение мировых культурных ценностей. Разработанные им соответствующие принципы  легли в основу действующих ныне Женевских конвенций об охране культурных ценностей.

2591-886

Он же автор известного Пакта Рериха, предтечи Женевских конвенций. Им создан символ этого Пакта — Знамя мира, на котором изображены три точки — настоящее, прошлое и будущее в круге вечности. Рерих предлагал использовать Знамя мира для охраны культурных памятников и организаций, их защиты даже в военное время. Всемерная поддержка культуры должна стать национальной идеей России.

Источник:  РевизоР

 

Поделиться с друзьями:

Для того, чтобы отправить Комментарий:
- напишите текст, Ваше имя и эл.адрес
- вращая, совместите картинку внутри кружка с общей картинкой
- и нажмите кнопку "ОТПРАВИТЬ"

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий